ОБНОВЛЕНИЕ: 10 февраля 2017 г. Конституционный Суд РФ установил, что статья 212.1 Уголовного Кодекса не применима к участникам мирных акций, не повлекших угроз обществу.

22 февраля, Верховный Суд РФ постановил отменить приговор Дадину, признать за ним «право на реабилитацию», и освободить его из колонии.

26 февраля, Ильдар Дадин был освобожден из колонии.

(Москва) – Ильдар Дадин, осужденный в России за мирные одиночные акции, утверждает, что подвергается в колонии побоям, унижающему достоинство обращению и угрозам издевательств и физической расправы, заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч. Власти должны немедленно освободить его и оперативно и эффективно расследовать его заявления о пытках и недозволенном обращении.

34-летний Дадин стал первым человеком в России, который был осужден по введенной в 2014 г. уголовной статье «Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования».

«Российские власти должны немедленно освободить Ильдара Дадина, - говорит Юлия Горбунова, исследователь Хьюман Райтс Вотч по России. – Он был осужден исключительно за мирную реализацию своего права на свободное выражение мнения, а это уже привело в дальнейшем к физическому насилию по отношению к нему и даже угрозам смерти».

Ильдар Дадин, заключен в тюрьму в России за мирные одиночные акции.

Дадин был осужден в Москве в декабре 2015 г. на три года лишения свободы за неоднократные одиночные пикеты, по апелляции срок был сокращен до двух с половиной лет. В сентябре 2016 г. он был этапирован в колонию в карельской Сегеже для отбытия наказания.

Адвокат Дадина Алексей Липцер сообщил Хьюман Райтс Вотч, что во время свидания 31 октября 2016 г. Дадин рассказал ему о жестоких побоях и угрозах физической расправы со стороны персонала колонии и прямо заявил, что опасается за свою жизнь. По словам Липцера, Дадин отказался в разговоре раскрывать детали недозволенного обращения, опасаясь, что разговор может быть подслушан или записан на камеру. Вместо этого он стал писать на клочке бумаги. Адвокат переписал эти заметки и передал их жене Дадина и нескольким российским и международным СМИ.

Дадин рассказал адвокату, что практически сразу по прибытии в колонию 10 сентября его отправили в ШИЗО. Он посчитал такое взыскание произвольным и объявил голодовку. В своих записях он сообщил, что 11 сентября к нему в камеру пришел начальник колонии с тремя сотрудниками и они вместе начали его избивать. По словам Дадина, в тот день его били еще четыре раза – человек по 10 – 12 одновременно, ногами. После третьего избиения опустили голову в унитаз прямо в камере ШИЗО.

Дадин утверждает, что 12 сентября ему сковали руки за спиной и подвесили за наручники. Через полчаса сняли с него нижнее белье и пригрозили привести другого заключенного, чтобы изнасиловать его, если он не прекратит голодовку. Впоследствии начальник колонии несколько раз угрожал, что его будут бить еще сильнее или даже убьют, если Дадин будет жаловаться или отказываться соблюдать режим.

Жена Дадина Анастасия Зотова сообщила Хьюман Райтс Вотч, что много раз писала мужу, но последний ответ получила 1 сентября – за девять дней до отправки в колонию.

«Приоритетами сейчас должны быть обеспечение безопасности Ильдара Дадина и немедленное расследование его заявлений о пытках», - сказала Юлия Горбунова.

1 ноября российская «Новая газета» сообщила, что администрация колонии подтвердила применение персоналом «физической силы и спецсредств» к Дадину, поскольку тот якобы отказывался выходить из камеры и «стал хватать руками сотрудников за форменную одежду».

Регулярное применение пыток в местах лишения свободы в России задокументировано фондом «Общественный вердикт», Комитетом по предотвращению пыток и другими независимыми группами, отслеживающими случаи неправомерных действий и нарушений со стороны сотрудников правоохранительных органов и оказывающих правовую помощь жертвам пыток.

С 2012 г. российский парламент принял целую серию законов, жестко ограничивающих свободу выражения мнений, свободу собраний и свободу ассоциации. В 2014 г. в Уголовном кодексе появилась статья об ответственности за неоднократное нарушение порядка организации и проведения публичных мероприятий, максимальное наказание по которой составляет пять лет лишения свободы. В 2015 г. Дадин неоднократно подвергался произвольному задержанию за индивидуальные пикеты. Первый раз он протестовал против приговора мирным активистам за участие в массовой демонстрации на Болотной площади накануне инаугурации Владимира Путина в мае 2012 г. Затем его еще четырежды задерживали за аналогичные «правонарушения», в том числе – за мирный одиночный пикет против роли России в конфликте на востоке Украины.

Уголовные дела по этой статье возбуждались в отношении еще нескольких человек, выходивших на одиночные пикеты. Одним из фигурантов стал 76-летний Владимир Ионов, активно критиковавший действия России в Донбассе. В августе он уехал из России.

Российские власти нередко произвольно отказывают критикам правительства или оппозиционным политикам в согласовании публичных акций и наказывают участников несанкционированных мирных собраний и одиночных пикетов.

Право на свободу мирных собраний закреплено в Конституции России и в международных договорах с ее участием – Европейской конвенции о правах человека и Международном пакте о гражданских и политических правах. Как указывает Европейский суд по правам человека, свобода принимать участие в мирных собраниях настолько важна, что человек не может быть подвергнут санкциям, даже минимальным, за участие в демонстрации, которая не была запрещена, если только он не совершает актов насилия или аналогичных преступлений. Суд исходит из того, что в тех случаях, когда демонстранты не прибегают к насилию, властям важно проявлять терпимость в отношении мирных собраний, иначе свобода собраний лишается реального смысла.

После декабрьского приговора Дадину «Международная амнистия» признала его узником совести.

«Лишение Дадина свободы стало еще одним знаком стремительно нарастающей нетерпимости российских властей к инакомыслию, - говорит Юлия Горбунова. – Нужно прекратить это тотальное подавление несогласных. Властям следует также немедленно расследовать сообщения о нарушениях в местах лишения свободы».