(Варшава) – В разных городах Таджикистана прошла череда жестоких нападений на родственников мирных таджикских оппозиционеров, которые участвуют в варшавской межправительственной конференции, посвященной правам человека и основным свободам, сообщила сегодня Хьюман Райтс Вотч. Власти Таджикистана должны категорически осудить данные акты мести и провести эффективное расследование. Кроме того, они должны принять меры по предотвращению травли в интернете в отношении исследователя Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии.

Ежегодное совещание по реализации мер по вопросам человеческого измерения (HDIM) — межправительственная конференция, которую проводит Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) проходит с 19 по 30 сентября 2016 года. Таджикская делегация предприняла крайне необычный шаг, покинув 22 сентября конференцию в знак протеста против того, что ОБСЕ позволила принять в ней участие оппозиционным активистам. ОБСЕ и ее государства-участники должны осудить акты коллективного наказания и жестокой мести и потребовать от таджикских властей положить этому конец и выполнить основные обязательства Таджикистана по обеспечению свободы выражения мнений, принятые страной на себя в рамках ОБСЕ.

Мирные демонстранты из запрещенной Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ Таджикистана) на молчаливой акции протеста на Совещании ОБСЕ по человеческому измерению. Варшава, 19 сентября 2016 года.

© 2016 Стив Свердлоу

«Есть горькая ирония в том, что осуществление права на свободу слова на международной конференции, посвященной охране свободы слова, вылилось в порочное насилие толпы над родственниками участников, — сказал исполнительный директор Хьюман Райтс Вотч Кеннет Рот. — Скоординированный характер, почти одновременных нападений в разных городах, дает возможность предположить, что они происходили при участии государства, тем более что власти никак им не препятствовали и не осудили».

Нападения на родственников мирных таджикских оппозиционеров из запрещенной на территории страны Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и оппозиционного движения «Группа 24», принимавших участие в молчаливых протестах и выступавших с докладами на конференции, произошли при обстоятельствах, которые заставляют предположить, что нападения были организованы и скоординированы таджикскими властями. Толпа атаковала дома родственников на протяжении нескольких дней, а власти организовывали митинги с участием школьников старших классов и студентов, на которых активистов клеймили как «врагов народа».

Рот выступил на панельной дискуссии на открытии конференции 19 сентября.

Задержание родственников протестующих, учувствовавших в молчаливых протестах

19 сентября у здания, где проходила конференция, несколько десятков активистов Партии исламского возрождения устроили мирную акцию протеста, которая затем перешла в молчаливые протесты на пленарных заседаниях. Активисты держали плакаты и были одеты в футболки с изображением лиц многочисленных членов партии и других организаций, осужденных по политически мотивированным обвинениям. На следующее утро в Душанбе сотрудники службы безопасности Таджикистана задержали до 30 родственников протестующих, после того, как вызвали их на допросы в городах, включая Дангар, Душанбе, Худжанд и Рудаки. Об этом Хьюман Райтс Вотч рассказали сами участники акции протеста и некоторые из их родственников.

Эмигрировавший лидер партии Илхомджон Якубов сообщил, что 20 сентября его мать, брат и сестры были задержаны и доставлены в здание службы безопасности в Худжанде. По его словам, силовики допрашивали, угрожая «уничтожить их», если Якубов продолжит публично критиковать правительство. Его родных отпустили на следующий день.

Месть после докладов на конференции

Начиная с 20 сентября, на пленарных заседаниях выступали с докладами различные активисты Партии исламского возрождения и «Группы 24», поднимавшие вопросы о положении с правами человека в Таджикистане, в том числе о политически мотивированных арестах и нарушении права на свободу выражения мнений, собраний и объединений.

21 сентября Хьюман Райтс Вотч и Норвежский Хельсинкский комитет представили видеосюжет “Tajikistan: Hunting Critics at Home and Abroad” [«Таджикистан охотится на оппозиционеров внутри и за пределами страны»]. Мероприятие собрало большую аудиторию, включая членов официальной делегации Таджикистана. На нем выступили политические активисты Шабнам Худойдодова, Вайсиддин Одинаев, Илхомджон Якубов и Собир Валиев, рассказавшие о нарушениях прав человека на территории Таджикистана и за его пределами.

