Полиция наблюдает за участниками акции "Белый Круг" в центре Москвы.

© 2012 Tanya Lokshina/Human Rights Watch

(Москва, 1 марта 2012 г.) – Российские власти не препятствуют массовым протестным выступлениям, но пытаются оказывать давление на отдельных оппонентов, заявила Хьюман Райтс Вотч.

На протяжении трех месяцев между декабрьскими парламентскими и мартовскими президентскими выборами власти оказывали давление на ведущую НПО по наблюдению за выборами, прямо или косвенно вмешивались в деятельность критически настроенных независимых СМИ и пытались запугать целый ряд активистов в различных регионах. Несколько активистов подверглись нападению неустановленных лиц.

«Российское правительство показало себя с хорошей стороны, не пресекая беспрецедентные по размаху оппозиционные выступления и предложив ряд позитивных законодательных изменений, - заявил Хью Уильямсон, директор отдела Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Но одновременно с этими положительными шагами власти предпринимают действия по запугиванию оппонентов, чтобы заставить их дважды подумать, прежде чем выступать с критикой или выходить на улицы. Общая атмосфера для гражданского общества остается враждебной».

Вмешательство в деятельность неправительственных организаций и независимых СМИ и давление на активистов принимает форму судебных исков, задержаний и угроз со стороны правоохранительных органов. В подконтрольных государству СМИ публиковались статьи, направленные на дискредитацию протестного движения и политической оппозиции.

Гражданские активисты из нескольких регионов России сообщали Хьюман Райтс Вотч, что их самих или их родственников вызвали в полицию для бесед «профилактического толка», а иногда и открыто угрожали. Новый регламент одного из ведущих российских регистраторов доменных имен позволяет закрывать веб-сайты без судебного решения. В Госдуме говорят о введении дополнительных ограничений на деятельность НПО, получающих зарубежное финансирование.

«У меня никогда не было таких проблем – пока я не стал политическим активистом», - заявил Хьюман Райтс Вотч один из активистов, который подвергся нападению около собственного дома, был жестоко избит и получил сотрясение мозга. Другого активиста неизвестные, представившиеся сотрудниками ФСБ, затолкали в машину и избили. Избиение сопровождалось угрозами дальнейших нападений, если он продолжит участвовать в протестах.

Прошлогоднее сентябрьское заявление Дмитрия Медведева о том, что Владимир Путин будет вновь баллотироваться в президенты, вызвало волну общественного недовольства. После парламентских выборов 4 декабря 2011 года десятки тысяч людей вышли на улицы, чтобы заявить о своем возмущении широкомасштабными, как считалось, подтасовками во время голосования. Они также требовали прекращения коррупции во власти, освобождения политзаключенных и ухода Путина в отставку. Беспрецедентная волна протестов продолжалась в Москве и других крупных городах России до начала марта.

В конце декабря Дмитрий Медведев объявил о реформах, призванных обеспечить политическую либерализацию. Президентские инициативы включали в себя восстановление выборности губернаторов и упрощение регистрации политических партий. По утверждениям Кремля, эти реформы готовились уже давно и никак не связаны с декабрьскими протестами.

«Следующему президенту России, кто бы он ни был, нужно будет продемонстрировать, что он всерьез настроен проводить реформы, и положить конец преследованиям критиков власти», - заявил Хью Уильямсон.

Запугивание и нападения на активистов

После декабрьских парламентских выборов участились случаи притеснений и попыток запугивания гражданских активистов. Некоторых активисты говорили о давлении со стороны правоохранительных органов, в особенности ФСБ и региональных подразделений Департамента по противодействию экстремизму МВД, - так называемых «Центров «Э».

В российских регионах многих активистов, а иногда их родственников вызывали в Центр «Э» и местные органы внутренних дел для неформальных бесед. Беседы нередко велись в угрожающем ключе. В ряде случаев накануне плановых митингов активисты подверглись административному аресту или нападению со стороны неизвестных.

