(Москва) – Российские власти должны оперативно и эффективно расследовать сообщения о применении полицией избыточной силы против демонстрантов и произвольных задержаниях во время и после «Марша миллионов» 6 мая, заявила Хьюман Райтс Вотч. В проверке также нуждаются заявления о произвольных задержаниях сотен активистов во время «гуляний» 7 мая.

 

Во второй половине дня 6 мая десятки тысяч человек прошли маршем по центру Москвы. Марш завершался на Болотной площади, где властями был санкционирован оппозиционный митинг. Из-за установленных полицией кордонов безопасности был создан эффект «бутылочного горлышка», и возникла человеческая пробка. В этой ситуации несколько лидеров оппозиции начали призывать демонстрантов к сидячей забастовке, а отдельные демонстранты стали пытаться прорвать оцепление, в ряде случаев прибегая к насилию. Полиция реагировала жестко, применяя резиновые дубинки и сотнями задерживая людей, включая и тех, кто не проявлял никакой агрессии.

 

«Судя по всему, со стороны части демонстрантов действительно имели место и неподчинение приказам полиции и даже посягательства на сотрудников правоохранительных органов. Однако мы располагаем многочисленными убедительными сообщениями о том, что полиция задерживала не только нарушителей общественного порядка, но и людей абсолютно мирных, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Нас также тревожат заявления о полицейской жестокости, включая побои и неоправданное причинение боли и страданий».

 

С начала, еще в декабре прошлого года, периодических массовых протестных выступлений «Марш миллионов» 6 мая стал первой масштабной акцией, развитие которой пошло по сценарию силового противостояния.

 

Хьюман Райтс Вотч обеспокоена возможностью того, что российские власти используют противоправные действия отдельных демонстрантов 6 мая как предлог для дальнейшего ограничения свободы собраний. Международная правозащитная организация напоминает о позиции Европейского суда по правам человека, который исходит из того, что несанкционированный мирный протест не только не оправдывает ущемления свободы собраний, но и требует от властей определенной толерантности.

 

Право на мирные собрания гарантируется как международными договорами с участием России - Европейской конвенцией о правах человека и Международным пактом о гражданских и политических правах, так и российской конституцией. Европейский суд по правам человека недвусмысленно указывает, что свобода мирных собраний является настолько важной, что недопустимо подвергать человека даже минимальным дисциплинарным санкциям за одно лишь участие в демонстрации, если только с его стороны не имеют место противоправные действия.

 

«Вспышки насилия во время демонстраций происходят во всем мире, и международные нормы о правах человека обязывают государство ограждать общество от насилия, - отмечает Хью Уильямсон. – Однако насильственные действия со стороны некоторых демонстрантов не должны становиться для властей поводом ограничивать права и свободы, включая свободу собраний и свободу выражения мнений».

 

Ниже приводятся свидетельства очевидцев событий 6 и 7 мая.

 

«Марш миллионов» 6 мая

 

В СМИ приводились различные оценки числа участников московского «Марша миллионов» на Большой Якиманке: от 20 до 60 тысяч человек. Среди них были как активисты оппозиции, так и обычные граждане – студенты, пенсионеры и другие. Марш должен был завершиться митингом на Болотной площади недалеко от Кремля, который оппозиционные политические партии и гражданские активисты собирались провести накануне инаугурации Владимира Путина. Поначалу события развивались мирно.

 

Однако, судя по сообщениям СМИ и видеоматериалам, между дополнительным контролем безопасности, установленным полицией при входе на Болотную, и кордоном полицейских, перекрывавшей проход к Кремлю через Большой Каменный мост, возник эффект «бутылочного горлышка». В то время как шедшим в голове шествия удалось беспрепятственно пройти на Болотную, следующие за ними колонны стали скапливаться на выходе с Малого Каменного моста на площадь перед кинотеатром «Ударник». и непосредственно на подходе к площади в начале Большой Полянки.

 

В этой ситуации несколько известных оппозиционеров решили организовать «сидячую политическую забастовку». Ее инициаторы, среди которых были Сергей Удальцов, Алексей Навальный и Илья Яшин, сели на асфальт перед полицейским оцеплением и стали призывать других присоединяться. По сообщениям очевидцев и СМИ, Удальцов заявлял, что они требуют часового прямого эфира на федеральных телеканалах, отмены инаугурации и повторных выборов. Активисты пели «Интернационал» и агитировали остальных, в том числе через Twitter, приносить воду, еду, палатки и не уходить.