Илхомджон Якубов

22 сентября около 14:00 у дома семьи Илхомджона Якубова в Худжанде, по свидетельствам очевидцев, собрались более 200 местных жителей. Толпа выкрикивала, что Якубов «враг народа», «террорист» и «предатель», держа в руках плакаты с аналогичными надписями. Несколько демонстрантов безуспешно пытались ворваться в дом, где находилась мать Якубова.

Они ушли час спустя, но вернулись в 14:00 на следующий день. В этот раз они бросали камни и опять безуспешно пытались выломать дверь. В то же самое время толпа, выкрикивавшая аналогичные лозунги, собралась у дома сестры Якубова, Муниры Джураевой. Родные Якубова заметили в толпе сотрудников таджикской службы безопасности в штатском. Его родственники позвонили в полицию, но на их звонок никто не отреагировал.

26 сентября сотрудники служб безопасности пришли в дом к матери Якубова и предупредили его родных, что в случае, если Якубов не вернется в Таджикистан, чтобы предстать перед «правосудием», у его семьи отнимут недвижимость. Они обвинили Якубова в том, что ему платят международные организации за то, чтобы он «опорочил репутацию Таджикистана».

А 27 сентября от 150 до 200 человек собрались у дома брата Якубова и выкрикивали, что Якубов «продал» Таджикистан.

Шабнам Худойдодова

20 и 21 сентября похожие события развивались в городе Куляб, рядом с домом семьи независимой активистки Шабнам Худойдодовой. По словам родственников и соседей, наблюдавших инцидент, 20 сентября толпа, состоявшая из учащихся, учителей, директоров из различных школ, городских чиновников и представителей местного телевидения, собралась в кабинете, где проходили занятия у ее 9-летней дочери. Толпа насмехалась над ней; ее называли дочерью «террористки» и «врага народа» и шли за ней до самого дома, где она живет с бабушкой и другими родственниками.

Толпа окружила дом, выкрикивая, что Худойдодову надо отдать под суд за критику президента. Представители местного телевидения, включая известного телевизионного руководителя Сафарали Эргашева, снимали происходящие события, в которых активную, руководящую роль играли городские чиновники. Сборище продолжалось около часа.

На следующий день толпа вернулась. Собравшиеся набросились на 10-летнюю племянницу Худойдодовой, били ее кулаками и ногами, очевидно, приняв за дочь Шабнам. Они забросали камнями ворота и окна, а несколько человек снеся ворота ворвались в дом. Пытавшихся их остановить как минимум трех родственников толпа избила с криками, что те являются «террористами». Толпа набросилась на мать Шабнам, Джамилу Худойдодову, с криком: «Мы тебе дом сожжем!»

Как сообщил Хьюман Райтс Вотч источник, близкий к городской администрации Куляба, все это организовали кулябские отделение спецслужб, заставив городских чиновников, директоров школ и руководителя местного телеканала мобилизовать учащихся и других людей на сбор у дома Худойдодовой.

Мать Худойдодовой 23 сентября попыталась подать заявление в местное отделение милиции. По ее словам, сотрудник милиции накричал на нее:

Да как ты смеешь жаловаться?! Тебе что, за дочь свою не стыдно? Радоваться должна, что тебе дом бензином не облили и не сожгли дотла! Скажи дочери, чтобы заткнулась и не писала, и не говорила больше ничего. Мы ее скоро поймаем и повесим у тебя на глазах!

Репрессии против других участников конференции

Еще один докладчик конференции независимый активист Вайсиддин Одинаев сказал, что после того как он решил выступить на одном из пленарных заседаний, его родственников в Душанбе тоже вызывали на допросы и не давали им покоя.

Кроме того, Хьюман Райтс Вотч получила информацию из надежных источников о том, что толпы собирались у домов, где живут родные эмигрировавших лидеров Партии исламского возрождения Мухаммадсобира Абдукахора и Бободжона Каюмова, а также у дома осужденного активиста партии Рахматулло Раджаба.

