Skip to main content

Украина: Российские войска оставили после себя в Буче смерть и разрушения

Сохранение доказательств имеет решающее значение для судебного преследования за военные преступления

(Киев) – Сегодня Human Rights Watch опубликовала подробный доклад о событиях, которые происходили в период с 4 по 31 марта 2022 г. в Буче, небольшом украинском городке в 30 км к северо-западу от Киева, столицы Украины. В докладе представлены многочисленные свидетельства того, что некоторые действия российских военных в ходе оккупации Бучи имеют признаки военных преступлений.

Сотрудники Human Rights Watch прибыли в Бучу через несколько дней после того, как российские войска покинули город, и работали на месте событий с 4 по 10 апреля. Им удалось собрать большой объем информации, подтверждающий, что в ходе российской оккупации имели место внесудебные казни, другие незаконные убийства, насильственные исчезновения и пытки. Все эти действия могут являться военными преступлениями и потенциально могут быть признаны преступлениями против человечности.

«В Буче сейчас практически на каждом шагу – место преступления. Такое ощущение, что смерть там повсюду, – рассказывает Ричард Уиэр, исследователь Human Rights Watch по кризисам и конфликтам. – Собранные данные говорят о том, что занявшие Бучу российские войска не старались избежать жертв среди мирного населения и нарушали базовые принципы законов войны».

Женщины наблюдают, как украинские власти эксгумируют тела из братской могилы в рамках расследования военных преступлений в Буче. © Laurel Chor / SOPA Images/Sipa USA via AP Images

Сотрудники Human Rights Watch лично поговорили с 32 жителями Бучи и еще пять опросили по телефону. Среди этих людей были жертвы и свидетели, сотрудники экстренных служб, работники морга, врачи, медсестра и представители местных органов власти. Кроме того, наши сотрудники задокументировали и проанализировали сохранившиеся в городе физические следы преступлений, предоставленные свидетелями и жертвами фото- и видеоматериалы, а также снимки со спутников.

Задокументированные нами случаи – это лишь небольшая часть военных преступлений, предположительно совершенных российскими военными в Буче за время оккупации.

По словам руководителя Бучанской окружной прокуратуры Руслана Кравченко, после того как российские войска оставили город, по состоянию на 15 апреля в Буче были обнаружены 278 тел погибших, подавляющее большинство из которых – мирные жители. Более того, как говорит Кравченко, ожидается, что по мере обнаружения новых тел общее число будет больше. До начала конфликта в Буче проживало 36 тысяч человек.

Украинские власти в Буче проводят эксгумацию тел из братской могилы за храмом Святого Апостола Андрея Первозванного и Всех Святых, куда местные власти и волонтеры поместили тела погибших и убитых во время оккупации города российскими войсками. © 2022 Richard Weir/Human Rights Watch

Серхий Капличний, руководитель ритуальной службы в Буче, рассказывает, что во время оккупации, после того как закончилось место в морге, его сотрудники похоронили десятки людей в братских могилах у храма святого апостола Андрея Первозванного и всех святых. Из них только двое были украинскими военнослужащими; все остальные, по его словам, были мирными жителями. По состоянию на 14 апреля, местные власти провели эксгумацию 70 с лишним тел из братских могил возле церкви.

Другой сотрудник похоронного бюро, Серхий Матюк, помогавший собирать тела, рассказывает, что с 24 февраля, когда началось российское вторжение, он лично собрал с улиц города примерно 200 тел. Среди убитых, по его словам, большинство были мужчинами, но попадались и женщины с детьми. Почти у всех погибших, рассказывает Матюк , были пулевые ранения. Примерно у 50 человек руки были связаны, а на теле остались следы пыток. То, что у многих жертв руки были связаны, с большой степенью вероятности говорит о том, что их сначала задержали, а затем внесудебно казнили.

Сотрудники Human Rights Watch задокументировали в Буче в общей сложности 16 случаев предполагаемых незаконных убийств, в том числе девять внесудебных казней и семь случаев гибели мирных жителей в результате неизбирательного применения оружия. Среди этих 16 человек было 15 мужчин и одна женщина. Кроме того, сотрудники задокументировали еще два случая, когда мирные жители получили пулевые ранения. В одном случае мужчина, находившийся у себя в квартире и стоявший с семьей на застекленном балконе, был ранен в шею. Во втором случае 9-летняя девочка, убегавшая от российских солдат, была ранена в плечо.

Ранее сотрудники Human Rights Watch уже документировали случай внесудебной казни в Буче 4 марта на основании показаний свидетелей, которым удалось бежать из города. В том случае российские военные задержали пятерых мужчин и, по словам свидетельницы, убили одного из них выстрелом в затылок. В другом  задокументированном ранее случае, 48-летний Виктор Коваль погиб от рук российских военных, ворвавшихся в дом, где он с другими мирными жителями прятался от обстрела.

Российское министерство обороны отрицает причастность своих военнослужащих к убийствам мирных жителей в Буче. В сообщении, опубликованном в Telegram-канале министерства 3 апреля, говорится, что «за время нахождения данного населенного пункта под контролем российских вооруженных сил ни один местный житель не пострадал от каких-либо насильственных действий». Все материалы, свидетельствующие о совершенных в Буче преступлениях, в сообщении называются «провокацией» и «очередной постановкой киевского режима».

Жители Бучи рассказывают, что первый раз российские войска вошли в Бучу 27 февраля, но в результате тяжелых боев были вытеснены из центральной части города. После этого они вернулись в город 4 марта, и к 5 марта они контролировали город уже практически полностью. Российские военные превратили Бучу в стратегическую базу для подготовки наступления на Киев. По словам свидетелей, за время оккупации в Буче располагались несколько подразделений российской армии.

Заняв город, российские военные начали обходить дома и проводить обыски. Солдаты говорили, что «охотятся за нацистами». Они искали оружие, допрашивали жителей и в некоторых случаях задерживали мужчин – либо под предлогом неподчинения приказам, либо без каких бы то ни было объяснений. Семьи задержанных рассказывают, что им никто не говорил, куда уводят их родственников – ни в момент задержания, ни позже, когда они пытались выяснить их местонахождение. Данные случаи представляют собой насильственное исчезновение, которое согласно международному праву при любых обстоятельствах считается преступлением.

