Анти-гей-активисты топчут флаг цвета радуги во время протеста гей-сообщества против нового закона «о запрете пропаганды отрицания традиционных семейных ценностей», предложенного нижней палатой парламента – Государственной Думой. Москва, 11 Июня 2013 г. 

© 2017 Reuters

«Лили», трансгендерная женщина из Узбекистана, приехала на север России в 2015 году в поисках работы, надеясь скопить на операцию по смене пола. В декабре 2016-го на нее вечером напали на улице трое мужчин, затолкали в машину, отвезли на квартиру и изнасиловали. Еще они сняли это на видео и потребовали с Лили денег, угрожая выложить запись в сеть.

Полиция по горячим следам задержала двоих. В мае этого года мурманский суд признал их виновными в вымогательстве с применением насилия и приговорил к четырем годам лишения свободы. Но обвинение в изнасиловании им не предъявили, хотя происшедшее необратимо изменило жизнь Лили. «Я хочу поменять эту жизнь на другую», - объясняла мне она. С другой стороны суд усмотрел в деле мотив ненависти по признаку гендерной идентичности – а такое в России нечасто случается.

Нападения на почве ненавести в 2010-2016 гг., отмеченных на карте России – убийства выделены красным цветом, а нанесения телесных повреждений - зеленым. 

© Комитет «Гражданское содействие», 2017

Важность признания мотива ненависти в отношении ЛГБТ связана с тем, что преступления на почве ненависти являются в стране серьезной проблемой, и это будет одним из вопросов, которые на этой неделе рассмотрит в Женеве Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации в контексте изучения периодического отчета РФ о выполнении своих обязательств в рамках соответствующей международной конвенции. Задача экспертов осложняется тем, что Россия не ведет отдельной статистики таких преступлений и не предоставляются соответствующие данные для сводной статистики ОБСЕ, которую ежегодно публикует Бюро по демократическим институтам и правам человека. Но данные независимого мониторинга свидетельствуют о том, что чаще всего жертвами преступлений на почве ненависти в России становятся «неславяне», представители религиозных меньшинств и ЛГБТ.

В Москве Анастасия Денисова из Комитета «Гражданское содействие», который занимается проблемами мигрантов и беженцев, ведет интернет-проект hatecrimes.ru, оказывающий правовую помощь пострадавшим и компенсирующим отсутствие официальной статистики с помощью интерактивной карты преступлений на почве ненависти в России, на которую переносятся данные независимого информационно-аналитического центра «Сова», а также данные из других источников. Она рассказала мне, что «в большинстве случаев нападений на людей другой этничности, сотрудники полиции автоматически воспринимают пострадавшего как виновного в инциденте, и нашим адвокатам приходится провести серьезную работу, чтобы объяснить, кто в деле жертва, а кто агрессор. Кроме того, если в результате нападения произошло еще и, например, ограбление, то власти предпочитают возбуждать дело просто по статье ‘грабеж’, игнорируя мотив ненависти».

Россия должна обеспечить систематическое признание мотива ненависти как отягчающего обстоятельства и организовать обязательные программы повышения квалификации по работе с преступлениями на почве ненависти для сотрудников правоохранительных органов и судей. Правительству следует выделить преступления на почве ненависти в отдельную строку в статистике, чтобы общество могло иметь четкое представление о реальном масштабе проблемы, а также возобновить подачу информации о преступлениях на почве ненависти в ОБСЕ в рамках участия в международных усилиях по разрешению этой проблемы.