Ниже приводится описание некоторых особо заметных инцидентов в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Самаре и Москве.

Москва

В январе сотрудники ФСБ и местного Центра «Э» связались с живущими в Тамбове родителями московского активиста Ильи Клишина, создавшего в Facebook группу «За честные выборы», где люди сообщали о поддержке митинга 10 декабря. Как заявил Хьюман Райтс Вотч сам Клишин, его отец был вызван в Центр по противодействию экстремизму в качестве свидетеля по неназванному уголовному делу. В ходе беседы, однако, его расспрашивали о последних поездках, политических взглядах и деятельности сына. Отцу намекнули, что Илья подозревается в экстремизме, но отказались сообщить какие-либо детали относительно якобы подозрительных действий с его стороны.

Санкт-Петербург

3 февраля антифашист Филипп Костенко из Антидискриминационного центра «Мемориал» подвергся на улице нападению двух неизвестных, после чего был госпитализирован с сотрясением мозга и переломом колена. Это произошло за день до митинга за честные выборы, на котором он собирался присутствовать.

По словам представителей АДЦ «Мемориал», прибывшие на место происшествия полицейские пытались отговорить Костенко писать заявление по факту нападения. На следующий день он получил по электронной почте письмо с угрозами новых нападений за дальнейшее участие в протестах.

Координатор программ АДЦ «Мемориал» Стефания Кулаева сообщила Хьюман Райтс Вотч, что это не первый случай угроз Костенко со стороны властей в связи с его правозащитной деятельностью. Так, в ноябре 2010 г. сотрудники петербургского Центра «Э» угрожал ему во время обыска квартиры активиста.

16 февраля правозащитники из АДЦ «Мемориал» и другие активисты провели акцию протеста против действий Центра «Э» и в поддержку Костенко. Мероприятие было санкционировано властями, однако Ирина Путилова, один из организаторов, получала звонки и электронные письма с угрозами, в том числе – физического насилия, как до, так и после мероприятия.

Нижний Новгород

27 января сотрудниками нижегородского Центра по противодействию экстремизму были арестованы четверо активистов оппозиционного политического движения «Другая Россия». В момент ареста активисты обсуждали технические аспекты организации протеста 4 февраля. Как сообщала Межрегиональная ассоциация правозащитных организаций «АГОРА», правоохранители объяснили задержание «схожестью с преступниками, совершившими ограбление». После четырех часов разбирательства всем четверым было предъявлено обвинение в участии в несанкционированном пикете, одному – еще и в неподчинении полиции. Суд приговорил всех четверых к штрафу.

19 февраля по дороге на очередной митинг подвергся нападению Алексей Садомовский, один из организаторов движения «За честные выборы». Машина с нападавшим ожидала Садомовского возле его дома. Активист был сбит с ног ударом в лицо, после чего нападавший нанес ему несколько ударов ногами по голове. Садомовский получил сотрясение мозга и множественные ушибы и ссадины.

Сам активист заявил Хьюман Райтс Вотч, что почти уверен в том, что нападение прямо связано с его активным участием в организации протестов: «Во-первых, они точно знали, куда я шел в тот день и караулили меня прямо у дома. Во-вторых, у меня никогда раньше не было таких проблем – пока не стал политическим активистом». Садомовский написал заявление в полицию, но, по его словам, пока не получал информации о возбуждении уголовного дела.

В декабре Садомовскому позвонил и «пригласил пообщаться» помощник проректора по внеучебной работе вуза, который юноша закончил полутора годами ранее. Активист отказался. В ответ ему сообщили, что на самом деле в вузе его уже ожидает сотрудник ФСБ, желающий с ним побеседовать. В тот же день сотрудник ФСБ посетил место работы матери активиста и провел беседу с ее непосредственным начальником. Предметом беседы была протестная деятельность Садомовского. В заключение сотрудник ФСБ попросил передать матери активиста, чтобы та повлияла на сына и убедила его прекратить «антипутинскую деятельность в интернете».

