Вторжение в Ирак положило конец жестокой диктатуре, но лидеры антииракской коалиции не правы, когда называют это гуманитарной интервенцией, говорится в публикуемом сегодня очередном всемирном докладе Хьюман Райтс Вотч.

 

Более 400 страниц Всемирного доклада Хьюман Райтс Вотч 2004: Права человека и вооруженный конфликт включают 15 эссе по различным проблемам взаимосвязи войны и прав человека от Африки до Афганистана, от сексуального насилия как метода ведения войны до новых тенденций в постконфликтной международной юстиции.

 

«Война не может служить оправданием для нарушений прав человека, - говорит Кеннет Росс, исполнительный директор Хьюман Райтс Вотч. – Слишком много правительств в 2003 году пытались прикрыть собственный произвол военной необходимостью».

 

В отличие от прошлых лет Всемирный доклад 2004 не содержит обзоров развития событий в области прав человека по более чем 70 странам, в которых работает Хьюман Райтс Вотч. Эта информация размещена в соответствующих страновых разделах на www.hrw.org.

 

Вооруженные конфликты прошлого года с особенной силой бросили вызов правам человека – и не только в Ираке. В одном из эссе показано, как правительства европейских и других государств старательно не замечают произвол в чеченской войне, которую российские власти теперь преподносят как свой вклад в глобальную борьбу с терроризмом. Несколько больший оптимизм внушает ситуация в Африке, где региональные лидеры, особенно в рамках недавно созданного Африканского союза, пытаются играть более активную роль в обуздании «забытых» вооруженных конфликтов и нарушений прав человека. Не исключено, что эти усилия могут дать новый импульс и ресурсы для решения серьезнейших конфликтов, в том числе в Демократической Республике Конго, западной Африке и Судане.

 

Три эссе посвящены правам человека в послевоенной ситуации. В одном рассказывается, как в Афганистане мир ускользает от коалиционных сил, уступающих контроль над страной за пределами Кабула жестоким полевым командирам. В бывшей Югославии серьезными препятствиями на пути возвращения беженцев и вынужденных переселенцев остаются отсутствие гарантий безопасности, пробуксовки правосудия и дискриминация в области занятости. В результате во многих регионах «этнические чистки» далеко еще не стали достоянием прошлого.

 

В отдельном эссе рассматривается острая необходимость правосудия за военные преступления и трудности, с которыми сталкиваются на сегодняшний день усилия по формированию международной юстиции, а также пути закрепления достигнутых успехов.

 

В эссе об антитеррористической кампании в Соединенных Штатах подчеркивается, что администрация Дж.Буша пытается вывести широкий спектр действий исполнительной власти в области безопасности из-под судебного контроля, который служит важнейшей гарантией соблюдения прав человека.

 

Три эссе посвящены средствам и методам ведения войны, в частности растущим международным усилиям по ограничению использования кассетных боеприпасов и участия детей в вооруженных конфликтах, а также по разработке мер воздействия на государства, поставляющие оружие тем, кто нарушает права человека. В четвертом рассказывается, как американские власти пользуются «режимом военного времени» в антитеррористической кампании, чтобы обеспечить себе свободу рук в нарушении прав подозреваемых в терроризме, в то время как во многих случаях должны применяться более жесткие «полицейские нормы» правоохранительного режима.

 

Эссе о «войнах за ресурсы» предлагает не забывать, как это часто бывает, о роли коррумпированных режимов в анализе ситуации, когда такие ценные ресурсы, как нефть или алмазы провоцируют мятежников к развязыванию гражданских войн.

 

В ключевом эссе Кеннета Росса отмечается, что свержение Саддама Хусейна положило конец одному из самых тиранических режимов. Однако военная интервенция против суверенного государства по определению чревата серьезными рисками и должна предприниматься по гуманитарным основаниям только в самых крайних случаях. Какой бы вопиющей ни была практика Саддама в области прав человека, самые страшные зверства были совершены задолго до военного вторжения. На момент прихода в Ирак коалиционных сил там не происходили и не назревали массовые убийства такого масштаба, который требовал бы превентивного военного вмешательства, как это должно быть при настоящей гуманитарной интервенции.

 

Для того чтобы применение военной силы подпадало под «гуманитарные основания», говорится в эссе, интервенция должна преследовать преимущественно гуманитарные цели; опасность массовых убийств должна быть неминуемой, а их масштаб действительно массовым; наконец, должны быть исчерпаны все другие способы предотвращения трагедии.

 

«Администрация Буша, как и Тони Блэр, не вправе называть войну в Ираке гуманитарной интервенцией, - говорит К.Росс. – Зверства Саддама безусловно заслуживают наказания, а самые тяжкие из них, такие как геноцид курдов в 1998 г., на тот момент вполне могли бы служить поводом для гуманитарной интервенции. Однако эта мера должна применяться исключительно для противодействия неминуемой или продолжающейся резне, но не задним числом в отношении преступлений, на которые в свое время никто не обращал внимания».

 

Заключительное эссе посвящено обзору развития правозащитного движения за 25 лет, прошедших с момента создания Хьюман Райтс Вотч. Сегодняшняя бесконечная и безграничная война с терроризмом ставит под угрозу многое из достигнутого за этот период. Хьюман Райтс Вотч призывает правозащитное движение показывать, что «питательной средой для терроризма служат репрессии, несправедливость, неравенство и отсутствие возможностей» и что «глобальная безопасность, поэтому, обеспечивается развитием открытых обществ, в которых утверждаются законность и терпимость и гарантируются права людей на свободное выражение убеждений и ненасильственное инакомыслие».