(Москва) – По итогам девяти месяцев исследований Хьюман Райтс Вотч удалось восстановить истории некоторых людей, которые фигурируют на более чем 28 тыс. фотографий умерших задержанных в Сирии, вывезенных из страны и впервые ставших достоянием гласности в январе 2014 г. Этому посвящены публикуемые сегодня доклад и видеоматериал международной правозащитной организации.

Доклад «Если бы мертвые могли говорить. Массовые пытки и гибель задержанных в Сирии» содержит дополнительные доказательства подлинности так называемого «фотоархива Цезаря», восстановленные истории некоторых жертв и обзор типичных причин смерти. Хьюман Райтс Вотч нашла и проинтервьюировала 33 родственников и знакомых 27 умерших задержанных, истории которых верифицировали наши исследователи, а также проинтервьюировала 37 бывших задержанных, которые видели умерших в местах содержания под стражей, и четырех перебежчиков, служивших в местах содержания под стражей или в военных госпиталях, где была сделана преобладающая часть фотографий. С помощью спутниковых снимков и геолокационных методов мы смогли подтвердить, что часть фотографий трупов задержанных была сделана во дворе гаража 601-го военного госпиталя в Меззе (Дамаск).

«Практически каждый задержанный на этих снимках – это чей-то сын, муж, отец или друг, которого родные и близкие искали долгие месяцы, если не годы, – говорит Надим Аури, замдиректора Хьюман Райтс Вотч по Ближнему Востоку. – Мы скрупулезно отверифицировали десятки человеческих историй и уверены в том, что фотоархив Цезаря – это подлинное и взывающее к справедливости доказательство преступлений против человечности в Сирии».

Если бы мертвые могли говорить

Видео сопровождается субтитрами на русском языке.

Государства, которые участвуют в процессе поиска путей выхода на мирные переговоры в Сирии (к их числу относится и Россия – один из главных акторов, поддерживающих Дамаск), должны сделать вопрос о судьбе тысяч задержанных в Сирии приоритетным пунктом своей повестки. Правительства должны добиваться от Дамаска немедленного открытия для международных наблюдателей доступа во все места содержания под стражей и прекращения практикуемых спецслужбами насильственных исчезновений и пыток задержанных.

В августе 2013 г. фотограф сирийской военной полиции, ставший известным под псевдонимом «Цезарь», вывез из Сирии 53 275 снимков и передал их оппозиционному Сирийскому национальному движению, откуда весь архив далее был передан Хьюман Райтс Вотч. Основное внимание в докладе сосредоточено на 28 707 снимках, на которых, насколько можно судить по имеющейся информации, фигурируют по меньшей мере 6 786 человек, умерших в местах содержания под стражей или после перевода оттуда в военный госпиталь. Другая часть фотографий архива относится к местам терактов или нападений, а также к трупам людей, которые идентифицированы поименно как правительственные военнослужащие и члены вооруженных формирований или гражданские лица, погибшие при нападениях, терактах или покушениях.

© 2015 Human Rights Watch

Большинство из 6 786 задержанных, чьи трупы фигурируют на фотографиях Цезаря, содержались в пяти отделах спецслужб в Дамаске, а их трупы отправляли по меньшей мере в два дамасских военных госпиталя. Снимки относятся к периоду с мая 2011 г., когда Цезарь начал тайно копировать файлы для своего архива, по август 2013 г., когда он бежал из Сирии. По данным Сирийской сети за права человека, с марта 2011 г. в Сирии было арестовано и задержано 117 тыс. человек.

Хьюман Райтс Вотч были выявлены доказательства широкого распространения в местах содержания под стражей в Сирии пыток, голода, побоев и болезней. Наши исследователи идентифицировали 27 человек со снимков и задокументировали обстоятельства их ареста сирийскими спецслужбами, а в ряде случаев – также недозволенное обращение и пытки, которым они подвергались в том или ином отделе. Работа по верификации включала сбор свидетельств родственников об обстоятельствах ареста, опознание по приметам, шрамам и татуировкам, а также сбор свидетельств бывших задержанных, которые содержались в изоляторе в одно время с умершими, а иногда и в той же камере. Полученная информация сопоставлялась с данными, которые присутствуют в именах файлов архива Цезаря, а также с данными на табличках, которые имеются на снимках трупов. Такая верификация, строго говоря, не является идентификацией с судебно-медицинской или юридической точки зрения, однако мы включали в доклад только те случаи, по которым имелось подтверждение из нескольких источников.