В некоторых случаях (в том числе в двух случаях, задокументированных сотрудниками Human Rights Watch) тела людей, подвергшихся насильственному исчезновению, после отступления российских войск находили на улице, во дворе или в подвале – иногда со следами пыток. Украинские саперы, занимавшиеся разминированием города, говорят, что тела как минимум двух жертв были заминированы.

Российские военные занимали дома мирных жителей и другие здания, в том числе две школы, превращая их в военные цели. Двое жителей многоквартирного дома рассказывают, что российские солдаты приказали всем остававшимся в доме жителям перебраться в подвал, а квартиры оставить открытыми. После этого в квартирах расположились российские военные. По словам жителей, если в какой-то квартире дверь оказывалась заперта, солдаты выламывали ее и громили все внутри.

Следы двух выстрелов, произведенных российскими войсками 7 марта в Буче, Украина. Первый ранил 32-летнего Василя Ющенко, который стоял в своей квартире возле окна с женой, сестрой и зятем. Василь получил тяжелую травму шеи и позже был эвакуирован в Киев. © 2022 Richard Weir/Human Rights Watch

Многие жители Бучи рассказывают, что, если кто-то пытался выйти на улицу, российские военные тут же открывали огонь. Так, например, 32-летнему Василю Ющенко прострелили шею, когда он вышел покурить на балкон своей квартиры. Одна медсестра рассказала, что за это время через нее прошло 10 человек с тяжелыми ранениями, в том числе девочка, которая убегала от российских военных. Убегавшего вместе с ней мужчину убили. Девочке пришлось ампутировать руку.

Некоторые из пострадавших были убиты или получили ранения во время взрывов, рассказывают сотрудники похоронного бюро. Скорее всего, это произошло либо в начале российского наступления, когда российские войска обстреливали город, либо позднее, в ходе артиллерийских перестрелок между российскими и украинскими военными.

Располагаясь в домах и квартирах мирных жителей, российские солдаты наносили ущерб жилью и присваивали себе личные вещи хозяев. В частности, жители рассказывают про украденные телевизоры и драгоценности. В некоторых случаях оккупационные войска имеют право проводить реквизиции, то есть изымать у местного населения собственность при условии выплаты соответствующей компенсации, однако мародерство строго запрещено законами войны – особенно если военнослужащие присваивают себе чужую собственность для использования в личных целях.

Жители Бучи рассказывают, что в ходе оккупации они периодически оставались без воды, продовольствия, электричества, отопления и мобильной связи. Один мужчина рассказывает, что похоронил своего пожилого соседа, которому был необходим кислородный концентратор и который умер, когда пропало электричество и устройство перестало работать.

Сотрудники Human Rights Watch получили информацию по поводу еще целого ряда аналогичных случаев и задокументировали эти факты, с признаками военных преступлений, имевших место в других населенных пунктах – таких, как Андреевка, Гостомель и Мотыжин. По мере того как будет появляться доступ к другим населенным пунктам, вероятно, будут появляться и новые свидетельства такого рода. Главное управление полиции по Киевской области сообщило 15 апреля, что число мирных жителей, убитых российскими военными в регионе во время оккупации при невыясненных обстоятельствах, продолжает расти и что выявлено уже более 900 таких случаев.

Руководитель Бучанской окружной прокуратуры сообщил Human Rights Watch 15 апреля, что на территории Бучанского района, который входит в состав Киевской области и имеет население порядка 362 тысяч человек, было обнаружено свыше 600 тел. . Human Rights Watch не имела возможности проверить эту информацию.

Все стороны, участвующие в вооруженном конфликте на территории Украины, обязаны соблюдать международное гуманитарное право, или законы войны, в том числе Женевскую конвенцию от 1949 г. и Дополнительный протокол I к Женевским конвенциям, а также обычное международное право. Участвующие в конфликте войска обязаны соблюдать на подконтрольных им территориях международные нормы, регулирующие режим оккупации. Кроме того, они обязаны соблюдать международное право в области прав человека, которое не прекращает действовать ни при каких обстоятельствах.

Законы войны запрещают убивать мирных жителей преднамеренно или в результате неизбирательного применения оружия. Также запрещены пытки, насильственное исчезновение и негуманное обращение с захваченными в плен комбатантами и задержанными гражданскими лицами. Не допускаются грабежи и мародерство. Все, кто преднамеренно совершает такого рода действия, отдает соответствующие приказы или выступает в роли пособника при их совершении, виновны в военных преступлениях. Если командир подразделения знал (или должен был знать) о совершаемых его подчиненными военных преступлениях, но не предпринял действий для того, чтобы пресечь их и наказать виновных, то согласно принципу командной ответственности такой командир несет уголовную ответственность за совершенные его подчиненными военные преступления.

Украинские власти должны постараться по мере возможности сохранить свидетельства военных преступлений, которые в будущем могут быть использованы в качестве улик в ходе судебных преследований за военные преступления. В частности, необходимо огородить места массовых захоронений до проведения профессиональной эксгумации. Прежде чем хоронить убитых, необходимо сфотографировать их тела и место убийства. Необходимо установить личность убитого, имена свидетелей, а также, по возможности, причину смерти. Также необходимо проверить, не оставили ли российские солдаты какие-либо предметы, которые могли бы помочь идентифицировать их.

Если другие страны, организации или институты хотят оказать содействие в расследовании военных преступлений, им нужно координировать свои действия с украинскими властями, чтобы обеспечить эффективное взаимодействие.

Чтобы виновные в совершении тяжких международных преступлений не ушли от наказания, Украине следует в срочном порядке ратифицировать Римский статут Международного уголовного суда и официально стать участником МУС. Правительство страны должно привести национальное законодательство Украины в соответствие с международным правом.

