Сервер Караметов после произвольного ареста в августе 2017 г.

© Частное фото, 2017

Казалось бы, ситуация для крымских татар в Крыму - уже хуже некуда, но видимо, это не так.

Вчера суд в Симферополе приговорил 76-летнего Сервера Караметова к 10 суткам ареста за «неповиновение полиции» во время проведения одиночного пикета.

8 августа 2017 г. Караметов стоял перед Верховным судом Крыма с плакатом «Путин, наши дети не террористы». Он вышел на акцию протеста в связи с делом крымско-татарского лидера Ахтема Чийгоза, которому вменяется организация массовых беспорядков в 2014 г. – в первые недели после российской оккупации Крыма.

К нему подошли трое полицейских и предложили пройти с ними. Когда Караметов отказался, его увели силой. Его адвокат Эмиль Курбединов рассказал, что у Караметова болезнь Паркинсона, которая может вызывать непроизвольные сокращения мышц. Эти непроизвольные движения, по словам Курбединова, полицейские и приняли за попытку оказать сопротивление. Суд не стал разбираться и 9 августа, отказавшись назначить медицинское освидетельствование, назначил Караметову административный арест.

Днем ранее в рамках отдельного дела Караметов был оштрафован за нарушение порядка организации или проведения публичных мероприятий. По российскому законодательству одиночные пикеты не требуют согласования, однако власти регулярно привлекают пикетчиков к ответственности за «несанкционированные» акции.

При российских властях в Крыму сложилась всепроникающая атмосфера страха и репрессий. Люди, которые мирно выражают свой протест или критикуют действия российских властей, подвергаются лишению свободы, нападениям, насильственным исчезновениям, запугиваниям или выдворению. Особенно это относится к крымским татарам. Их лидерам закрыт взъезд на полуостров, их представительный орган – Меджлис был в итоге запрещен, крымско-татарских активистов по надуманным обвинениям отправляют за решетку, а СМИ закрывают.

Произвольное задержание и административный арест Караметова за мирную реализацию им основополагающих прав стали очередным проявлением этой кампании тотальных притеснений – кампании, который российские власти должны наконец прекратить.