Лев Пономарев на Всероссийском съезде в защиту прав человека.

© 2017 Anton Novoderezhkin\TASS via Getty Images

(10 декабря) Лев Пономарев подал в суд прошение о предоставлении возможности присутствовать 11 декабря текущего года на похоронах Людмилы Алексеевой, выдающегося деятеля российского правозащитного движения и близкой соратницы и друга Пономарева.

Однако 10 декабря Тверской районный суд города Москвы отказалcя временно отпустить Пономарева из-под административного ареста, с тем чтобы он мог присутствовать на похоронах. Как пишет газета Коммерсант, при этом судья отказался доставить в суд самого Пономарева и отказался выслушать свидетелей, которые знали их обоих. Суд также посчитал, что тот факт, что Пономарев и Алексеева сотрудничали на протяжении тридцати лет не означает, что они были близкими людьми.

Обновление: 7 декабря Мосгорсуд рассмотрел жалобу Пономарева на административный арест и сократил его срок до 16 дней. 

(Москва) – Один из основателей российского правозащитного движения Лев Пономарев был несправедливо отправлен под арест за пост о мирной протестной акции в Facebook, сообщает Хьюман Райтс Вотч. 5 декабря 2018 г. Тверской районный суд Москвы назначил 77-летнему правозащитнику 25 суток административного ареста по делу о повторном нарушении порядка организации и проведения публичных мероприятий. Лев Пономарев должен быть немедленно освобожден, считает Хьюман Райтс Вотч.

«Арестом Льва Пономарева власти сегодняшней России показывают, насколько далеко они готовы идти, - говорит Рейчел Денбер, замдиректора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Они готовы разобраться и со свободой слова, и со свободой мирных собраний, и даже со знаковыми фигурами правозащитного движения. Пожалуй, именно этот посыл и заложен в дело Пономарева».

К освобождению Льва Пономарева уже призвали Совет по правам человека при Президенте РФ, комиссар Совета Европы по правам человека и "Международная амнистия".

Лев Пономарев много лет возглавляет независимое движение «За права человека». 28 октября в своем блоге и на странице в Facebook он высказался по поводу отказа столичных властей согласовать мирную акцию «За наших и ваших детей» на Лубянке. Он представил доказательства добросовестных попыток организаторов согласовать мирное собрание и объяснил, почему отказ нарушает права человека. Там же он написал, что собирается сам пойти 28 октября на Лубянку, где изначально планировалось собрание, но прямо оговорился, что не призывает к этому других и что каждый должен решать сам.

Позднее в тот же день несколько сотен человек вышли на митинги в Москве и Санкт-Петербурге, полиция задержала несколько десятков из них. Пономарева в числе задержанных не было. 1 декабря его доставили в отдел полицию из дома для составления протокола о повторном нарушении порядка организации и проведения публичных мероприятий. 5 декабря Тверской районный суд назначил 77-летнему правозащитнику 25 суток за подстрекательство к участию в несанкционированной акции. Ему было вменено повторное нарушение, поскольку в июле этого года  Пономарев уже был оштрафован за одиночный пикет в поддержку фигурантов дела «Нового величия». 6 декабря постановление об аресте было обжаловано в Мосгорсуд.

Российское законодательство об организации и проведении публичных мероприятий нарушает право на свободу мирных собраний, устанавливая чрезмерно жесткие санкции за несанкционированные, но мирные собрания, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

Несмотря на это, в последние годы россияне много раз выходили митинги и демонстрации по самым разным поводам от коррупции до пенсионной реформы. Только за первую неделю декабря в России прошли акции против войны, мусорных свалок, закрытия школ и мизерного пособия для тех, кто ухаживает за людьми с инвалидностью.

Новость об аресте Льва Пономарева пришла буквально через пару недель после того, как Европейский суд по правам человека вынес резонансное постановление, в котором признал российское правительство ответственным за нарушение права на свободу собраний. Суд осудил российскую практику запрещения мирных протестов под надуманными предлогами с последующими арестами организаторов и участников – даже в тех случаях, когда организаторы добросовестно стремились согласовать с властями место проведения. Суд также прямо указал, что в основе такой практики могут лежать политические мотивы.

В интервью прессе соратники Льва Пономарева как раз не исключали наличия политической подоплеки в его деле: некоторые отмечали, что он фигурировал в числе организаторов намеченного на 16 декабря марша против войны и произвола силовиков. Одна из его коллег заявила «Новой газете», что не исключает запрета акции и что власти могли затеять дело против Пономарева как предлог для запрета марша, вынуждая потенциальных участников выбирать между отказом от реализации права на свободу выражения и свободу собраний или все-таки участвовать, но рискуя столкнуться с жесткими действиями полиции, задержаниями, штрафами и лишением свободы.

6 декабря Пономарева в спецприемнике посетили члены московской общественной наблюдательной комиссии, независимого органа, уполномоченного государством осуществлять общественный контроль за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания. Он рассказал им, что койки у него в камере сломаны, и он не может нормально ни прилечь, ни спать. Наблюдатели также отметили переполненность камеры и некурящие были вынуждены делить камеру с курящими.

В 2012 г. Европейский суд по правам человека указывал на «неадекватные» условия содержания задержанных как на устойчивую системную проблему в России, отмечая, что в связи с этим были вынесены десятки постановлений о нарушении правительством запрета на бесчеловечное и унижающее достоинство обращение и что еще сотни аналогичных жалоб ожидают своей очереди. По мнению суда, эта проблема получила широкое распространение вследствие ненадлежащего функционирования российской пенитенциарной системы и недостаточности правовых гарантий.

«Российские власти берут инакомыслие и мирные протесты в плотное кольцо репрессий, но история показывает, что это не остановит граждан, которые требуют, чтобы власть их услышала», - говорит Рейчел Денбер.