Сирийские беженцы курдского происхождения выглядывают из грузовика по пути в Турцию из сирийского города Кобани (Айн-эль-Араб) и его окрестностей. Сентябрь 2014 г.

© 2014 Michael Christopher Brown/Magnum
 

(Стамбул) – Более 400 тысяч сирийских детей-беженцев в Турции не посещают школу, говорится в публикуемом сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч. При всей той помощи, которую оказывает сирийским беженцам Турция, ее правительство не в состоянии должным образом обеспечить детям-беженцам школьного возраста доступ к образованию в том виде, как этого требует международное право.

62-страничный доклад «‘Когда я представляю себе свое будущее, то не вижу там ничего’. Факторы, препятствующие учебе сирийских детей-беженцев в Турции» документирует основные проблемы, не позволяющие сирийским детям-беженцам официально учиться на территории Турции, в которой с начала сирийского конфликта в 2011 г. осело более 2 млн. беженцев. В сентябре 2014 г. правительством было принято важное нормативное положение, формально открывающее сирийским детям доступ в государственные школы, однако Хьюман Райтс Вотч установлено, что по прошествии года ключевые факторы, препятствующие доступности образования, сохраняются. К ним относятся языковой барьер, проблемы с социальной интеграцией, экономические трудности и отсутствие информации об изменении в нормативном регулировании.

«Необеспечение сирийским детям возможности получения образования создает угрозу для целого поколения, – говорит Стефани Джи, стипендиат Бернстайн программы Хьюман Райтс Вотч по правам беженцев. – Не имея реальной надежды на лучшее будущее, отчаявшиеся сирийские беженцы могут в итоге сделать выбор в пользу смертельно опасного возвращения в Сирию или немногим менее рискованного нелегального пути в Европу».

Правительству Турции и его международным партнерам нужно максимально оперативно обеспечить сирийским детям возможность посещать школу на турецкой территории, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Улучшение ситуации с их образованием снизит риск ранних браков и вербовки детей в вооруженные группировки, стабилизирует их экономические перспективы, обеспечив возможность большего заработка, и даст сегодняшним молодым сирийцам больше возможностей, чтобы справиться с неопределенным будущим.

В общей массе сирийских беженцев в Турции насчитывается 708 тыс. детей школьного возраста. В 2014/2015 учебном году, по данным Министерства национального образования, официально начальную и среднюю школу посещали 212 тысяч. В лагерях беженцев учебой были охвачены почти 90% детей, однако большинство беженцев живут вне лагерей, и среди них школу посещали только 25% детей школьного возраста. В целом больше двух третей сирийских детей в Турции официально не учатся.

В июне 2015 г. Хьюман Райтс Вотч проинтервьюировала 136 сирийских детей-беженцев и их родственников, живущих вне лагерей. Большинство этих детей перестали учиться еще в Сирии, когда их школы были разрушены или заняты вооруженными группировками. Некоторые к тому моменту пропустили уже до четырех классов и в Турции по-прежнему не учились.

11-летний Радван, который последний раз ходил в Сирии в четвертый класс, рассказал Хьюман Райтс Вотч, что работает в магазине одежды больше 12 часов в день без выходных, чтобы прокормить оставшуюся без отца семью – мать и младших детей. Они живут в Газиантепе на юго-востоке Турции: «Мне очень нравилось в школе. Математику любил, очень по школе скучаю».

В сентябре 2014 г. Министерство национального образования Турции приняло нормативное положение, открывающее всем зарегистрированным сирийским беженцам доступ к обучению в государственных школах. Министерство также начало аккредитовывать сирийские «временные учебные центры» – системы школ, организуемых благотворительными организациями и местными общинами, с преподаванием на арабском языке.

Однако для многих сирийских семей сохраняются проблемы практического характера. Многие сирийские дети, для которых турецкий язык не является родным, не могут учиться в турецких государственных школах из-за языкового барьера и отсутствия помощи в освоении языка. Другие бросают школу или не хотят туда идти из-за недружелюбного отношения одноклассников и проблем с социальной интеграцией. У некоторых сирийских семей нет точного представления о порядке приема детей в школу. Хьюман Райтс Вотч задокументировано несколько случаев, когда школьная администрация необоснованно отказывала сирийским семьям в приеме их детей в местные государственные школы.

Временные учебные центры немногочисленны и расположены не во всех районах компактного проживания сирийских беженцев в Турции. Имеющиеся центры не могут обеспечить образование для всех сирийских детей, которые в нем нуждаются. Многие центры берут плату за обучение или требуют от семьи дополнительной оплаты транспортных расходов. Это делает их недоступными для части сирийских семей, испытывающих финансовые трудности.

Необеспечение сирийским детям возможности получения образования создает угрозу для целого поколения. Не имея реальной надежды на лучшее будущее, отчаявшиеся сирийские беженцы могут в итоге сделать выбор в пользу смертельно опасного возвращения в Сирию или немногим менее рискованного нелегального пути в Европу.

Стефани Джи

Стипендиат Бернстайн программы Хьюман Райтс Вотч по правам беженцев

С экономическими проблемами связаны и другие аспекты, препятствующие многим сирийским семьям отправлять детей в школу. Сирийские беженцы не могут легально работать в Турции. В условиях, когда родителям часто не удается обеспечивать семью за счет скудных неофициальных заработков, широкое распространение в этой среде получил детский труд.

До войны в Сирии начальным образованием было охвачено 99% детей, основным средним (7 – 9 классы) – 82%. Сегодня, по оценкам Детского фонда ООН, в школу не ходят почти 3 млн. сирийских детей в стране и за ее пределами, что фактически сводит на нет довоенное достижение почти всеобщего начального образования.

Анкара утверждает, что с 2011 г. истратила на сирийских беженцев уже больше 7 млрд. долларов, на образование только в 2014/2015 учебном году ушло 252 миллиона. Международное сообщество должно в срочном порядке оказать финансовую и техническую поддержку инициативам по расширению сирийским беженцам доступа к образованию. Турция также в соответствии с международными стандартами прав человека должна разрешить им легально работать в стране, что могло бы снизить нагрузку на социальную помощь беженцам и обеспечить их детям возможность посещать школу.

2 октября Министерство национального образования Турции объявило, что намерено к январю 2016 г. довести число посещающих школу сирийских детей-беженцев до 270 тыс., а к концу 2015/2016 учебного года – до 370 тыс. Достижение этих уровней в значительной степени будет зависеть от устранения препятствий, обозначенных в публикуемом докладе, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

Правительство Турции должно обеспечить соблюдение всеми региональными властями и всеми государственными школами нормативного регулирования, гарантирующего доступ в государственные школы сирийским детям-беженцам, обеспечить учителям языковую поддержку и подготовку, необходимые для решения беспрецедентной задачи по обучению огромного числа детей-беженцев, а также обеспечить распространение среди сирийских беженцев точной информации о возможностях зачисления детей в школу. Необходимо также обеспечить широкую доступность разрешений на работу и возможность стабильного минимального заработка в интересах сокращения масштабов детского труда среди беженцев.

«Права беженцев должны обеспечиваться не только в момент пересечения ими границы, но и в течение дальнейшего пребывания в чужой стране, а это включает и право на образование, – говорит Стефани Джи. – Донорам и турецкому правительству следует предпринять необходимые шаги, чтобы все сирийские дети ходили в школу – это даст им стабильность сейчас и гарантии благополучного будущего в дальнейшем».

Публикуемый доклад – первый из серии трех докладов, посвященных острой проблеме доступа к образованию для сирийских детей-беженцев в Турции, Иордании и Ливане.