На представленных фотографиях люди, которые, по сведениям Хьюман Райтс Вотч, погибли, будучи задержанными правительственными силами: в одном из мест содержания под стражей или после того, как были отправлены в военный госпиталь.

Внимание! Фотографии могут шокировать.

Один из идентифицированных трупов принадлежал подростку, которому на момент ареста было 14 лет, еще один – девушке-активистке около 25 лет. Все проинтервьюированные нами 27 семей говорили, что месяцами или годами разыскивали своих близких и что нередко им приходилось платить за информацию и на попытки выкупа крупные суммы контактам в спецслужбах и других государственных структурах или посредникам. Только две семьи в итоге получили справку о смерти, в которой в качестве причины была указана остановка сердца или дыхания. Тело родственника для захоронения не получил никто из опрошенных.

Блок фотографий 19 умерших Хьюман Райтс Вотч передала для изучения «Врачам за права человека». Группа судебных патологоанатомов этой организации отсмотрела снимки на предмет следов недозволенного обращения и причин смерти и установила наличие следов нескольких видов пыток, удушения, голодного истощения, а также признаков ударного воздействия тупым твердым предметом, и, в одном случае, огнестрельного ранения в голову с близкого расстояния.

Бывшие задержанные, которые содержались в тех же отделах, что и большинство тех, чьи трупы фигурируют на снимках из архива Цезаря, рассказывали Хьюман Райтс Вотч, что их держали в переполненных душных камерах, кормили впроголодь и часто не давали им возможности помыться. Кожные и другие инфекции были широко распространены, при этом, по словам бывших задержанных, им не обеспечивалась надлежащая медицинская помощь.

«У нас нет сомнений в том, что люди, трупы которых мы видим на фотографиях Цезаря, голодали и подвергались побоям и пыткам – систематически и массово, – говорит Надим Аури. – Эти фотографии отражают лишь срез человеческих трагедий в сирийских тюрьмах, ведь аналогичная участь постигла еще многие тысячи людей».

На основании геоданных и свидетельств перебежчиков, служивших в двух военных госпиталях, наши исследователи установили места, где делались фотографии, а также выяснили, по какому принципу присваивались номера на табличках, которые присутствуют в кадре.

«Власти регистрировали эти трупы – партиями по несколько десятков, но при этом ничего не предпринимали, чтобы расследовать причины смерти задержанных или исключить такие случаи в дальнейшем, – говорит Надим Аури. – Те, кто пытается добиться мира в Сирии, должны обеспечить прекращение таких преступлений и привлечение к ответственности людей, руководивших этой системой».

Правительство Сирии должно немедленно открыть для международных наблюдателей доступ во все места содержания под стражей и освободить всех произвольно задержанных лиц и политзаключенных, считает Хьюман Райтс Вотч. Особая ответственность за то, чтобы добиваться немедленного предоставления профильным международным наблюдателям беспрепятственного доступа в места содержания под стражей, лежит на России и Иране, как на главных акторах, поддерживающих Дамаск.

Участники венских встреч Международной группы поддержки Сирии должны поддержать усилия по обеспечению ответственности за массовые нарушения, совершаемые всеми сторонами сирийского конфликта. Любые предложения об иммунитете для любых лиц, причастных к совершению тяжких преступлений, должны быть отвергнуты. Как минимум, в рамках любого переходного процесса в Сирии лица, в отношении которых имеются заслуживающие доверия сведения о причастности к пыткам и другим тяжким преступлениям, не должны занимать руководящих должностей в системе мест содержания под стражей, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

«Многие бывшие задержанные, которые содержались в этих кошмарных условиях, рассказывали нам, что часто желали себе смерти, чем терпеть такие страдания, – говорит Надим Аури. – Они умоляют государства, которые участвуют в поисках путей выхода на мирный процесс, сделать все возможное, чтобы облегчить судьбу тех, кто остается за решеткой в Сирии».

Истории некоторых жертв со снимков из архива Цезаря, которые приводятся в докладе

Ахмад аль-Мусалмани (подросток)

Ахмаду было 14 лет и 2 августа 2012 г. он возвращался в Сирию на похороны матери из Ливана, куда семья ранее отправила его по соображениям безопасности. В микроавтобусе, в котором он ехал, было еще пять пассажиров.

