Nadezhda Tolokonnikova, Maria Alyokhina, and Yekaterina Samutsevich, who were charged with hate-motivated hooliganism and taken into custody on March 2012. Samutsevich was released in October 2012.

© 2012 AP Images

(Москва, 17 августа 2012 г.) – Сегодняшний приговор трем участницам российской феминистсткой панк-группы Pussy Riot является некорректным и избыточно суровым, заявила Хьюман Райтс Вотч. Молодых женщин, которые уже более пяти месяцев провели под стражей, осудили по статье о хулиганстве по мотивам религиозной ненависти на два года лишения свободы в колонии общего режима. Участницы группы Pussy Riot должны быть освобождены, считает международная правозащитная организация.

«Обвинение и приговор по делу Pussy Riot – это передергивание и с точки зрения фактов, и с точки зрения закона, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Этих девушек с самого начала нельзя было привлекать за уголовное преступление на почве ненависти, и их должны немедленно отпустить».

Хамовнический суд Москвы признал 22-летнюю Надежду Толоконникову, 23-летнюю Марию Алехину и 30-летнюю Екатерину Самуцевич виновными в хулиганстве по мотивам религиозной ненависти и вражды в отношении социальной группы, совершенном группой лиц по предварительному сговору (часть 2 статьи 213 УК). Все трое находятся под стражей с момента ареста в марте этого года (в изменении меры пресучения им было отказано).

Группа Pussy Riot в составе четырех исполнителей 21 февраля устроила так называемый «панк-молебен» в московском Храме Христа Спасителя. В ярких одеждах и шапках-балаклавах они поднялись на солею (возвышение перед иконостасом), куда рядовые прихожане обычно не допускаются. Там они попытались исполнить свою сочиненную для акции песню «Богородица, Путина прогони!», сопровождая это танцами, прыжками и выкриками. Примерно через минуту их вывели из храма, которому не был причинен какой-либо имущественный ущерб.

В тот же день по социальным сетям широко разошелся видео-ролик с наложением полной версии песни «Богородица, Путина прогони!» на сцены перформанса. В песне выражался протест против предполагаемой близости Русской Православной Церкви к Кремлю и тесных отношений между патриархом РПЦ и президентом РФ.

Судья поддержала позицию обвинения о том, что действия девушек были мотивированы религиозной ненавистью, что они оскорбили и глубоко унизили православных верующих. Девять свидетелей обвинения, в том числе алтарники и охранники, заявили, что были глубоко оскорблены акцией.

Толоконникова, Алехина и Самуцевич утверждают, что целью их акции было выразить возмущение тесными связями РПЦ и Кремля и тем, как церковь и государство поддерживают и усиливают консервативные подходы друг друга к вопросам гендерного равенства, прав геев и др. Участницы панк-группы особенно жестко критиковали патриарха за его, как они утверждают, призывы голосовать за Путина на мартовских президентских выборах.

«Совершенно очевидно, что целью девушек из группы Pussy Riot было политическое выступление, и ясно, что некоторые сочли форму этого выступления оскорбительной, - говорит Хью Уильямсон. – Но между провокационным политическим заявлением и преступлением на почве ненависти – огромный разрыв».

Для того чтобы обеспечить баланс между правом на свободу слова и политических взглядов и защитой интересов других лиц, преступлениями на почве ненависти должны признаваться только действия, с большой долей вероятности способные непосредственно спровоцировать насилие, дискриминацию или вражду по отношению к конкретному лицу или четко определенной группе лиц, считает Хьюман Райтс Вотч. При этом должно быть очевидным отсутствие каких-либо других разумных альтернативных и превентивных способов реагирования.

Сказанное выше не означает, что противоправные действия должны оставаться безнаказанными лишь потому, что они  сопровождали законное выражение мнения, однако у российских властей было достаточно альтернативных способов привлечь Pussy Riot к ответственности, т.е. в административном порядке.

Это уже не первый случай, когда в России власти манипулируют законодательством для подавления критического творчества, напоминает Хьюман Райтс Вотч. В 2010 г. в Москве были осуждены организаторы скандальной выставки «Запретное искусство – 2006» в музее Сахарова. Они были признаны виновными в возбуждении религиозной вражды по «экстремистской» статье. Правда, тогда дело ограничилось штрафом. (В 2005 г. аналогичный процесс в связи с организацией выставки «Осторожно, религия!» также закончился обвинительным приговором и штрафом.)

Сегодняшный приговор Pussy Riot вполне укладывается в общий контекст «закручивания гаек» после мартовских президентских выборов. Летом парламент принял целый пакет законов, ужесточающих условия для неправительственных организаций, получающих зарубежное финансирование, и порядок организации и проведения массовых акций, а также регулирование интернета.

За беспрецедентными мирными акциями протеста зимы 2011/2012 гг. последовали майские события на Болотной площади и уголовное дело о массовых беспорядках, фигурантам которого вменяются несоразмерно тяжкие и зачастую необоснованные обвинения. В домах у лидеров оппозиции полиция проводила обыски, которые, как представляется, носили характер акций устрашения.

В июне адвокаты активистов, арестованных по делу о массовых беспорядках на Болотной, подали жалобы в Европейский суд по правам человека в связи с нарушениями прав обвиняемых, включая избрание им меры пресечения в виде заключения под стражу. В июле ЕСПЧ их зарегистрировал.

«Дело Pussy Riot кажется направленным не на защиту общественного порядка, а на показательное обозначение барьеров для политической критики», - говорит Хью Уильямсон.