4 февраля нападению группы неустановленных лиц в штатском подвергся еще один лидер движения «За честные выборы» - Николай Николаев. Он сообщил Хьюман Райтс Вотч, что возвращался с друзьями очередного протеста, когда на улице к нему подошли люди, представившиеся сотрудниками ФСБ. Документов они не показали.

Николаеву было предложено сесть в машину. Он отказался, и тогда его затолкали в машину силой и увезли. Вскоре в машину подсел еще один человек, который посоветовал Николаеву держаться подальше от протестов, пригрозив последствиями, если активист не уберется из Нижнего Новгорода.

В машине Николаеву нанесли несколько ударов локтями и кулаками по голове и плечам. Его провезли еще несколько кварталов и выкинули на дорогу. Активист получил множественные ссадины и травму руки. Он сообщил о случившемся в полицию, однако ему не удалось выяснить, было ли возбуждено уголовное дело.

Николаев заявил Хьюман Райтс Вотч, что узнал в одном из людей в машине сотрудника нижегородского Центра «Э». Лицо этого человека также было зафиксировано на видеозаписи, сделанной с мобильного телефона одним из друзей Николаева, когда того заталкивали в машину.

Вечером 30 января нижегородская полиция арестовала местного политического активиста Анну Кузнецову. Формальной причиной ареста послужила неуплата Кузнецовой штрафа за организацию несанкционированного митинга 31 июля.

Кузнецова - один из главных организаторов регулярных акций «Стратегия-31» в поддержку свободы собраний в России. В момент ареста она занималась подготовкой акции 31 января.

Она заявила Хьюман Райтс Вотч, что не получала уведомления о штрафе по почте и не знала о судебном постановлении об административном правонарушении, однако выразила готовность уплатить штраф в момент ареста. Сотрудников полиции это не удовлетворило.

Кузнецову доставили в суд, который к тому моменту был уже закрыт. Несмотря на неурочное время, ее дело было быстро рассмотрено. Адвоката, мужа и подругу Кузнецовой в здание не пропустили, свидетели защиты на процессе не присутствовали. После краткого разбирательства судья назначила ей двое суток административного ареста.

Кузнецова также сообщила Хьюман Райтс Вотч, что в спецприемнике к ней приходил сотрудник нижегородского Центра «Э», который в ходе «неформальной беседы» пригрозил ей, что она «никогда не выйдет отсюда», если не прекратит «все эти пикеты».

Самара

По информации местных активистов, с 23 по 30 января сотрудники местного Центра «Э» приглашали «побеседовать» нескольких активистов. Они также побывали у родителей активиста, ведущего группу «Самара за честные выборы» в социальной сети «ВКонтакте». Оперативники требовали повлиять на сына, чтобы тот закрыл группу и прекратил протестную деятельность.

14 февраля правозащитник и журналист Александр Лашманкин подвергся нападению двух неизвестных, направляясь на заседание местного комитета за честные выборы. На подходе к зданию у него попытались вырвать сумку с ноутбуком. Лашманкину удалось удержать сумку, но он был избит и лишился мобильного телефона. Он был госпитализирован с травмой головы, переломом носа и множественными резаными ранами и ушибами лица.

По информации, полученной от ассоциации «АГОРА», по данному факту возбуждено уголовное дело, Лашманкин остается в больнице.

Волгоград

27 января Алевтину Дюпри, постоянную участницу и организатора собраний за честные выборы, пригласили «на беседу» в местный центр по противодействию экстремизму. Двое общавшихся с ней сотрудников не представились. По итогам беседы ей было предложено подписать бумагу о том, что она предупреждена об «уголовной ответственности» по статье 16 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности».