На одном из военных блокпостов у пассажиров собрали для проверки мобильные телефоны, и в телефоне Ахмада нашли антиасадовскую песню. Как рассказал семье Ахмада на следующий день один из пассажиров, офицер оттащил Ахмада в небольшое помещение на блокпосту, и дальше микроавтобус поехал уже без него.

Дядя Ахмада, Дахи аль-Мусалмани, судья с 20-летним стажем, уехал из Сирии в марте 2013 г. Он рассказал Хьюман Райтс Вотч, что пытался навести справки о племяннике у нескольких должностных лиц и ему удалось выяснить, что Ахмад, скорее всего, в разведке ВВС. На взятки, чтобы выкупить племянника, он впустую потратил больше 14 тыс. долларов США. В итоге он перебрался в Иорданию, узнав от родственников, что сам объявлен в розыск.

Когда архив Цезаря был опубликован, Дахи аль-Мусалмани нашел на фотографиях своего племянника:

Сразу открыл папку разведки ВВС, и вижу – вот он. [Плачет.] Это был шок. Самый большой шок в моей жизни – увидеть его там. Я искал его, 950 дней искал. Каждый день считал. Когда мать его умирала, она сказала мне: «Оставляю его под твою защиту». А что я мог сделать?

Рехаб аль-Аллави

Когда начались события в Сирии, Рехаб аль-Аллави из Дейр-эз-Зора училась в Дамасском университете на инженера. Это единственная женщина, которая фигурирует на снимках из архива Цезаря.

На момент ареста рейдовой бригадой военной полиции 17 января 2013 г. Рехаб было около 25 лет. Она работала в одном из местных координационных комитетов в Дамаске, помогая вынужденным переселенцам из Хомса.

После ареста семья пыталась наводить справки через знакомых на госслужбе. Различным военным и силовикам они заплатили больше 18 тыс. долларов США, но так и не получили никакого результата.

Бывшая задержанная Ханади рассказала Хьюман Райтс Вотч, что больше трех недель сидела вместе с Рехаб в 215-м отделе военной разведки: «Мы с ней 24 дня просидели в одной камере. Она всё хотела родителей увидеть. Все время рассказывала о своих братьях и сестрах. Боялась за семью».

Затем Ханади перевели в тюрьму в Адре, и она больше никогда не видела Рехаб.

В марте 2015 г., когда фотоархив Цезаря был размещен в интернете, ее семье позвонил один из родственников, чтобы уточнить, может ли среди снимков быть фотография Рехаб: «Она просто один в один».

Семья опознала Рехаб, но на всякий случай попросила видевших ее бывших задержанных подтвердить это, поскольку Рехаб за время заключения сильно изменилась. Ханади рассказывала:

Как-то брат ее позвонил мне, спрашивает, точно ли это Рехаб на фотографиях, которые в сети… Я узнала ее пижаму, лицо, даже пальцы на ногах такие же.

Цитаты бывших задержанных из 215-го отдела, к которому относится значительная часть снимков из архива Цезаря

Если сейчас снять живых задержанных, то будет очень похоже на фотографии Цезаря, – с той только разницей, что эти живые… Мертвым повезло.

-доктор Сами, бывший задержанный из 215-го отдела

В камере один узнал меня. Голову поднимает: зубы выбиты, кожа да кости. Слабый очень, волосы коротко стрижены. Говорю: «Ты меня знаешь?» – «Да, я твой племянник Мухаммед. Тот самый, у которого магазин рядом с твоей клиникой». Расплакался. Он сам себя давно не видел, десять с половиной месяцев там уже сидел.

-доктор Карим Мамун, бывший задержанный из 215-го отдела

Цитаты перебежчиков

Я знаю это место на фотографиях как свои пять пальцев – каждый камень, каждый кирпич. Я там жил круглые сутки. Самому таскать [трупы] приходилось.

-Сулейман Али (настоящее имя не разглашается), бывший солдат-срочник, служивший в 601-м военном госпитале

Когда трупы привозят [военный патологоанатом, женщина] спрашивает сколько, потом приказывает [нам] упаковать. Вешает каждому бирку с третьим номером. Пишет в журнал: личный номер задержанного, номер отдела и номер от госпиталя [номер освидетельствования]. Потом их всех в холодильник складывают.

-Фахид аль-Махмуд (настоящее имя не разглашается) - перебежчик, служивший в военном госпитале в Харасте, Дамаск