Церемония памяти в Гори, северо-западнее Тбилиси, спустя год после начала августовской войны 2008 г. между Грузией и Россией вокруг Южной Осетии. © 2008 REUTERS/David Mdzinarishvili

(Гаага) – Главный прокурор Международного уголовного суда (МУС) располагает значительными возможностями для побуждения государств к самостоятельному расследованию и судебному преследованию по тяжким международным преступлениям, отмечается в публикуемом сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч.

181-страничный доклад «Точка давления: влияние МУС на обеспечение правосудия на национальном уровне» посвящен анализу практики предварительной оценки главным прокурором Международного уголовного суда оснований для возбуждения полноценного расследования. В Гвинее, Колумбии, Грузии и Великобритании Хьюман Райтс Вотч выявлены серьезные препятствия правосудию в национальных судах, попытки побудить которые к действию со стороны прокурора МУС не всегда оказываются в достаточной мере успешными. В то же время международная правозащитная организация приходит к выводу, что подключение Гааги к той или иной ситуации способно существенно помочь правосудию.

«Сегодня, когда после подписания Римского статута прошло уже 20 лет, нарастающая перегруженность Международного уголовного суда при ограниченности его ресурсов подчеркивает актуальность справедливого и эффективного судебного преследования на национальном уровне, - говорит Элизабет Ивенсон, замдиректора Хьюман Райтс Вотч по международному правосудию. – Усилия главного прокурора, направленные на побуждение к действию национальных судебных систем, должны быть поддержаны широким кругом государств – участников Римского статута».

Доклад основан преимущественно на интервью Хьюман Райтс Вотч с более чем 140 правительственными чиновниками, представителями неправительственных и межправительственных организаций и должностными лицами МУС.

Международный уголовный суд – это суд последней инстанции, который вмешивается только в тех случаях, когда национальные власти не хотят или не могут должным образом осуществлять судебное преследование по тяжким международным преступлениям. В силу ограниченности своих ресурсов МУС даже в случае начала собственного расследования взаимодействует с властями соответствующих государств для побуждения их к возбуждению дел на национальном уровне в интересах обеспечения всестороннего характера правосудия.

Последнее особенно актуально в связи с процедурой предварительной оценки ситуации главным прокурором МУС, которая предшествует началу полноценного официального расследования. Такая оценка сама по себе может подтолкнуть соответствующие государства к возбуждению собственного расследования и судебного преследования, и в таком случае в дальнейшем участии Гааги уже не будет необходимости, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

Главный прокурор работает с государствами в интересах судебного преследования на национальном уровне только при обстоятельствах, отвечающих определенным критериям. Необходимо, в частности, чтобы на национальном уровне уже предпринимались шаги в направлении обеспечения правосудия или чтобы правительство заявило о своей приверженности этому процессу. В четырех рассмотренных для доклада странах наиболее заметной была роль главного прокурора МУС в Гвинее, несколько меньшей – в Колумбии и намного более ограниченной – в Грузии. В Великобритании, где предметом предварительной оценки МУС являются заявления о военных преступлениях в отношении задержанных со стороны британских военнослужащих в Ираке, главный прокурор, руководствуясь принятой политикой, в рассматриваемый в докладе период еще не ставил вопрос об обеспечении правосудия на национальном уровне.

В Гвинее в декабре 2017 г. коллегия судей завершила национальное расследование нападения сил безопасности на сторонников оппозиции в сентябре 2009 г. и передала дело в судебное разбирательство. Расследование затянулось на семь лет, дата начала суда до сих пор не определена, однако очевидно, что интенсивные контакты главного прокурора МУС с властями Гвинеи, включая больше десятка визитов в страну и определение необходимости конкретных следственных действий, таких как допрос ключевых свидетелей, внесли свой вклад в продвижение дела. Важную роль сыграли и другие акторы, в том числе объединения пострадавших и эксперты ООН.

Такая практика должна максимально широко применяться и в других случаях проведения МУС предварительной оценки обстоятельств того или иного дела, отмечает Хьюман Райтс Вотч. В Колумбии главный прокурор МУС добился от властей обеспечения ответственности по тысячам незаконных убийств правительственными силами гражданских лиц в 2002 – 2008 гг., которые оформлялись как боевые потери противника. В результате в отношении военнослужащих младшего и среднего звена были возбуждены сотни дел.

Однако, как отмечается в докладе, из-за отсутствия со стороны главного прокурора МУС – как в публичных заявлениях, так и в рамках переговоров с правительственными чиновниками – достаточной конкретики в плане фактов и целевых показателей власти не спешили с возбуждением дел против командования. В последнее время наблюдаются признаки изменения этой ситуации, в том числе в связи с визитом в Колумбию в 2017 г. нынешнего главного прокурора МУС Фату Бенсуды, когда она публично заявила о пробелах в предоставленной властями информации о национальных расследованиях.

«Главный прокурор МУС должен подходить индивидуально к каждому случаю предварительной оценки обстоятельств дела, - говорит Элизабет Ивенсон. – При этом, чтобы избегать впечатления двойных стандартов, необходимо предельно четко разъяснять предпринимаемые шаги. Для обеспечения адаптивного подхода, требующего регулярных контактов с правительством и гражданским обществом соответствующих стран, также требуются и дополнительные финансовые ресурсы».

Не следует ожидать от главного прокурора МУС слишком многого, считает Хьюман Райтс Вотч. Во всех четырех рассмотренных странах серьезным препятствием было отсутствие должной политической воли к обеспечению правосудия на национальном уровне. Расследования проводились везде, но, по большому счету, только в Колумбии дела доходили до суда. Предоставление национальным властям определенной свободы действий при одновременной готовности вмешаться в случае недостаточного прогресса – это непростая задача, требующая тщательной балансировки.

Предварительная оценка оснований для начала расследования по вооруженному конфликту между Грузией и Россией вокруг Южной Осетии была запущена практически сразу после августа 2008-го, однако само расследование было начато только в январе 2016-го – после прекращения властями Грузии национальных расследований. Более активное взаимодействие с неправительственными группами и большая настойчивость в требовании от грузинских властей прозрачности относительно статуса расследований могли бы помочь главному прокурору МУС быстрее осознать необходимость вмешательства, приблизив правосудие для пострадавших, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

Повышение транспарентности национальных процедур также важно для укрепления партнерства с местными гражданскими группами, которые могут выступать важными союзниками МУС. Главный прокурор должен требовать от властей большего информирования таких групп о ходе расследований. Это повышало бы эффективность их работы и служило бы для МУС дополнительным каналом проверки поступающих от правительства отчетов. В некоторых случаях факторами побуждения властей к действию могут выступать привлечение к процессу пострадавших и освещение хода дела в СМИ.

«В одиночку главному прокурору МУС не под силу добиться обеспечения правосудия на национальном уровне, - говорит Элизабет Ивенсон. – Для этого необходимы согласованные усилия Гааги, гражданских организаций, органов ООН, национальных властей и правительств стран-доноров».