«Виновные в совершении военных преступлений, которые, по всей видимости, имели место в Буче, должны понести наказание. Это нужно сделать во имя тех людей, которые стали их жертвами, – говорит Ричард Уиэр.  – Украинским властям и их помощникам из числа международных организаций сейчас необходимо в первую очередь сохранить доказательства преступлений. Это очень важно для того, чтобы правосудие рано или поздно свершилось».

Ниже приводятся подробное описание отдельных случаев и дополнительная информация о работе по сохранению улик.

Внесудебные казни

Сотрудники Human Rights Watch задокументировали в Буче девять случаев, имеющих признаки внесудебных казней. Российские военные задержали мужчин, в некоторых случаях увели их в неизвестном направлении и подвергли их пыткам, а затем убили. Сотрудники похоронного бюро, хоронившие мертвых, рассказывают, что видели десятки тел других мужчин, которые тоже, возможно, были жертвами внесудебных расправ. Многие тела были найдены непосредственно на Яблунской улице либо рядом с ней, вдоль идущего на Киев шоссе или с южной стороны от железнодорожного вокзала.

Международное право категорически запрещает внесудебные казни независимо от того, кем является жертва – мирным жителем или военнопленным, то есть захваченным в плен комбатантом. Виновные в совершении внесудебных казней могут быть привлечены к ответственности за совершение либо военных преступлений, либо преступлений против человечности – в зависимости от обстоятельств.

© 2022 Human Rights Watch

Казнь на Яблунской улице

Большое пятно крови на углу улиц Яблунской и Вокзальной в Буче, Украина, на месте, где тело Олега Абрамова было обнаружено его женой Ириной после того, как российские солдаты взяли его под стражу 5 марта 2022 года. Его тело оставалось на улице в почти месяц, пока русские войска не отступили. © 2022 Richard Weir/Human Rights Watch

Как рассказывает 48-летняя Ирина, в самом начале оккупации, 5 марта, российские военные открыли огонь по её двухэтажному дому на пересечении улиц Яблунская и Вокзальная. Раздался взрыв и звуки выстрелов. В доме начался пожар. В доме, помимо Ирины, находились ее муж Олег и ее отец Володимир. По словам Ирины, Олег Абрамов начал кричать солдатам, что они мирные жители, и просил их не стрелять. Четверо солдат приказали им выйти на улицу с поднятыми руками. Солдаты сказали, что пришли освободить их от «нацистов». Они спрашивали, где прячутся нацисты.

«Солдаты сказали, что это мы убивали людей в Донбассе, – рассказывает Ирина. – И что это мы убивали на Майдане „Беркут“ [специальное подразделение полиции, убившее в 2014 г. десятки участников протестных акций в Киеве]. Они решили, что мы виноваты и что нас нужно наказать». Солдаты велели 40-летнему Олегу и Володимиру, который уже в пенсионном возрасте, потушить пожар.

Большое пятно крови осталось на месте, где соседи нашли тело 33-летнего Олега, накрытое металлическим листом. Буча, Украина. © 2022 Richard Weir/Human Rights Watch

Один солдат продолжал допрашивать Ирину, пока трое остальных отвели Олега и Володимира в сторону, в северо-восточный угол огороженного двора. Затем, как рассказал сотрудникам Human Rights Watch Володимир, двое солдат вывели Олега на улицу. Володимир говорит, что он упрашивал солдат, чтобы они позволили Олегу вернуться во двор и помочь ему потушить пожар. Один из солдат пошел за ворота поискать Олега, но потом вернулся и сказал: «Олег не вернется».

Через несколько минут Володимир и Ирина нашли тело Олега на тротуаре, с внешней стороны забора. «Я увидела, что он лежит лицом вниз и из левого уха хлещет кровь, – рассказывает Ирина. – С правой стороны лица не было, и из раны растекались мозги и кровь». Ирина говорит, что неподалеку, на расстоянии не больше пяти метров, стояли несколько солдат и наблюдали за происходящим, «как будто в театре».

Затем солдаты велели Ирине и Володимиру уйти и пригрозили, что иначе застрелят их. Тело Олега оставалось лежать на тротуаре до тех пор, пока 31 марта российские войска не отступили из города и пока местные власти не забрали тело. Сотрудники Human Rights Watch 4 и 5 апреля осмотрели место происшествия и обнаружили на мостовой большое кровавое пятно и предположительно фрагменты человеческих тканей.

Насильственное исчезновение, предположительно пытки и казнь

Два больших пятна крови на лестнице, где были обнаружены тела двух мужчин в гражданской одежде, одним из которых был 47-летний Василий Недашковский, которого последний раз видели в заключении российских военных. Его местонахождение было неизвестно около двух недель, прежде чем его тело было обнаружено со следами пыток. © 2022 Richard Weir/Human Rights Watch

Ориентировочно 17 марта российские военные проводили обыски в многоквартирном доме на Садовой улице, которая идет параллельно Яблунской. Василия Недашковского (47 лет) и его жену Таню (57 лет) задержали из-за того, что у них в квартире нашли оружие. Таня рассказала, что российские солдаты отвели их на второй этаж соседнего дома, завели в какую-то квартиру и посадили в разные комнаты. Через несколько часов Василия вывели из здания. Один из солдат сказал Тане, что его повели в «штаб» на допрос.

Сотрудники Human Rights Watch осмотрели 6 апреля квартиру, в которой держали Василия и Таню, и обнаружили в подъезде на лестнице следы крови. Внутри самой квартиры сохранились предметы, указывающие на присутствие российских военных, в том числе российские армейские пайки и элементы камуфляжной формы с рисунком, характерным для российских войск.

Таня рассказала, что ее потом отпустили, но по поводу того, где ее муж, ей ничего не сказали. Таня, и ее сосед Олексий Тарасевич, которого Human Rights Watch также опросили, сообщили, что российские военные не разрешали местным жителям выходить на улицу. Разрешалось ходить только за водой, и даже это время от времени запрещали.