Давление на независимые СМИ

«Новая газета»

В конце февраля Национальный резервный банк (НРБ) заблокировал счет Александра Лебедева, якобы в связи с финансовыми нарушениями. Лебедев – основной акционер популярного российского еженедельника, известного острой критикой в адрес Кремля. Одновременно все транзакции НРБ были заморожены в ходе проведения очередной «внеплановой» углубленной проверки НРБ Центробанком. В итоге Лебедев лишился возможности перечислять средства «Новой газете».

Главный редактор Дмитрий Муратов заявил, что коллектив «Новой» согласен ради сохранения газеты временно поработать бесплатно. Он также заявил, что данная ситуация укладывается в общую парадигму: власти пытаются оказать давление на независимые СМИ в России накануне президентских выборов.

Независимый телеканал «Дождь»

В феврале прокуратура Замоскворецкого района Москвы запросила у руководства популярного независимого интернет-телеканала «Дождь» сведения об источниках финансирования сюжетов о митингах на Болотной площади 10 декабря и на проспекте Сахарова 24 декабря. Владелец канала Наталья Синдеева заявила прессе, что запрос был инициирован депутатом-единороссом Робертом Шлегелем.

Через несколько дней после парламентских выборов материалы телеканала за 5 и 6 декабря проверял Роскомнадзор на предмет соблюдения действующего законодательства в сфере массовых коммуникаций. Итоги этой проверки до настоящего времени не обнародованы.

Радио «Эхо Москвы»

4 декабря в результате мощной хакерской атаки был парализован сайт радиостанции «Эхо Москвы», широко известной освещением актуальной политической проблематики. «Эхо Москвы» сообщило о случившемся в Генеральную прокуратуру, Управление «К» МВД России и Центризбирком. Последний переслал заявление в Следственный комитет России, который в конце февраля уведомил радиостанцию, что не видит оснований для проведения проверки.

На встрече с руководством ведущих российских СМИ 18 января Владимир Путин упрекнул главного редактора «Эха» Алексея Венедиктова в том, что радиостанция «поливает [его] поносом с утра до вечера».

14 февраля «Газпром-медиа», владелец контрольного пакета акций «Эха Москвы», внезапно потребовал смены совета директоров радиостанции. Представители холдинга, который считается в большой степени подконтрольным Кремлю, оправдывали это решение целым рядом факторов, включая финансовые соображения и «повышенное внимание к радиостанции» в последние месяцы.

Алексей Венедиктов, 12 лет занимающий должность главного редактора радиостанции, в знак протеста объявил о своем выходе из состава совета директоров. 14 февраля он отметил, что намерение сменить совет директоров является «попыткой давления» со стороны «ретивых чиновников» после публичного выражения Путиным недовольства редакционной политикой. О возможной политической подоплеке событий вокруг «Эха» говорили и многие известные журналисты и эксперты в области СМИ.

Ограничения в интернете

В последние годы различные официальные лица неоднократно высказывались за ужесточение регулирования интернета, не предлагая, однако, конкретных законодательных шагов в этой области.

24 февраля вступил в силу новый регламент одного из ведущих российских регистраторов доменных имен – «Регионального сетевого информационного центра» (RU-CENTER). Он позволяет регистратору закрывать любой сайт в случае несоблюдения порядка пользования услугами и если его содержание будет признано противоречащим «общественным интересам». Ранее это можно было сделать только по решению суда.

Как заявил Хьюман Райтс Вотч руководитель Межрегиональной ассоциации правозащитных организаций «АГОРА» Павел Чиков, новый порядок вызывает у него опасения из-за возможности произвольного закрытия сайтов, которые государство посчитает вредными или нежелательными, причем с минимальными шансами на правовую защиту.

Давление на неправительственные организации

Выступая на съезде «Единой России» 27 ноября, Владимир Путин заметил, что «в преддверии выборов… представители некоторых иностранных государств собирают тех, кому они платят деньги, так называемых «грантополучателей», проводят с ними инструктажи, настраивают их на соответствующую «работу», для того чтобы повлиять самим в конечном итоге на ход избирательной кампании в нашей стране».

