(Москва) – В начале марта в Москве и других городах России имели место задержания и избиения мирных демонстрантов, заявила Хьюман Райтс Вотч. Международная правозащитная организация призвала российские власти оперативно привести к ответственности к сотрудников силовых структур, виновных в применении избыточной силы.

 

После президентских выборов 4 марта власти не препятствовали проведению массовых протестных акций в столице, но отказывались санкционировать аналогичные мероприятия в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде. Демократические выступления 5 и 10 марта в Москве, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде сопровождались задержаниями и избиением участников.

 

«Российские власти последние несколько месяцев давали возможность своим критикам, по крайней мере в Москве, выходить на массовые акции без вмешательства полиции, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Подавление мирных протестов теперь, когда выборы позади, свело бы на нет эту позитивную динамику».

 

5 марта тысячи человек пришли на Пушкинскую площадь  в центре Москвы, чтобы выразить свой протест в отношении победы Владимира Путина на президентских выборах. Организаторы согласовали с городскими властями проведение двухчасового митинга - с 19:00 до 21:00. Однако несколько сотен человек отказались уходить с площади после его окончания. Тогда в ситуацию вмешался ОМОН, который стал вытеснять оставшихся в подземный переход к метро.

 

Сотрудники Хьюман Райтс Вотч наблюдали за событиями на Пушкинской и проинтевьюировали пятерых участников митинга из числа тех, кто пытался остаться на площади после 9 вечера. Наши собеседники утверждали, что полицейские толкали людей и наносили удары, в том числе и упавшим на землю.

 

Один из активистов рассказывал Хьюман Райтс Вотч: «Они [сотрудники полиции] со всей силы нас толкали, хотя люди не оказывали сопротивления. Я видела, как в толпе вокруг меня несколько человек упало. Я сама в какой-то момент споткнулась и упала – пришлось быстро-быстро отползать в сторону, чтобы не попасть омоновцам под ноги».

 

По словам другого активиста, он видел, как полицейские наносили удары участникам митинга и волокли их в автобусы за руки и за ноги. Одной участнице акции протеста омоновцы сломали руку. В телеинтервью спустя несколько дней она заявила, что у полиции не было никакой необходимости применять силу, потому что она вела себя спокойно и не оказывала никакого сопротивления.

 

После митинга на Пушкинской несколько сотен активистов попытались собраться на Лубянской площади недалеко от Кремля. Этот митинг не был санкционирован, и омоновцы разогнали людей, пользуясь с резиновыми дубинками. По многочисленным сообщениям в СМИ, удары дубинкой получили несколько человек, в том числе корреспондент радио «Коммерсантъ FM» Ульяна Малашенко, которая была госпитализирована с сотрясением мозга после удара по голове.

 

Хьюман Райтс Вотч также располагает сообщениями о произвольных задержаниях в других местах в центре Москвы вечером 5 марта. Так, Карина Котова заявила, что была задержана вместе с друзьями с только за то, что у них на одежде были белые ленты. По ее словам, около 23:00 на Манежной к ним подошел сотрудник полиции и потребовал снять ленточки. Они отказались и через несколько минут были окружены полицейскими. Молодым людям было сказано, что их задерживают «по подозрению в участии в массовых беспорядках». Их до утра продержали в ОВД «Лефортово», после чего отпустили без предъявления обвинений.

 

По официальным данным МВД, вечером 5 марта всего было задержано 250 человек. Большинство были отпущены без предъявления обвинений. Некоторым была назначена дата явки в суд для рассмотрения административного дела об участии в несанкционированном мероприятии и/или сопротивлении полиции.

 

Как сообщил Хьюман Райтс Вотч сотрудник Фонда «Общественный вердикт» - российской НПО, которая с декабря прошлого года оказывает правовую поддержку демонстрантам, вечером 5 марта к ним поступило больше  ста звонков с просьбой о помощи. В большинстве случаев речь шла о произвольном задержании, применении полицией избыточной силы и недозволенном обращении со стороны сотрудников органов внутренних дел, включая побои.