 

Как следует свидетельств очевидцев и и видеоматериалов, которые были отсмотрены Хьюман Райтс Вотч, вскоре после 18:00 группа агрессивно настроенных молодых людей попыталась прорвать полицейское оцепление. Омоновцы применили резиновые дубинки; начались задержания. Нескольким демонстрантам удалось прорваться через полицейское оцепление. Один бросил в омоновцев бутылку с зажигательной смесью, но лишь поджег одежду другого демонстранта (находившимся рядом активистам и полицейским удалось потушить пламя). После этого начались довольно длительные и ожесточенные столкновения между омоновцами и агрессивно настроенной частью демонстрантов.

 

Вскоре после прорыва полицейского оцепления Удальцову и Навальному удалось пройти на Болотную. Первый с трибуны стал призывать людей не уходить с площади. Полиция стащила его с трибуны и задержала. Навальный был задержан, не успев вскарабкаться на сцену. Обоих до следующего дня продержали под стражей, после чего по решению суда оштрафовали на тысячу рублей каждого за неподчинение полиции.

 

В течение следующих двух часов полицией было задержано большое число демонстрантов. Некоторые эпизоды происходили на глазах наших сотрудников. Мы также проинтервьюировали многих очевидцев задержаний – все они утверждали, что людей забирали неизбирательно. Очевидцы также указывали на применение полицией силы вне зависимости от наличия реальной угрозы со стороны демонстрантов.

 

Свидетельства очевидцев полицейского насилия

 

Несколько опрошенных нами активистов, двое из которых сами были задержаны, утверждали, что омоновцы в полном снаряжении волокли демонстрантов за руки и за ноги, выкручивали руки и топтали ногами упавших. Свидетели также рассказывали, что  некоторые демонстранты, которых полицейские били или волокли по асфальту, были в крови. По сообщениям СМИ, по меньшей мере троим потребовалась госпитализация.

 

Рассказывает адвокат-правозащитник Сергей Давидис, один из организаторов «Марша миллионов»:

 

Людей везде хватали без разбора. Сила применялась не только к тем, кто вел себя агрессивно. Одну [мирную] женщинуткнули электрошокером. Я видел, как омоновцы избивали людей. Они применяли дубинки, в том числе против тех, которые вели себя спокойно.

 

Журналиста независимой «Новой газеты» Алексея Померанцева омоновцы нанесли несколько ударов и отволокли в автозак. Как сообщило издание, после того, как офицер уже в автозаке ознакомился с его журналистскими документами, Померанца отпустили, .

 

По словам известного политолога и члена президентского совета по правам человека Дмитрия Орешкина, когда в образовавшемся «бутылочном горлышке» стала усиливаться давка и среди людей нарастало возбуждение, он решил обратиться к полицейским в своем официальном качестве.

 

Орешкин заявил Хьюман Райтс Вотч, что столкнулся с грубым отпором: «Я стал просить их дать людям больше места, отодвинув оцепление метров на десять, чтобы люди могли пройти на площадь, но меня игнорировали. Попытался пройти через оцепление с удостоверением [совета], чтобы переговорить с кем-то из начальства, но омоновцы меня не пропускали. Мне наступали на ноги. Я получил кулаком в живот, еще [они мне] что-то сделали с рукой, пошла кровь … В конце концов какой-то подполковник подошел, приказал меня пропустить».

 

Руководитель российского отделения Transparency InternationalЕлена Панфилова из того же президентского совета по правам человека также присутствовала на месте событий и была свидетелем многих задержаний. В интервью Хьюман Райтс Вотч она особо отмечала грубость сотрудников полиции, которые выкручивали руки и волокли людей по асфальту. Судя по ее наблюдениям, избыточно жестко действовали именно омоновцы. По мнению Панфиловой, власти «в целом создали ситуацию, в которой многие мирные граждане, иногда – целыми семьями, оказались запертыми в толпе среди насилия, не имея никакой возможности выбраться».

 

«Никакие беспорядки и насилие со стороны части демонстрантов не оправдывают неизбирательного применения полицией избыточной силы и произвольных задержаний», - заявил Хью Уильямсон.

 

Участники событий, находившиеся в середине и в хвосте колонны на Якиманке как до, так и после начала беспорядков, говорят, что среди демонстрантов нарастала нервозность в ситуации, когда они не понимали, что происходит и были со всех сторон сдавлены другими людьми и полицией.

 

После объявления на Болотной активистом движения «Солидарность» о начале лидерами оппозиции «сидячей забастовки» перед полицейским оцеплением часть людей устремилась к кордону на входе, чтобы выяснить, что там происходит. Поначалу полиция отказывалась пропускать выходивших, и только после вмешательства нескольких наблюдателей от президентского совета по правам человека и Уполномоченного по правам человека, тоже наблюдавшего же ходом событий, демонстрантам разрешили выходить по Лужковскому мосту.

