Abdul Kareem, a Rohingya Muslim, carries his mother, Alima Khatoon, to a refugee camp after crossing from Burma into Bangladesh on Sept. 16, 2017.

© 2017 Dar Yasin/AP

(Париж) – Политические лидеры, готовые отстаивать принципы прав человека, доказали, что способны противостоять популистской повестке, заявила Хьюман Райтс Вотч, публикуя сегодня свой Всемирный доклад - 2018, посвященный событиям минувшего года. Опыт различных стран показывает, что объединенные усилия принципиальных политиков, здоровых сил общества и эффективных многосторонних акторов вполне могут помешать приходу к власти правительств, настроенных на подрыв прав человека.

28-й по счету Всемирный доклад объемом 643 страницы посвящен анализу ситуации с правами человека более чем в 90 странах. В своем вступительном эссе исполнительный директор Хьюман Райтс Вотч Кеннет Рот отмечает, подъем популистских настроений успешно купируется там, где находятся политики, готовые давать отпор демонизации меньшинств, посягательствам на права и свободы и подрыву демократических институтов. Однако авторитарные популисты празднуют победу в странах, где ведущие политические силы капитулируют перед лозунгами ненависти и исключительности.

«Прошедший год показал, как важно давать отпор демагогам и их порочной политике, - говорит Кеннет Рот. – В год 70-летия Всеобщей декларации прав человека лучший способ поддержать ее принципы – это защитить их от посягательств со стороны политиков, в конъюнктурных целях продвигающих идеи лишения маргинализованных групп прав и свобод, которые должны быть гарантированы каждому человеку».

Кеннет Рот отмечает, что популистские демагоги играют на таких проблемах, как миграция центров экономического роста и неравенство, вызываемые глобализацией и технологическим прогрессом; страх утраты культурной идентичности в условиях все более мобильного мира; громкие теракты, которые используется ими для разжигания ксенофобии и исламофобии. Происходит тотальное наступление на базовые принципы прав человека: инклюзивность, толерантность и уважительность. Авторитарные популисты пытаются подменять демократический режим, то есть избираемое правительство, власть которого ограничена правами человека и верховенством закона, собственными политическими конструкциями, аргументируя их легитимность якобы волей большинства.

Самым ярким примером успешного противостояния замешанному на ксенофобии популизму стала Франция. В Австрии и Нидерландах, напротив, центристы и правоцентристы пытались заимствовать значительную часть ксенофобской, антииммигрантской и антимусульманской повестки и в итоге сами скатывались к популизму. Эммануэль Макрон открыто заявил о приверженности демократическим принципам и решительно отмежевался от попыток Национального фронта играть на антимусульманских и антииммигрантских настроениях. Его победа на президентских выборах показала, что большинство французов не приемлет конфронтационных идей Национального фронта. Теперь Макрону предстоит доказать свою принципиальность в реальной политике. Первые месяцы его пребывания в Елисейском дворце оставляют неоднозначное впечатление: во внутренней политике вопросы вызывает его антитеррористическая политика, во внешней – его визит в Китай.

В США избрание президентом Дональда Трампа с его антииммигрантской и расистской риторикой и обещаниями реанимировать жесткую антинаркотическую политику вызывало мощную ответную реакцию в защиту прав человека и отпор со стороны общественных организаций, гражданских групп, журналистов, адвокатов, судей и даже депутатов-республиканцев.

В Центральной Европе популизм также столкнулся с противодействием. В Польше попытки правительства подорвать независимость судебной власти и верховенство закона столкнулись с широкими общественными протестами и резкой критикой со стороны Евросоюза и Совета Европы. В Венгрии угроза оказаться под санкциями Евросоюза в сочетании с международным осуждением сорвала планы правительства по закрытию Центрально-Европейского университета, оппонирующего проповедуемой премьером Виктором Орбаном «нелиберальной демократии».

В Венесуэле люди выходили на улицы, протестуя против попыток президента Николаса Мадуро обескровить демократию и экономику в стране. Многие латиноамериканские государства вопреки сложившейся на континенте традиции стали активно требовать от Венесуэлы реформ в области прав человека.

«Женский марш», изначально зародившийся в Америке как реакция на победу Трампа, превратился в глобальный формат, собирающий миллионы людей в поддержку прав женщин. Еще до появления хештега #Me Too Канада сделала обеспечение гендерного равенства одним из главных пунктов своих программ помощи, а Франция объявила о новых мерах по борьбе с гендерным насилием и сексуальными притеснениями. В Тунисе, Иордании и Ливане были отменены нормы, позволявшие насильникам избежать наказания в случае заключения брака с жертвой. Правительства Нидерландов, Бельгии и скандинавских государств возглавили инициативу по созданию международного фонда поддержки репродуктивных прав, чтобы компенсировать ожидаемый дефицит финансирования из-за жесткой позиции США. Швеция проводила «феминистскую» внешнюю политику.

В тех же случаях, когда внутри страны сопротивление подавлено, а международное сообщество отмалчивается, популисты и другие противники прав человека празднуют победу, отмечает Кеннет Рот. Так, президент Реджеп Тайип Эрдоган расправился с демократической системой Турции, пока Евросоюз был озабочен тем, чтобы заручиться его помощью для перекрытия потока беженцев в Европу, а также его сотрудничеством в сфере безопасности. Президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси подавил общественное недовольство при почти полном бездействии со стороны США или Евросоюза, которые предпочли принять его риторику об обеспечении стабильности. В Китае председатель Си Цзиньпин жестко подавлял независимые голоса, пока другие государства хранили молчание, не желая рисковать выгодными контрактами.

Кеннет Рот предупреждает о нарастающей интровертности у государств, которые могли бы встать на защиту прав и свобод. Речь идет о нынешнем изоляционизме США, занятости Великобританией процессом выхода из Евросоюза и отвлечением ресурсов европейских правительств на борьбу с ксенофобским популизмом в собственных странах. В результате возникал вакуум, в котором происходила эскалация нередко безнаказанных массовых жестокостей в таких странах, как Йемен, Сирия, Бирма и Южный Судан.

Одновременно на первый план вышли несколько небольших и средних государств. Пока крупные державы продолжали поддерживать аравийскую коалицию в Йемене, где под ударами ее авиации гибли мирные люди, а блокада привела к вспышке холеры и голоду, Нидерланды инициировали процесс формирования механизма расследования в рамках ООН. При поддержке Канады, Бельгии, Ирландии и Люксембурга Эр-Рияд заставили согласиться на создание группы экспертов по расследованию нарушений прав человека в ходе йеменского конфликта, что способно оказать сдерживающее воздействие его участников. Нидерланды и Норвегия также ввели эмбарго на поставки оружия в Саудовскую Аравию и ОАЭ соответственно.

В условиях блокирования Россией в Совете Безопасности ООН инициатив об обеспечении ответственности за преступления в Сирии Лихтенштейн в декабре 2016 г. собрал широкую коалицию в Генассамблее, которая 105-ю голосами против 15-ти проголосовала за создание механизма по сбору фактов и формированию дел для обвинения. Это стало важным заделом для будущего правосудия.

«Главный урок прошедшего года состоит в том, что права человека можно защитить от посягательств популистов, - говорит Кенет Рот. – Нужно только не поступаться принципами, нужно действовать, а не впадать в отчаяние».