Таня говорит, что примерно две недели она ничего не знала о местонахождении Василия. Его тело нашли на лестнице, ведущей с улицы в подвал того дома, где их держали. Рядом лежало тело еще одного мужчины в штатском – Игоря Литвиненко. Наши сотрудники изучили фотографии, которые Олексий Тарасевич сделал 1 апреля. На лестнице они обнаружили два больших красных пятна, предположительно от крови, в тех самых местах, где, судя по фотографиям, лежали два тела.

На фотографиях можно увидеть глубокие порезы у Василия на руке, ушибы в нижней части живота и след от удара тупым предметом в голову. Олексий Тарасевич, который помогал забрать тело Василия и похоронить его, говорит, что осмотреть тело как следует не удалось. Тело закопали за домом, в котором жили Василий с Таней. Сотрудники Human Rights Watch посетили могилу Василия.

Тот факт, что, когда Василия в последний раз видели живым, он находился в плену у российских военных, и то, что на его теле остались следы побоев, с высокой степенью вероятности говорит о том, что после ареста его пытали, а затем казнили.

Казнь во дворе

Ориентировочно 20 марта российские военные, занявшие многоквартирный дом на пересечении улиц Полтавской и Шевченко, застрелили мужчину в черном спортивном костюме. Личность убитого не установлена. Живущие в соседнем здании мужчина и его 14-летний сын рассказали, что слышали, как его застрелили.

Отец и сын рассказали (наши сотрудники опрашивали их вместе), что утром того дня они находились на улице. Российские солдаты приказали им идти в квартиру и не выходить на улицу. Войдя в квартиру, они услышали, как на заднем дворе соседнего дома какой-то мужчина ругается с российскими военными. Вскоре после этого мужчина крикнул: «Слава Украине!» И отец, и сын говорят, что после этого они услышали до трёх выстрелов. Они выглянули из окна и увидели, что на земле ничком лежит мужчина в черном спортивном костюме.

Поскольку во дворе постоянно находились российские военные (солдаты использовали двор для приготовления пищи), прошло два дня, прежде чем отец с помощью еще двух соседей смог закопать тело убитого рядом с домом. Сотрудники Human Rights Watch отдельно опросили одного из этих двух мужчин, и он подтвердил свидетельство отца относительно погребения, но сказал, что лично он не видел и не слышал, как происходило убийство. Украинские власти забрали тело мужчины 9 апреля. Отец, сын и трое других соседей, недавно вернувшиеся в дом, говорят, что до сих пор не знают, как звали убитого.

Неглубокая могила, вырытая соседями для мужчины, который, по словам двух жителей, был казнен во дворе многоквартирного дома, занятого российскими солдатами в Буче, Украина. © 2022 Richard Weir/Human Rights Watch

Сотрудники Human Rights Watch посетили это здание и осмотрели место, где было закопано тело. На том месте, где, по словам отца и сына, лежало тело, наши сотрудники обнаружили на земле три характерные выбоины, которые образуются при попадании пули.

Сотрудники Human Rights Watch изучили две опубликованные в социальных сетях фотографии, на которых можно увидеть лежащее во дворе тело – предположительно, того самого мужчины. На фотографиях у мужчины верхняя часть головы и одно из запястий обмотаны клейкой лентой. Судя по фотографиям, в какой-то момент у мужчины руки были стянуты клейкой лентой, но не понятно, были ли они стянуты в тот момент, когда его застрелили.

Пять тел в детском лагере

Сотрудники Human Rights Watch посетили 4 апреля детский лагерь по адресу: ул. Вокзальная, д. 123, который российские военные использовали в качестве базы, и увидели в подвале жилого корпуса пять тел. Убитые были мужчинами, одетыми в гражданскую одежду. Судя по всему, все они были убиты выстрелами в упор. На стене подвала было три характерных кровавых пятна. У четырех мужчин руки были стянуты за спиной пластиковыми наручниками. Пятому мужчине, по-видимому, два раза выстрелили в область грудной клетки: на груди у него в двух местах из толстой куртки вылезла наружу подкладка, на которой была запекшаяся кровь.

В СМИ сообщалось, что власти установили личности погибших. Это Серхий Матешко, Дмитро Шульмейстер, Володимир Бойченко, Валерий Прудько и Виктор Прудько. Пока что не удалось выяснить обстоятельства их задержания, в том числе то, каким образом они оказались в подвале.

Частные автомобили, разрисованные буквой «V» — российский символ поддержки вторжения в Украину — в детском лагере в Буче, Украина, которую российские войска оккупировали в течение нескольких недель. В подвале одного из общежитий были обнаружены тела пятерых мужчин, потенциальных жертв военных преступлений. © 2022 Richard Weir/Human Rights Watch

На территории лагеря сохранилось множество свидетельств того, что там располагались российские военные. На заборе лагеря краской нарисованы две большие буквы V – символ поддержки российского вторжения в Украину. По территории разбросаны упаковки от российских армейских пайков и элементы военной формы с рисунком, характерным для российских войск. Видно, что некоторые места использовались для приготовления и приема пищи. Сотрудники Human Rights Watch обратили внимание на следы гусеничной техники вокруг лагеря и на три укрепленные позиции для бронетехники, вырытые в земле на расстоянии не более 100 метров от того подвала, где были найдены тела. Кроме того, наши сотрудники обратили внимание, что на территории лагеря находились три гражданских автомобиля. На двух из них были нарисованы буквы V, а также некие номера и надписи RUS.

На спутниковых снимках, сделанных 28 февраля, у въезда в лагерь рядом с церковью можно увидеть две большие военные машины. На спутниковых снимках, сделанных 10 марта, на земле можно увидеть новые следы от техники. На спутниковых снимках, сделанных 15 марта, можно увидеть три гражданских автомобиля, на двух из которых сделаны надписи краской.

Тела в северо-восточной части Яблунской улицы

Сотрудники Human Rights Watch опросили Дениса Давыдова, который 1 апреля, сразу же после отхода российских войск, снял видеоматериал, где он проходит по Яблунской улице в ее северо-восточной части. Наши сотрудники изучили данный видеоролик, на котором можно увидеть тела семи человек в гражданской одежде. Как минимум у одного из них руки связаны за спиной.

Имена этих семи человек и обстоятельства их смерти пока не установлены.

