Российские танки, прибывшие в Крым на грузовых платформах. Поселок Гвардейское под Симферополем, 31 марта 2014 г. 

© 2014 Reuters

«Он был нашим домом, а теперь нет».

Так сказала жительница Симферополя, которая попросила не называть ее имени из соображений безопасности. Мы беседовали с нею в Крыму — на украинском полуострове, оккупированном Россией с февраля 2014 года. Прошло три года, и она больше не чувствует себя дома там, где выросла.

С начала оккупации Крыма в феврале 2014 года, российские власти безжалостно подавляют инакомыслие, культивируя на полуострове обстановку страха и враждебности. Люди, критиковавшие российскую оккупацию, подвергаются насильственным исчезновениям, их убивают, выдворяют, против них фабрикуют уголовные дела. За прошедшие три года большинству независимых СМИ и правозащитников пришлось покинуть Крым. На немногих оставшихся все сильнее оказывают давление власти.

В середине апреля мы поговорили в Крыму с десятком человек, и большинство из них чувствуют существующий кризис в области прав человека. Однако внешний мир почти ничего не слышит об этом, потому что комплексный мониторинг ситуации практически невозможен в Крыму. Излишне бюрократическая процедура, с которой сопряжено получение разрешения на поездку в Крым от украинских властей, не способствует правозащитной работе.

После того как многих критиков властей заставили замолчать, атмосфера в Крыму остается зловещей.

С 2014 года мы писали о притеснении на полуострове проукраинских активистов и крымских татар, которые активно и мирно выступали против российской оккупации. Притеснения продолжаются, однако людям за пределами Крыма про это мало известно. Мы также нашли доказательства того, что те немногие жители Крыма, которые не приняли российское гражданство, сталкиваются с дискриминацией при трудоустройстве, а также обращении в образовательные учреждения и доступе к медицинской помощи, о чем также говорилось в докладе ООН.

Дискриминация жителей, не имеющих российских паспортов

После того как Россия оккупировала Крым, она быстро начала выдавать российское гражданство его жителям. Процедура заключалась не только в том, чтобы каждый желающий получить гражданство подал заявление. Российские власти потребовали, чтобы все постоянные жители Крыма с украинским гражданством либо обратились за российским гражданством, либо сообщили о намерении сохранить украинское. Спустя три года большинство жителей Крыма получили российские паспорта.

Несомненно, многие жители Крыма приняли российское гражданство потому, что искренне хотели его получить. Однако многим из тех, с кем мы поговорили, пришлось принять российское гражданство (или получить вид на жительство в России), чтобы они смогли пользоваться услугами здравоохранения, или сохранить или найти работу.

Полис медицинского страхования в Крыму выдается только при наличии российского паспорта или вида на жительство. Российские власти утверждают, что никого не принуждают принимать российское гражданство, но реальность такова, что у жителей никогда не было свободного и честного выбора. Несмотря на принуждение, некоторые отказались обращаться за российским гражданством или же, как несколько крымских татар, с которыми мы поговорили, принципиально не предпринимали никаких действий в связи со своим гражданством.

Несколько из наших собеседников, которые не захотели или не смогли получить российское гражданство, сказали, что не могут позволить себе частную медицинскую помощь, поэтому либо ездят на материковую часть Украины, либо просят друзей и знакомых — медиков помочь им с лечением и покупкой лекарств.

Несколько человек без российских паспортов говорили нам, что им отказывают в медицинской помощи из-за отсутствия у них полиса медицинского страхования. Врач из Симферополя рассказал, что год назад заболела его 25-летняя дочь, не имевшая российского паспорта. Из-за отсутствия у нее медицинского полиса ей не оказали своевременной помощи. Через две недели ее состояние резко ухудшилось. Когда ее, наконец, госпитализировали, она скончалась от начавшегося сепсиса в течение нескольких часов. Обладатель украинского паспорта рассказал, что когда в 2016 году он заболел пневмонией, его отказались лечить из-за отсутствия у него страхового полиса и денег на частную медицинскую помощь. В итоге он обратился за медицинской консультацией к другу-врачу.