Подобным же образом Владимир Путин нередко высказывался в период своего президентства. Эти высказывания подхватывались высокопоставленными чиновниками и способствовали формированию враждебной атмосферы вокруг организаций, работающих в сфере гражданских прав и других острых вопросов.

В январе начальник УФСБ по Республике Коми Александр Калашников в официальном докладе назвал в числе действующих в республике «организаций экстремистской направленности» НПО «Коми правозащитная комиссия» и Ассоциацию «ГОЛОС». По его словам, их деятельность «направляется из-за рубежа, нередко финансируется иностранными неправительственными фондами и направлена на трансформацию политического строя в России». Он отметил, что ближайшие «экстремистские» демонстрации, намеченные на 4 и 24 февраля, ставили целью «сорвать проведение выборов Президента Российской Федерации».

В начале февраля на серии круглых столов в Госдуме некоторые депутаты высказывались за более отчетливое разделение нормативного регулирования для НПО с национальными и зарубежными источниками финансирования. На одном из этих круглых столов представитель Минюста сообщил о возможном расширении списка оснований для «внеплановых» проверок некоммерческих организаций.

Как сообщил Хьюман Райтс Вотч Юрий Джибладзе, руководитель Центра развития демократии и прав человека, член президентского совета по правам человека, законодательное оформление таких инициатив чревато неоправданным вмешательством государства в деятельность НПО и ужесточением контроля за их деятельностью. Это может создавать дополнительные помехи для работы неправительственных организаций.

Притеснение наблюдателей на выборах

В день голосования на парламентских выборах, 4 декабря, в результате хакерской атаки был парализован сайт Ассоциации некоммерческих организаций в защиту прав избирателей «ГОЛОС» - одной из ведущих НПО этого профиля, работающей в 40 российских регионах. С аналогичными проблемами столкнулись и несколько независимых СМИ, публиковавшие информацию о нарушениях на выборах, в том числе «Эхо Москвы», «Коммерсант» и интернет-ресурс Slon.ru.

Директор «ГОЛОСа» Лидия Шибанова сообщила Хьюман Райтс Вотч, что в день голосования многие наблюдатели «ГОЛОСа» сталкивались с угрозами со стороны должностных лиц, мешавших им вести мониторинг. На некоторых участках наблюдателей не пропускали в помещение или под произвольными предлогами требовали покинуть избирательный участок. У многих наблюдателей мобильные телефоны внезапно и необъяснимо оказывались отключенными от сети. Перебои со связью отмечались по меньшей мере в двух офисах «ГОЛОСа»; в одном имело место внезапное отключение электричества.

Накануне выборов несколько ведущих подконтрольных государству СМИ, в том числе государственный орган печати, «Российская Газета», опубликовали негативные материалы о «ГОЛОСе», обвиняя ассоциацию в предвзятости и коррупции. На канале НТВ был показан получасовой «разоблачительный» фильм про деятельность «ГОЛОСа».

2 декабря в Мировом суде Мещанского района Москвы слушалось возбужденное накануне административное дело о нарушении ассоциацией «ГОЛОС» запрета на публикацию в последние пять дней перед голосованием аналитических материалов по предвыборной тематике. Дело было заведено по инициативе председателя Центризбиркома в связи с публикацией онлайновой «Карты нарушений на выборах», в которой фиксировались жалобы с мест.

Суд не принял во внимание доводы защиты о том, что «ГОЛОС» публиковал не партийную агитацию, а сведения о нарушениях в ходе избирательной кампании и что международные стандарты свободы выражения мнений запрещают преследование подобных случаев. Рассмотрев дело за один день, суд оштрафовал «ГОЛОС» на 30 тыс. рублей за нарушение избирательного законодательства.

