Участник панк-группы "Pussy Riot" Надежда Толоконникова в тюремной камере, судебное заседание Верховного суда Мордовии в Саранске 26 июля 2013 года.

© 2013 Reuters

(Москва, 27 сентября 2013 г.) – Хьюман Райтс Вотч обращает внимание на публикацию открытого письма участницы феминистской панк-группы PussyRiot Надежды Толоконниковой, в котором та рассказывает о «невыносимых» условиях в колонии и угрозе убийством со стороны администрации.

23 сентября Надежда Толоконникова объявила голодовку, протестуя против угроз со стороны персонала колонии, где она отбывает наказание, и тяжелейших условий труда и быта, угрожающих ее физическому и психическому здоровью.

«Эти заявления очень серьезны и вызывают глубокую озабоченность, - говорит Таня Локшина, директор российской программы Хьюман Райтс Вотч. – Власти должны оперативно и тщательно расследовать жалобы Толоконниковой и обезопасить ее от возможных преследований за предание гласности подобных фактов».

23-летняя Надежда Толоконникова - одна из трех участниц группы PussyRiot, осужденных в прошлом году по делу о «хулиганстве на почве ненависти» за политический перформанс в московском Храме Христа Спасителя 21 февраля 2012 г.

В опубликованном 23 сентября открытом письме Толоконниковой говорится, что она объявляет голодовку против «рабских условий жизни» в исправительной колонии № 14 в Мордовии (Россия). Она утверждает, что замначальника ИК-14 угрожал ей убийством, когда она попыталась высказать ему свои претензии. Толоконникова также официально обратилась по этим вопросам в компетентные инстанции. Руководство ИК-14 ее заявления об угрозах и недозволенном обращении с заключенными отвергает.

25 сентября в ИК-14 побывала группа членов президентского совета по правам человека, среди которых был известный юрист профессор Илья Шаблинский. По его словам, увиденное и услышанное в колонии предварительно подтверждает заявления Толоконниковой, и от всего этого «волосы дыбом встают». В апреле в СМИ появилось интервью с бывшей заключенной ИК-14 Натальей Мануйленковой, в котором приводится сходное описание условий в этом учреждении.

Толоконникова утверждает, что заключенных заставляют работать  по 16 – 17 часов в день на пошиве полицейской формы, причем норма выработки произвольно завышается. В письме указывается, что администрация колонии принуждает заключенных писать заявление на работу сверхурочно «с формулировкой ‘по собственному желанию’».

В результате, заявляет Толоконникова, на сон женщинам остается только около 4 часов в сутки. Нехватка сна негативно сказывается на здоровье и - в сочетании с изношенным оборудованием в цеху - приводит к высокому травматизму на производстве. Толоконникова также утверждает, что с подачи администрации одни заключенные избивают, заставляют работать голыми и иным образом «прессуют» других за невыполнение нормы выработки.

По словам Толоконниковой, 30 августа она попыталась поставить эти вопросы перед замначальника ИК-14 и попросила его сократить рабочий день до 12 часов, чтобы у женщин оставалось 8 часов на сон. В ответ ей было сказано, что рабочий день можно сократить даже до положенных по Трудовому кодексу восьми часов, но норма останется той же.

«Я знаю [пишет Толоконникова] - это очередная ловушка, потому что за восемь часов нашу завышенную норму отшить физически невозможно. Следовательно, бригада будет не успевать и будет наказана. ‘И если они узнают, что это произошло из-за тебя, - продолжил подполковник, - то плохо тебе уже точно никогда не будет, потому что на том свете плохо не бывает’». Впоследствии замначальника колонии заявил, что не угрожал Толоконниковой.

«Обвинение руководящего сотрудника исправительного учреждения в плохо скрытой угрозе в ответ на жалобу со стороны заключенной требует самого внимательного отношения, - говорит Таня Локшина. – Российские власти обязаны незамедлительно отреагировать на эту ситуацию».

В письме Толоконниковой сообщается, что ее и ее отряд стали систематически наказывать якобы за невыполнение нормы выработки: в частности, запрещались перерывы на туалет и курение, а также на чай. Близкие к администрации заключенные, по словам Толоконниковой, использовали настроение в отряде, чтобы натравливать на нее других заключенных.

Толоконникова описывает бытовые условия в колонии, не отвечающие международным стандартам обращения с заключенными, в том числе: незаконные наказания за жалобы на администрацию; скудное питание, состоящее преимущественно из черствого хлеба и гнилой картошки; постоянные засоры канализации и антисанитария в туалетах; отсутствие горячей воды, а в случае требования подать ее – отключение и холодной.

Толоконникова также направила официальные заявления в Следственный комитет и ФСИН с просьбой о возбуждении уголовного дела по угрозам и о проверке незаконных действий администрации колонии. Она ходатайствовала о переводе в другое исправительное учреждение, сославшись на высокий риск физической расправы.

«Власти не должны ограничиваться только решением вопроса с переводом. Толоконникову следует освободить. Должны быть проверены действия администрации и условия содержания в ИК-14 и приняты меры по ликвидации нарушений», - говорит Таня Локшина.

В пресс-службе ФСИН 24 сентября заявили, что Толоконникова содержится «в одиночной камере с комфортными условиями» в интересах ее же безопасности. Однако сама Толоконникова сообщила мужу и адвокату, что на самом деле ее держат в одной из камер ШИЗО – в камере холодно, есть только узкая холодная лавка. Адвокат Ирина Хрунова сообщила Хьюман Райтс Вотч, что замначальника ИК-14 написал в прокуратуру заявление с просьбой возбудить уголовное дело против нее и мужа Толоконниковой за «дезорганизацию деятельности исправительного учреждения». Хрунова уверена, что в данном случае речь идет о попытке мести.

В мае 11-дневную голодовку объявляла другая осужденная к лишению свободы участница  PussyRiot – Мария Алехина, протестовавшая против невыносимых условий труда и быта в пермской колонии, где она отбывала наказание. Она прекратила голодовку после обещания администрации колонии кардинально улучшить ситуацию. Вскоре ее перевели в другое учреждение.

На явно политически мотивированном процессе в августе 2012 г. Хамовнический суд Москвы приговорил к двум годам лишения свободы трех участниц PussyRiot: Надежду Толоконникову, Марию Алехину и Екатерину Самуцевич. В октябре того же года Мосгорсуд заменил Самуцевич наказание на условное, поскольку, в отличие от двух первых участниц акции, она не входила в алтарную зону Храма Христа Спасителя.

Приговор Алехиной и Толоконниковой был оставлен без изменения, им также неоднократно отказывали в условно-досрочном освобождении.

«Алехину и Толоконникову в принципе не должны были судить за преступление на почве ненависти и отправлять в колонию, но они за решеткой вот уже полтора года, – говорит Таня Локшина. – Каждый лишний день в колонии для них – это еще один день неправомерного наказания, и российские власти должны немедленно обеспечить их освобождение».