В социальной сети Facebook 2 апреля был опубликован видеоролик, снятый из движущейся автомашины. В нем можно увидеть те же тела, лежащие в тех же местах. Видео было снято из машины, движущейся в составе колонны из как минимум трех автомобилей. В одном из автомобилей можно увидеть, как минимум трех украинских солдат в военной форме с синими повязками на рукавах. На следующий день, 3 апреля, корреспонденты агентства Reuters сделали и опубликовали серию фотографий, на которых можно увидеть четыре из этих тел.

Мужчина, у которого руки были связаны за спиной, по всей видимости, был жертвой внесудебной казни.

Свидетельства сотрудников похоронного бюро

Серхий Капличний, руководитель ритуальной службы в Буче, рассказывает, что уехал из города 14 марта в связи с ухудшением ситуации. Вернувшись 1 апреля, он увидел, что по городу лежит много тел со смертельными пулевыми ранениями, что, скорее всего, говорит о том, что этих людей казнили.

«По адресу улица Яблунская, дом 144, я увидел тела восьми человек. Все они были застрелены, у шестерых из них были связаны руки, – рассказывает Серхий. – Там еще было девятое тело – молодой человек, которого мы нашли внутри здания, на лестнице, ведущей на второй этаж. Сначала я не увидел у него никаких ран. Но потом я стал искать документы, расстегнул на нем куртку и увидел, что ему выстрелили прямо в сердце».

Чуть дальше по Яблунской улице, рассказывает Серхий, сотрудники похоронного бюро нашли еще 20 тел. Как минимум у 10 из них тоже были связаны руки. «Большинство из них убили выстрелом в упор, в основном – в голову, но не всех», – рассказывает Сергей.

Другой сотрудник похоронного бюро, Серхий Матюк, рассказывает, что начиная с конца февраля он лично собрал с улиц Бучи примерно 200 тел. «Почти всех убили выстрелом в упор – в голову или в глаз, – рассказывает Серхий. – Некоторые лежали на тротуаре, некоторые сидели в машине. Некоторые из них были женщинами».

Серхий Матюк говорит, что первые тела со связанными руками начали появляться в период с 4 по 6 марта. «Всего за время оккупации я видел порядка 50 тел со связанными руками, – рассказывает Серхий. – Все они были мужчинами. На теле были следы пыток. Руки и ноги были прострелены. У некоторых череп был разбит каким-то тупым предметом».

Незаконные убийства мирных жителей

Сотрудники Human Rights Watch задокументировали в Буче семь случаев предположительно незаконных убийств мирных жителей российскими военными в результате неизбирательного применения оружия, а также два случая, ранения мирных жителей российскими военными. Учитывая все обстоятельства, можно допустить, что российские военные открывали огонь, не зная, кто перед ними – мирный житель или военнослужащий. Однако в условиях оккупации солдаты не имеют права исходить из предположения, что перед ними комбатант противника или человек, представляющий для них смертельную угрозу. Они обязаны принимать меры для того, чтобы различить гражданское население от военных целей. Неизбирательные убийства и неизбирательное применение силы против гражданского населения запрещены международным правом.

Убийство на Яблунской улице

Мужчина, который предпочел не называть своего имени, и его зять по имени Роман прятались 5 марта вместе с другими родственниками от интенсивного артиллерийского обстрела и стрельбы в подвале собственного дома в северо-восточной части Яблунской улицы. Примерно в 16.30, когда, по словам мужчины, стрельба стихла, они открыли ворота, чтобы оценить масштаб разрушений. Роман вышел на улицу, и в этот момент его тесть услышал глухой звук. Роман упал на землю. «Я подошел к нему и стал спрашивать, что с ним, а он только стонал, – рассказывает мужчина. – Я увидел, что куртка с левой стороны у него разорвана».

С помощью еще одного родственника мужчина затащил Романа в дом. Невестка Романа, Тетяна, безуспешно пыталась дозвониться до больницы или до местного отряда территориальной обороны, чтобы попросить о помощи. Роман мучился всю ночь и умер наутро, примерно в 8 часов. Родные закопали его тело во дворе дома. 6 апреля местные власти извлекли тело.

Мужчина, которого ранили, когда он курил на балконе

Житель Бучи по имени Николай рассказывает, что 7 марта примерно в 16.00 российские солдаты открыли огонь по нему и трем членам его семьи, когда они вышли покурить на застекленный балкон в своей квартире на шестом этаже. Николай и его сестра, Ирина Ющенко, рассказывают, что одна пуля прошла сквозь стекло и попала в мужа Ирины, 32-летнего Василя Ющенко, в тот самый момент, когда он поднес зажигалку к сигарете. Пуля попала ему в горло, прошла насквозь и залетела в комнату, где находились двое детей.

Родные немедленно оттащили Василя внутрь квартиры, чтобы его не было видно с улицы, рассказывает Николай. Через несколько минут по балкону выстрелили еще раз. Вторая пуля пробила стекло в 10 сантиметрах от первой, залетела внутрь комнаты и попала в деревянный шкаф. Сосед оказал Василю первую помощь и тем самым спас ему жизнь, рассказывает Ирина. На следующий день Николай, Ирина и двое соседей погрузили Василя на тачку и отвезли его в больницу, которая находится в двух с половиной километрах. Впоследствии его эвакуировали в Киев, где ему сделали две операции. Сейчас Василя уже выписали из больницы.

Сотрудники Human Rights Watch 6 апреля посетили квартиру Николая и обнаружили там два пулевых отверстия в остеклении балкона, брызги крови на полу и на окне, отделяющем балкон от комнаты, в том месте, где, по словам Николая, стоял Василь, предположительно фрагменты человеческих тканей и выбоины от пуль на шкафах и на стене в комнате. Судя по расположению пулевых отверстий и выбоин, выстрелы велись с северо-восточной стороны здания. Тот факт, что два выстрела попали практически в одну и ту же точку, говорит о том, что это были не шальные пули. Российские солдаты видели стоящих на балконе людей и намеренно целились в них.