Протесты перед зданиями ОБСЕ в Таджикистане и лекции в ВУЗе

«Радио Озоди» (таджикская служба «Радио Свободная Европа») транслировало запись, сделанную в Душанбе 22 сентября. На записи видна группа протестующих перед местным офисом ОБСЕ. Протестующие кидали камни, пинали ворота и обвиняли организацию в поддержке террористов. «Радио Озоди» показало также видеозапись лекции для студентов медицинского института, проведенной 22 сентября. На лекции студентам показывали фотографии участников конференции в Варшаве. Аналогичные демонстрации прошли также у других местных отделений ОБСЕ по всему Таджикистану.

Репрессии в отношении исследователя Хьюман Райтс Вотч

22 сентября на нескольких фейковых аккаунтах в Фейсбуке появились угрожающие карикатуры с изображением исследователя Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии Стива Свердлова. На рисунках, где использовалось лицо Свердлоу, он показан рядом с изображением Мухиддина Кабири — эмигрировавшего лидера Партии исламского возрождения. Несколько изображений носили унижающий и антисемитский характер.

23 и 24 сентября государственное информационное агентство Таджикистана «Ховар» опубликовало серию статей с нападками на Хьюман Райтс Вотч и Свердлоу за то, что организация и ее сотрудник якобы поддерживают «экстремистов». В одном из материалов автор обвиняет Хьюман Райтс Вотч и Свердлоу в том, что они вступили в альянс с Кабири. Хьюман Райтс Вотч — это политически независимая организация, которая не работает с политическими партиями ни в Таджикистане, ни в одной другой стране мира.

Грозные образы Свердлоу продолжают отображаться в различных фейковых аккаунтах в Фейсбуке, почти целиком состоящих из изображений с угрозами и травлей в адрес мирных активистов от политической оппозиции. Хьюман Райтс Вотч и другие аналитики предполагают, что эти аккаунты могут быть связаны со спецслужбами Таджикистана.

«Скоординированные нападки на нашего исследователя — это попытка заставить нашу организацию замолчать за то, что мы рассказываем о серьезных нарушениях прав человека, — сказал Рот. — Проблемы правительства Таджикистана с пиаром, не решить нападая на тех, кто публикует информацию. Таджикистану необходимо выполнить взятые на себя международные обязательства, включая освобождение оппонентов властей, осужденных по политически мотивированным обвинениям».

Сейчас в Таджикистане происходят худшие политические и религиозные репрессии с момента окончания в стране гражданской войны 1992–1997 годов. За последние два года были арестованы, лишены свободы и подвергнуты пыткам представители мирной политической оппозиции страны. Власти преследовали предполагаемых оппонентов даже за рубежом, добиваясь их задержания и экстрадиции в Таджикистан, а также устраивая их насильственные исчезновения за границей, после чего те обнаруживались в заключении в Таджикистане.

Опираясь на уже прозвучавшие заявления с выражением обеспокоенности, США, Европейский союз и другие ключевые международные субъекты должны в категорической форме потребовать от Таджикистана прекращения актов репрессий и коллективного наказания, говорит Хьюман Райтс Вотч. Государства — участники ОБСЕ должны пристально отслеживать случаи мести и поднимать соответствующие вопросы на официальных заседаниях ОБСЕ до тех пор, пока не прекратятся ответные гонения. Международные партнеры Таджикистана также должны оказать давление на правительство Таджикистана, чтобы оно выполнило свои международные обязательства по соблюдению свободы объединений, собраний, выражения мнений и вероисповедания. Кроме того, им следует ввести адресные санкции, включая замораживание активов и отказ в выдаче виз, в отношении представителей таджикских властей, ответственных за лишение свободы мирных активистов, пытки и прочие грубейшие нарушения прав человека.

«Ситуация была удручающей еще тогда, когда в Таджикистане сажали в тюрьму критиков режима. Но теперь в стране начали мстить тем, кто обращается в ОБСЕ за помощью, — заключил Рот. —  Члены ОБСЕ должны положить конец попиранию их коллективной защиты свободы слова и остановить стремительное ухудшение ситуации с правами человека в Таджикистане».