 

«Нормальная работа полиции предполагает эффективную организацию больших скоплений мирно настроенных людей в интересах обеспечения им безопасных условий для выражения своей позиции, - говорит Хью Уильямсон. – К сожалению, в центре Москвы полиция не смогла или не захотела организовать дело так, чтобы множество собравшихся там людей смогли безопасно уйти, когда ситуация вышла из-под контроля».

 

Панфилова заявила Хьюман Райтс Вотч, что и она, и другие наблюдатели от президентского совета по правам человека пытались вмешиваться, когда считали действия полиции неоправданными, но в случае с омоновцами это было бесполезно: «Мы пытались как-то повлиять на ситуацию, чтобы людей не задерживали так жестко, так неизбирательно, выходили на ГУВД Москвы, но создавалось впечатление, что омоновцы им не подчинялись».

 

Насилие со стороны демонстрантов

 

Со стороны части демонстрантов также имели место акты насилия против полиции. Сотрудники Хьюман Райтс Вотч наблюдали, как некоторые бросали дымовые шашки и бутылки воды – как пустые, так и полные. Несколько свидетелей также подтвердили нам многочисленные сообщения СМИ о том, что агрессивно настроенные молодые люди бросали в полицейских куски асфальта, камни, шесты от плакатов. Группа демонстрантов также попыталась устроить баррикаду из поваленных мобильных туалетов.

 

Очевидец сообщил нам, что видел, как одному полицейскому камнем разбили лицо, оно было все залито кровью. Другой рассказал о двух случаях, когда на его глазах демонстранты набрасывались на одиночных сотрудников полиции и избивали их. Некоторые демонстранты хватали полицейские шлемы и рации и выбрасывали их в Обводной канал.

 

По официальным данным ОВД, 20 сотрудников получили травмы, и троим потребовалась госпитализация. На одной видеозаписи видно, что некоторые демонстранты использовали против полиции газовые баллончики. На глазах у нашего сотрудника группа людей забрасывала апельсиновыми и банановыми шкурками, бутылками и прочим мусором машину НТВ – проправительственного телеканала, известного своими сюжетами, дискредитирующими оппозицию.

 

Задержания и повестки в военкомат

 

К 22:00 6 мая ОВД сообщило о задержании свыше 400 человек. При этом уже на следующий день независимый сайт ОВД-Инфо, освещающий задержания во время массовых акций протеста, оценивал число задержанных на уровне 650 человек, приводя конкретные ОВД, куда они были доставлены, и перечисляя почти всех поименно.

 

Некоторых задержанных отпустили уже через несколько часов, другие оставались в полиции до следующего дня. 7 мая многие были решением суда оштрафованы на 1 тыс. рублей за «нарушение установленного порядка организации или проведения массовых мероприятий» или за неподчинение полиции. Несколько человек получили административный арест. Целый ряд демонстрантов еще ожидают рассмотрения своих административных дел в суде.

 

Хьюман Райтс Вотч также осведомлен о нескольких случаев, когда задержанным призывного возраста непосредственно в полицейских участках вручались повестки в военкомат. О десятках аналогичных эпизодах сообщалось в СМИ и блогах.

 

Срочная служба в вооруженных силах России не пользуется популярностью из-за неуставных отношенийи других грубых нарушений прав призывников. В результате военкоматы сталкиваются с трудностями при выполнении призывного плана, поскольку значительная часть молодых людей пытается избежать службы в армии, используя отсрочки или уклоняясь от призыва. В 2002 г. Хьюман Райтс Вотч публиковала доклад, в котором была документирована практика полицейских облав на призывников, хотя это не относится к правоохранительным функциям. Судя по свидетельствам задержанных демонстрантов, что власти теперь пытаются использовать вручение повестки задержанным в полиции как средство борьбы с протестной активностью среди молодежи, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

 

«Возмутительно и цинично использовать небезосновательный страх перед произволом призывной машины, чтобы припугнуть молодых участников протестных выступлений», - говорит Хью Уильямсон.

 

«Гуляния» 7 и 8 мая

 

На следующий день после событий на Болотной в центре Москвы стали собираться немногочисленные группы мирных активистов, чтобы выразить свой протест против третьего президентского срока Владимира Путина, инаугурация которого в это время проходила в Кремле. Многие были с белыми ленточками, ставшими символом протестного движения, и скандировали лозунги. Некоторые играли на музыкальных инструментах и пели.

 

В СМИ и блогах сообщалось, что полиция «зачистила» центр столицы и даже провела рейды по некоторым популярным кафе, забирая посетителей с белыми ленточками. Сайт ОВД-Инфо сообщает о задержании 7 мая 499 мирных протестующих. Почти всех спустя недолго время отпускали. 8 мая задержания мирных «гуляющих» продолжились, уже к полудню были задержаны несколько десятков человек.