Мужчина, которого застрелили, когда он пошел за продуктами

Гараж, где российские военные застрелили 37-летнего Артема, когда он шел за едой. Соседи похоронили его в неглубокой могиле за гаражом. © 2022 Richard Weir/Human Rights Watch

20 марта российские военные застрелили 37-летнего Артема, когда он вышел из подвала, где он прятался с соседями от обстрела, чтобы взять несколько банок с едой в гараже. Соседка Артема, Свитлана Нечипуренко, рассказывает, что из окна своей квартиры на восьмом этаже она видела двух российских солдат, которые шли мимо принадлежавшего Артему гаража на южной стороне Яблунской улицы. «Я увидела, что они открывают один из гаражей – вон тот, с двумя вентиляционными трубами, – говорит она, показывая на гараж. – Они открыли дверь, выстрелили внутрь, а потом сразу закрыли дверь и пошли дальше. Я слышала два выстрела». Жители дома говорят, что российские солдаты, видимо, просто увидели, что дверь гаража приоткрыта, и решили заглянуть внутрь. Увидев внутри человека, они сразу же выстрелили в него.

Другой сосед, Андрий, рассказал, что в тот же день, 20 марта, он пошел в гараж и увидел там тело Артема. Артем лежал на спине. В ногах у него лежала разбитая банка аджики. Ноги были забрызганы соусом. Андрей похоронил Артема за гаражом.

До начала российского вторжения Артем работал на военной базе, где занимался покраской машин для украинской армии. Но последние 15 дней он все время прятался от обстрелов в подвале, рассказывает Андрий. Свитлана, которая пряталась в том же подвале, что и Артем, говорит, что во время оккупации Артем часто ходил за едой и приносил продукты из своих запасов для других, кто прятался в подвале.

Убийство возле Яблунской улицы

Вечером 12 марта возле многоквартирного дома на Яблунской улице российские солдаты застрелили 61-летнего Илью Навального, когда тот выходил от своего друга, 71-летнего Алексея. Алексей не видел убийства своими глазами, но он и еще один житель дома говорят, что перед самым убийством они видели около здания российского солдата, который стрелял в кого-то на противоположной стороне двора. Наутро, по словам Алексея, другой сосед нашел тело Ильи. Оно лежало примерно в 15 метрах от входа в здание. Когда Алексей подошел к нему, он увидел, что на земле вокруг тела лежат вырванные из паспорта Ильи страницы.

Убийство пожилого человека

Двое жителей Бучи, Микола и Серхий Б., опрошенные по отдельности, рассказали, что ориентировочно 8 марта они видели возле военного памятника на пересечении Нового шоссе и Вокзальной улицы тело пожилого мужчины. Мужчина лежал на боку. Рядом лежали его ходунки. Микола и Серхий говорят, что мужчину, скорее всего, застрелили. Сотрудники Human Rights Watch осмотрели местность около памятника и обнаружили, что стоящие рядом дома сильно повреждены. Вокруг стоят поврежденные машины. На земле видны следы тяжелой техники. Все это указывает на то, что в данном месте, скорее всего, действовали российские войска. Личность убитого мужчины и обстоятельства его гибели не установлены.

Убитый мужчина и раненая девочка на Яблунской улице

Ориентировочно 5 марта российские военные убили Володимира Рубайло и тяжело ранили в руку 9-летнюю девочку, которая была с ним. Володимир и девочка убегали от российских солдат по Яблунской улице. По-видимому, Володимир умер перед входом в многоквартирный дом.

Двое свидетелей, опрошенных по отдельности, рассказали, что соседи отвели девочку в подвал соседнего дома и попытались обработать ее раны. Через два дня, когда состояние девочки ухудшилось, к ним пришла Виктория, фельдшер скорой помощи, проживающая  в соседнем доме. Виктория говорит, что ткани на плече у девочки к тому времени уже начали отмирать и поэтому, когда девочку доставили в больницу, руку пришлось ампутировать. Сотрудники Human Rights Watch не смогли установить имя девочки и подтвердить эту информацию из других источников.

Вместе с другим соседом, 71-летним Олексием, сотрудники Human Rights Watch посетили 5 апреля то место, где российские военные стреляли во Володимира Рубайло и девочку, и нашли на земле большие пятна крови на расстоянии примерно пяти метров друг от друга.

Пропавший без вести мужчина, впоследствии найденный мертвым

Житель Бучи по имени Олег (33 года) пропал 19 марта, рассказывает его соседка Люда. Через 12 дней, когда российские войска оставили город, жители нашли его тело под листами профнастила, в нескольких метрах от дома.

Сотрудники Human Rights Watch посетили место, где, по словам Люды, нашли тело, и обнаружили там большое кровавое пятно. Пятно было примерно в 10 метрах от дома, где, по словам местных жителей, поселился командир одного из российских подразделений. Сотрудники посетили этот дом и нашли в нем российскую камуфляжную форму и армейские пайки. На спутниковых снимках, сделанных 11 марта, рядом с тем местом, где нашли тело Олега, стоит военная машина.

Human Rights Watch не удалось установить, как долго тело Олега пролежало там, где его нашли, но, судя по большому количеству крови, его или убили там, или положили тяжело раненым. Тот факт, что российские военные постоянно находились в этом месте, говорит о том, что, скорее всего, они знали об убийстве. Неизвестно, пытались ли российские военные найти родственников Олега, но один из жителей, с которыми беседовали сотрудники Human Rights Watch, сказал, что жена Олега узнала о его смерти только после того, как российские войска ушли и жители нашли тело Олега.

Женщина с велосипедом, убитая огнем из российской бронетехники

Ирина, жена убитого 5 марта Олега Абрамова, рассказывает, что, когда российские солдаты застрелили ее мужа и велели ей уходить по Яблунской улице в юго-восточном направлении, в нескольких метрах от ворот своего дома она увидела тело женщины, рядом с которым лежал велосипед.