3 декабря Лидия Шибанова была остановлена таможенниками в аэропорту Шереметьево по прибытии в Москву. У нее изъяли ноутбук якобы для «проверки» программного обеспечения. При этом Шибановой было отказано в праве связаться с адвокатом. Через 12 часов ей разрешили покинуть аэропорт, однако не отдали компьютер.

Шибанова сообщила Хьюман Райтс Вотч, что в начале января собственник офисного помещения, занимаемого «ГОЛОСом», попытался расторгнуть с ними договор аренды, но «ГОЛОС» отказался освобождать помещение, поскольку договор предусматривает в таком случае уведомление за два месяца. После этого ассоциации было предложено освободить помещение на период с 1 до 6 марта в связи с «временным отключением электричества» в здании.

Шибанова заявила, что практически уверена в том, что это было прямой попыткой оказать давление на ассоциацию и помешать ей нормально работать во время президентских выборов: «Они не могли выкинуть нас на законных основаниях, поэтому попросту использовали надуманный предлог». Она также сообщила Хьюман Райтс Вотч, что в здание, в котором ассоциация сняла офис на время «отключения электричества», уже приходил сотрудник ФСБ и требовал у администрации предоставить список арендаторов.

Вмешательство в протестные выступления

Во время президентской избирательной кампании заметно выросла активность прокремлевских молодежных групп по противодействию и дискредитации гражданского общества и политической оппозиции.

Прокремлевские молодежные группы организуют митинги в поддержку Путина параллельно с свои массовыми протестными выступлениями, заявляя в московской мэрии свои мероприятия на тот же день, время и место, что и гражданская оппозиция. В феврале они начали собираться большими группами в тех кафе в центре Москвы, где обычно встречаются организаторы протестов и сочувствующие журналисты, заранее бронируя столики, выставляя таблички «За Путина!», фотографируя оппозиционеров и демонстративно прислушиваясь к их беседам.

Многие участники протестных выступлений сообщали о попытках словесных и физических провокаций со стороны прокремлевских активистов. Одним из последних эпизодов такого рода стало нападение молодых «путинистов» на лидера партии «Яблоко» Сергея Митрохина во время акции «Белое кольцо» в Москве 26 февраля. В этот день протестующие с белыми ленточками выстроились цепью на тротуарах вокруг Садового кольца.

Когда Митрохин прибыл на Садовое кольцо в районе Зубовского бульвара, его сразу окружили агрессивно настроенные молодые люди с плакатами «За Путина!». Они встали между ним и людьми на тротуаре, препятствуя Митрохину в раздаче листовок, и фактически выдавили Митрохина на проезжую часть, что могло послужить основанием для его задержания полицией за нарушение общественного порядка. Митрохин заявил СМИ, что считает это открытой провокацией.

Известный журналист и писатель Виктор Шендерович, активным образом участвующий в протестах, опубликовал в интернет-издании «Ежедневный журнал» материал о том, как последние полтора года ему поступают угрожающие звонки от прокремлевских молодежных активистов, которые стали особенно назойливыми и агрессивными в канун президентских выборов.

Как пишет Шендерович, 24 февраля – за два дня до акции «Белое кольцо» - «поинтересовались, когда я, наконец, подохну». Звонящие, отмечает Шендерович, пользуются определяемыми номерами телефонов, которые он исправно сообщает правоохранительным органам. Однако эффективного расследования по данным фактам не проводится.

Во второй половине дня 26 февраля, в ходе акции «Белое кольцо», была парализована работа «горячей линии», организованной правозащитниками для оказания оперативной правовой поддержки участникам протестных выступлений. Неизвестные набирали номер с минутным интервалом и вешали трубку. Эти звонки продолжалось около часа и фактически сделали линию недоступной для тех, кому требовалась помощь.

Одновременно аналогичной телефонной атаке подверглась IHelp, еще одна группа помощи участникам протестных выступлений.