 

«Даже митинг проводится без соответствующих санкций, избиение мирных демонстрантов или произвольные задержания невозможно оправдать, - говорит Хью Уильямсон. – И процессуальные права задержанных должны соблюдаться при всех обстоятельствах».

 

Серьезные проблемы имели место и в других крупных российских городах, иногда власти вообще отказывались санкционировать проведение митингов. Так, в Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге власти не дали санкции на проведение запланированных акций протеста, а затем разгонали участников с применением силы. Российское законодательство обязывает организаторов массовых мероприятий уведомлять власти о своих планах не ранее, чем за 15 и не позднее, чем за 10 дней до предполагаемой даты. Если заявленные место и/или время власти не устраивают, они обязаны в течение трех дней предложить заявителям альтернативное место и/или время проведения митинга.

 

По официальным данным, во время несанкционированного митинга на Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге 5 марта  были задержаны 280 человек. Большинство через несколько часов отпустили. Некоторым было предъявлено обвинение в участии в несанкционированном мероприятии и сопротивлении полиции и назначена дата административных слушаний.

 

Межрегиональная общественная организация «Комитет против пыток» сообщила Хьюман Райтс Вотч, что 10 марта в центре Нижнего Новгорода собрались около 200 человек, чтобы выразить свое несогласие с итогами выборов. Организаторы пытались согласовать митинг, но получили отказ: городские власти заявили, что не могут разрешить его по соображениям «общественной безопасности», но альтернативного места не предложили.

 

Как сообщил нам участник митинга Артем Соколов, люди начали собираться около 15:00, и уже через несколько минут омоновцы стали без предупреждения хватать их и тащить в автобусы. Было задержано больше 80 человек. Большинство впоследствии отпустили без предъявления обвинений.

 

Примерно 20 участникам митинга, в том числе и Соколов, были задержаны по подозрению в неподчинении требованиям сотрудников полиции и доставлены в полицейские участки. Их продержали в полиции до утра, хотя в протоколах задержания прямо указывалось, что они освобождаются до суда. Соколов заявил, что в милиции у него изъяли карту памяти от фотоаппарата и при освобождении не вернули. По его словам, в полиции с ним также «беседовали» пятеро сотрудников местного подразделения по предупреждению экстремизма (т.н. Центра Э), которые угрожали ему физической расправой в случае продолжения протестной активности.

 

Утром 11 марта задержанных посадили в автобусы и отвезли к зданию суда, где должны были проходить административные слушания. В суд их завели только после обеда, а до этого несколько часов держали в неотапливаемых автобусах без еды и воды. К 17:30 судья успела вынести решение только по делу Соколова. Он получил сутки административного ареста. По словам Соколова, в зал суда не допустили ни журналистов, ни родственников. Остальных задержанных после 21:00 отпустили, сказав, что «судья ушла домой».

 

Россия является участником целого ряда международных договоров о правах человека, в том числе Европейской конвенции о правах человека и Международного пакта о гражданских и политических правах, которые обязывают власти уважать право на свободу мирных собраний и при любых обстоятельствах запрещают недозволенное обращение с демонстрантами. Никакое требование о согласовании мирной акции протеста не должно использоваться для ущемления самого существа свободы собраний, которая имеет ключевое значение в демократическом обществе.

 

Как указывает Европейский суд по правам человека, несанкционированный характер мирной акции протеста не оправдывает ущемления свободы собраний, но требует от властей определенной степени толерантности. Правительство также обязано проводить расследование и обеспечивать правовую защиту по фактам нарушения этих обязательств.

 

«Отказывая в согласовании протестных митингов, власти фактически подталкивают мирных демонстрантов к нарушениям соответствующих норм, а потом под этим предлогом разгоняют митинги и арестовывают активистов, - говорит Хью Уильямсон. – Свобода собраний – это фундаментальный элемент демократии. В новом политическом цикле Россия должна обеспечить полное соблюдение своих обязательств в сфере свободы мирных собраний».