Женщина с велосипедом – это почти наверняка тот самый велосипедист, смерть которого оказалась запечатлена на кадрах съемки с дрона, выложенных 5 апреля в Telegram. На этих кадрах, проанализированных журналистами New York Times, видно, как велосипедист, поворачивая на Яблунскую улицу, слезает с велосипеда, и в этот момент по нему открывают огонь две российские БМД. В этот момент на Яблунской и двух пересекающих ее улицах стоит колонна из как минимум 19 боевых машин.

Анализ снимков со спутников говорит о том, что данное видео было снято в период с 28 февраля по 9 марта. С одной стороны, показанная на видео подбитая бронетехника уже присутствует на снимках со спутников от 28 февраля, а с другой стороны, дома, которые еще целы на видео, уже разрушены на снимках от 9 марта.

Активируемые жертвой противопехотные мины и мины-ловушки

Сотрудники Human Rights Watch поговорили с руководителем саперов, которые занимаются разминированием в Бучанском районе, подполковником Романом Шутило, а также с командиром противотанковой бригады, которая помогает разминировать Бучу, Игорем Островским. Оба офицера рассказали, что часть тел в городе была заминирована. По словам Романа Шутило, 8 апреля саперы нашли два заминированных тела, а в общей сложности они обнаружили 20 тел, которые были заминированы либо с помощью осколочных ручных гранат Ф-1 или РГД-5, либо с помощью противопехотных мин МОН-50, МОН-100 или ОЗМ-72.

Островский предоставил нашим сотрудникам видеозапись, на которой показана растяжка, оставленная российскими военными в одном из дворов Бучи. Она состоит из боеприпаса и провода. При натяжении провода происходит подрыв боеприпаса. Саперы рассказали, что аналогичное устройство они нашли в одном из домов, где располагались российские военные. Еще один сапер показал нам в своем телефоне фотографию одного из двух самодельных взрывных устройств, мины-ловушки, какое его группа нашла на телах, убитых в Буче.

Конвенция о запрещении противопехотных мин (КЗПМ) от 1997 г. полностью запрещает применение, производство, накопление запасов и передачу противопехотных мин, мин-ловушек и других устройств такого рода. К конвенции присоединились 164 страны мира. Украина подписала КЗПМ в 1999 году и с 2006 года официально является участницей договора. Россия к конвенции не присоединилась.

Мародерство

Сотрудники Human Rights Watch обнаружили в Буче множество свидетельств того, что российские военные использовали дома мирных жителей, наносили им повреждения, в некоторых случаях вселялись в них, а также забирали из домов еду, хозяйственные принадлежности и личные вещи хозяев, в том числе ценные – бытовую технику, телевизоры и драгоценности. Один мужчина рассказал, что, после того как он с соседом бежал из Бучи, в их дома вломились российские солдаты и все разграбили. Сотрудники Human Rights Watch осмотрели эти дома и нашли в них элементы российского военного снаряжения и окровавленные бинты. В обоих домах имелись повреждения.

Мужчина по имени Денис рассказывает, что 31 марта, когда российские военные уходили из города, он увидел, что они загрузили свои машины вещами, взятыми из домов местных жителей. «Когда они уезжали, я выглянул из дома посмотреть, нет ли там моих или соседских вещей», – рассказывает Денис. По словам Дениса, проникшие в его дом российские солдаты с помощью болгарки вскрыли сейф, в котором у него хранились важные документы, а также повредили множество других предметов обстановки.

Живущий в другом районе Олексий Тарасевич предоставил сотрудникам Human Rights Watch фотографию, которую он сделал 21 марта, когда российские солдаты уезжали из занятого ими жилого комплекса. На фотографии можно увидеть российскую военную машину, нагруженную личными вещами местных жителей. Олексий говорит, что когда 31 марта примерно в 5 часов утра из того же жилого комплекса выезжала уже другая группа российских военных, они тоже забрали из квартир, в которых они жили, личные вещи хозяев. «Я видел грузовики, набитые гражданскими сумками. Было абсолютно понятно, что это не какое-то военное снаряжение», – рассказывает Олексий. Нам известно о фактах публикации перехваченных разговоров российских военных, в которых они рассказывают об украденных ими ценных вещах, но у сотрудников Human Rights Watch не было возможности проверить эти записи на достоверность.

Создание угрозы жизни мирных граждан

На основании опросов местных жителей, анализа спутниковых снимков и осмотра местности сотрудники Human Rights Watch смогли примерно восстановить схему передвижения и расположения российских войск в Буче во время оккупации. По рассказам местных жителей, российские военные велели им оставаться в домах, но при этом расположили свою технику и личный состав вблизи жилых домов. Таким образом, российские военные не предприняли необходимых мер для минимизации жертв среди мирного населения и ущерба гражданским объектам.

На снимках со спутников, сделанных 19 марта, можно увидеть, как минимум две единицы бронетехники, стоящие возле жилого комплекса в 350 метрах к северу от Яблунской улицы. На снимках, сделанных 31 марта, по всей мостовой видны следы от гусениц, что говорит о том, что российская бронетехника регулярно перемещалась по данному району. Это дополнительно подтверждается теми видео- и фотоматериалами, которые нам предоставил Олексий Тарасевич. За время оккупации он сделал много видеозаписей и фотографий российских солдат и российской военной техники. Кроме того, на Садовой улице, в 20 метрах от дома, в котором находились мирные жители, российские солдаты установили 82-миллиметровый миномет.

Сотрудники Human Rights Watch также выяснили, что российские военные расположились в Буче на территории двух школ. В одной из них мы нашли множество свидетельств того, что там была оборудована артиллерийская позиция, откуда велся огонь.

В Декларации о безопасности школ, к которой присоединились Украина и еще 113 стран, но не Россия, говорится, что образовательные учреждения не должны использоваться в военных целях и что конфликтующие стороны должны предпринимать необходимые меры предосторожности, чтобы оградить образовательные объекты от повреждений.

Сохранение улик

В период с 4 по 10 апреля, после того как российские войска отступили, сотрудники Human Rights Watch имели возможность осмотреть места, где сохранились следы военных преступлений, предположительно совершенных российскими военными. Кроме того, в некоторых случаях наши сотрудники присутствовали при сборе вещественных доказательств по военным преступлениям в Буче. Так, например, они присутствовали при эксгумации тел погибших из братской могилы возле храма Андрея Первозванного и всех святых.