Работодатели не хотят нанимать людей без российского паспорта, что частично можно объяснить мучительной бюрократической процедурой найма иностранцев. Иногда работодатели заставляют работников получать российский паспорт, угрожая в противном случае уволить.

Несколько человек рассказали нам, что их уволили или понизили в должности за то, что они слишком открыто выражали свои «антироссийские» взгляды. Учитель из Симферополя Леонид (фамилия не разглашается из соображений его защиты) сообщил, что в марте 2015 года в школе, где он несколько лет преподавал историю, стало известно о его участии в проукраинском митинге. Администрация школы велела ему писать заявление об увольнении по собственному желанию. Он отказался, и на следующий день его уволили. Несмотря на все усилия, Леонид так и не смог устроиться учителем в Крыму. А дочь крымскотатарского активиста, против которого возбуждено уголовное дело, сказала нам, что ее понизили в должности, когда на работе узнали, что ее отец критикует действия России в Крыму.

Образование на украинском языке

Согласно докладу независимой организации «Крымская правозащитная группа», в котором приводятся данные Министерства образования Крыма, за три года в Крыму количество учащихся в классах, где преподавание ведется на украинском языке, сократилось с 13 589 в 2013 году до 371 в 2016 году.

Мы поговорили с родителями нескольких детей, и они сказали, что администрации школ, куда ходят их дети, отговаривают от зачисления в классы с преподаванием на украинском, а потом убирают эти классы из учебной программы со ссылкой на нехватку учеников. По словам нашего собеседника, его двоим детям пришлось прекратить обучение на украинском языке в Симферополе. Его сын пошел в 9-й класс, когда в сентябре 2014 года его класс, где преподавали на украинском, разделили на два русскоязычных класса поменьше. Тогда он отправил сына учиться на запад Украины во Львов, чтобы он смог завершить образование на украинском. Его дочь два года отучилась в классе, где преподавание велось на украинском языке. Однако в сентябре 2014 года в класс пришли несколько русскоговорящих детей с востока Украины, и администрация школы сделала его русскоязычным. Сейчас его дочь учится на русском языке.

Проблема с обучением на украинском языке в школах Крыма дошла до Международного суда — верховной судебной инстанции ООН. Суд 19 апреля издал распоряжение по иску Украины к России, в котором говорится, что Россия ведет в Крыму политику «культурного стирания», в том числе сокращая число школ с преподаванием на украинском языке. Суд отметил, что такие ограничения могут «привести к непоправимому ущербу правам этнических украинцев в Крыму», и единогласно распорядился, чтобы Россия «обеспечила доступность образования на украинском языке». Окончательное решение по существу еще не вынесено.

Проблема образования на украинском языке — один из многих вопросов, который волнует неформальное объединение жителей Симферополя «Украинский культурный центр». Мы встретились с некоторыми его членами, которые регулярно собираются в крошечной комнатке с несколькими стульями, чтобы поговорить на украинском языке об украинской культуре и истории. По их словам, местные правоохранительные органы пристально следят за ними и уже выдавали предупреждения основателям и членам центра, чтобы запугать их и заставить отказаться от мирной культурно-политической общественной деятельности. Одному из основателей пришлось бежать в 2016 году в основную часть Украины из-за уголовного дела, возбужденного против него в Крыму. В квартире его семьи прошел обыск.

Будучи оккупирующей державой, Россия по международному праву обязана обеспечивать в Крыму общественный порядок и безопасность, соблюдая украинские законы, действовавшие до марта 2014 года, если только к тому нет непреодолимых препятствий. Россия также обязана соблюдать в Крыму международные нормы в области прав человека. Вместо этого, Россия нарушает свои обязательства оккупирующей стороны. Она закрыла доступ в Крым для международного сообщества, занимается произволом, причиняя ненужные страдания многим крымчанам и лишая их свободы, медицинского обслуживания, возможности работать и учиться, а также других прав. Российские власти должны немедленно принять меры к защите людей, проживающих на подконтрольной им территории, и допустить в Крым международные организации, правозащитников и наблюдателей.