4 апреля местные власти вывезли тела пятерых мужчин, которые, по всей видимости, были казнены российскими военными в подвале одного из жилых корпусов детского лагеря по адресу: ул. Вокзальная, д. 123. Сотрудники Human Rights Watch, а также десятки корреспондентов различных изданий имели возможность осмотреть подвал до того, как из него извлекли тела. Однако у нас нет информации о том, какие меры предпринимались властями для того, чтобы собрать вещественные доказательства и зафиксировать обстановку в подвале до того, как туда пустили журналистов. После того как тела были извлечены из подвала, их разместили во дворе в открытых пластиковых мешках. Затем на глазах у журналистов представители властей срезали у четырех мужчин с запястий пластиковые наручники и бросили их на землю. Впоследствии их куда-то убрали.

В течение как минимум недели после отступления российских войск некоторые тела продолжали лежать на улицах Бучи и в других местах, тогда как некоторых убитых жители самостоятельно закапывали во дворах. В процессе сбора тел можно было увидеть, что многие улики – например, окровавленная одежда и личные вещи – все еще лежали на месте убийства. На земле лежало много других предметов, которые тоже могли бы представлять собой вещественные доказательства, – например, стреляные гильзы. Нам не известно, предпринимали ли местные власти какие-то усилия по сбору и сохранению этих улик.

8 апреля власти начали эксгумацию тел, похороненных в братской могиле возле храма Андрея Первозванного и всех святых. Сотрудники Human Rights Watch наблюдали за эксгумацией 8 и 10 апреля и видели, что сотрудники, проводившие эксгумацию, были одеты в защитные костюмы. Весь процесс эксгумации фиксировался на фото- и видеокамеры. По каждому телу, прежде чем извлечь его из могилы, фиксировалась необходимая информация.

Чтобы вещественные доказательства могли быть максимально эффективно использованы в ходе будущих судебных преследований по военным преступлениям, необходимо их собрать и задокументировать в как можно более сжатые сроки, чтобы не допустить их повреждения или уничтожения. Украинским властям и их помощникам из числа международных организаций сейчас необходимо в первую очередь собрать и задокументировать улики в Буче и других городах, однако параллельно нужно работать над созданием эффективной системы каталогизации и хранения вещественных доказательств. Необходимо также наладить координацию между различными национальными, региональными и международными органами, проводящими свои расследования.

Что еще нужно сделать, чтобы виновные не ушли от наказания

Сразу несколько национальных и международных органов объявили о том, что начинают расследование военных и прочих тяжких преступлений, предположительно совершенных на территории Украины. С такими заявлениями уже выступили представители украинских государственных органов, Международный уголовный суд, а также некоторые третьи страны – например, Германия, ссылающаяся на принцип универсальной юрисдикции. Совет ООН по правам человека тоже учредил независимую комиссию по расследованию нарушений прав человека и международного гуманитарного права в Украине. Данная комиссия может оказать существенную помощь работе Международного уголовного суда и других судебных органов.

Чтобы облегчить работу этих и других органов и помочь им привлечь виновных к ответственности, Украине нужно срочно ратифицировать Римский статут Международного уголовного суда и официально стать участником МУС. Украинские и международные общественные организации уже многие годы призывают власти Украины присоединиться к Римскому статуту. Украина не является участником МУС, но признала его юрисдикцию в отношении преступлений, совершенных на ее территории начиная с ноября 2013 г. 2 марта 2022 г. группа стран  – участниц МУС обратилась к прокурору Международного уголовного суда Кариму Хану с просьбой начать расследование в отношении ситуации в Украине. После этого обращения Карим Хан объявил, что немедленно приступает к расследованию, и вскоре после этого посетил Украину.

Кроме того, Украине нужно принять закон, вносящий ряд поправок в национальное законодательство и приводящий его в соответствие с международным правом. Это создаст необходимую правовую базу для эффективного расследования международных преступлений на национальном уровне и привлечения виновных к ответственности. Отсутствие такого закона в Украине является одним из основных препятствий, не позволяющих привлекать виновных к ответственности на национальном уровне. 20 мая 2021 г. Верховная Рада приняла закон, позволяющий властям осуществлять уголовное преследование виновных в совершении военных преступлений и преступлений против человечности на национальном уровне, однако президент отказался подписать его. С тех пор новой информации по поводу данного законопроекта не поступало.

Методология

Сначала сотрудники Human Rights Watch выехали в Бучу 4 апреля в рамках организованного украинскими властями пресс-тура, поскольку по соображениям безопасности свободное перемещение по городу было ограничено. В ходе этой поездки участникам показывали детский лагерь, где в подвале охраняемого полицией здания лежали пять тел. Кроме того, наши сотрудники имели возможность самостоятельно осмотреть различные объекты, расположенные вдоль Яблунской улицы.

В период с 5 по 10 апреля наши сотрудники работали в Буче отдельно и полностью самостоятельно. Они осматривали различные объекты и опрашивали свидетелей, жертв и представителей местных органов власти. Кроме того, в течение этого времени и в последующие дни сотрудники Human Rights Watch анализировали снимки со спутников, а также различные фото- и видеоматериалы, либо предоставленные им непосредственно свидетелями и жертвами, либо опубликованные в Интернете.

Опросы проводились на украинском языке с привлечением переводчика. Многие из опрошенных людей по соображениям личной безопасности просили не раскрывать их имен или называть их только по имени, без фамилии. Участникам опросов не предлагалось и не передавалось никакое вознаграждение ни в денежном, ни в каком бы то ни было ином виде.

Начиная примерно с 7 марта, когда Буча еще была оккупирована российскими войсками, сотрудники Human Rights Watch уже проводили предварительное расследование событий в городе и его окрестностях, опрашивая людей либо по телефону, либо лично встречаясь с теми, кому удалось бежать.

Your tax deductible gift can help stop human rights violations and save lives around the world.

Регион / Страна