(Вашингтон) – Власти Таджикистана арестовывают, отправляют за решетку и подвергают пыткам представителей мирной политической оппозиции, заявили сегодня Хьюман Райтс Вотч и Норвежский Хельсинкский комитет. Правительство также преследует предполагаемых критиков власти за рубежом, добиваясь их задержания и экстрадиции в Таджикистан; некоторые становятся жертвами насильственного исчезновения и впоследствии обнаруживаются под стражей в Таджикистане.

В 2015 г. на фоне принудительного закрытия  в сентябре ведущей оппозиционной партии – Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) – в стране произошло резкое ухудшение ситуации с правами человека. Оппозиционер Умарали Кувватов был застрелен в марте в Стамбуле при обстоятельствах, которые указывали на причастность или молчаливое согласие таджикских властей.

«Таджикистан находится на пике самых жестких политических и религиозных репрессий со времен окончания гражданской войны, сотни человек оказываются за решеткой только лишь за свою мирную политическую деятельность, - говорит Стив Свердлов, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии – Ситуация усугубляется с каждым днем, но реакция со стороны Вашингтона, Брюсселя и других международных партнеров не была достаточно серьезной».

Хьюман Райтс Вотч и Норвежский Хельсинкский комитет провели исследование, где выявили широкомасштабную кампанию развернутой таджикскими властями по задержанию, лишению свободы и принуждению к молчанию мирных оппозиционеров и предполагаемых критиков власти внутри страны и за рубежом. Душанбе добивается задержания и принудительного возвращения в Таджикистан мирных политических активистов в Беларуси, Кыргызстане, Казахстане, Молдове и других странах.

По оценкам местных и других наблюдателей, включая Комиссию США по свободе религии, за время массовых арестов, начавшихся 16 сентября, милиция и служба госбезопасности задержали сотни членов ПИВТ по политически мотивированным обвинениям. 9 февраля 2016 г. начался судебный процесс над 16 главными партийными лидерами.

Член ПИВТ Зубайдулло Розик, задержан 16 сентября 2015 г. © ПИВТ

© IRPT

Член ПИВТ Фаизмухаммад Мухаммадали, задержан 16 сентября 2015 г. © ПИВТ

© IRPT
 
 
 
Власти также преследуют адвокатов, журналистов и обычных граждан, размещающих в социальных сетях критические посты о правительстве президента Эмомали Рахмона. По оценкам наблюдателей, сотни предполагаемых критиков власти и члены их семей уехали из страны. Некоторые после задержания подвергаются пыткам.

В декабре 2015 г. Хьюман Райтс Вотч и Норвежский Хельсинкский комитет проинтервьюировали в Молдове и Турции 30 политических активистов и их родственников. Перед этим обе организации проводили исследования в Таджикистане и Кыргызстане, а также телефонные интервью с активистами в Германии. Эти исследования выявили целый ряд грубых нарушений прав человека в ходе нынешней репрессии.

Активист Максуд Ибрагимов получил ножевые ранения в России и подвергся насильственному исчезновению и возвращению в Таджикистан, где был приговорен к 17 годам лишения свободы. В России и Таджикистане имели место еще два случая насильственного исчезновения; 10 человек задерживались по запросам таджикских властей об экстрадиции в России, Беларуси, Молдове и других странах. По меньшей мере 20 активистов уже приговорены к лишению свободы на сроки от 3 до 29 лет. Около 200 членов ПИВТ были арестованы, в то время как другие и  их родственники находятся под домашним арестом. Пятеро адвокатов были задержаны, другие подвергаются притеснениям.

 

Член ПИВТ Киёмиддин Авазов, задержан 16 сентября 2015 г. © ПИВТ

© IRPT

Член ПИВТ Вохидхон Косиддинов, задержан 16 сентября 2015 г. © ПИВТ

© IRPT
 
 
Власти Таджикистана должны немедленно и безоговорочно освободить всех лиц, лишенных свободы по политически мотивированным обвинениям, заявили Хьюман Райтс Вотч и Норвежский Хельсинкский комитет. Необходимо также дать возможность ПИВТ, «Группе 24» и другим мирным оппозиционным объединениям свободно осуществлять деятельность и пользоваться свободами собраний, ассоциации, выражения мнений и религии в соответствии с международными нормами о правах человека и Конституцией Таджикистана.

Власти должны обеспечить всем задержанным и заключенным их процессуальные права, включая доступ к адвокату по своему выбору и свидания с родственниками, а также содержательно расследовать все заявления о пытках и насильственных исчезновениях, включая раскрытие местонахождения исчезнувших лиц. Необходимо незамедлительно прекратить преследования адвокатов, которые пытаются представлять интересы членов оппозиции.

Член ПИВТ Махмадшариф Набиев, задержан 16 сентября 2015 г. © ПИВТ

© IRPT

Член ПИВТ Абдусаттор Каримов, задержан 16 сентября 2015 г. © ПИВТ

© IRPT

 

США, Евросоюз и другие международные акторы выражали обеспокоенность в связи с отдельными аспектами нынешних репрессий, однако в целом реакция международного сообщества остается сдержанной. Эти акторы должны публично и на доверительном уровне требовать от правительства Таджикистана прекращения гонений на оппозиционные политические партии, а в случае отсутствия признаков улучшения ситуации – задействовать адресные меры, включая визовые запреты в отношении должностных лиц. Следует воспользоваться предстоящим 6 мая рассмотрением ситуации в Таджикистане Советом ООН по правам человека, чтобы обозначить глубокую обеспокоенность подавлениям и донести до таджикских властей понимание того, что в случае дальнейшего усугубления ситуации могут быть приняты дополнительные меры.

Хьюман Райтс Вотч и Норвежский Хельсинкский комитет также призвали США безотлагательно включить Таджикистан в число «стран, вызывающих особую обеспокоенность» по Закону о свободе религии в зарубежных странах в связи с систематическими, продолжающимися и грубыми нарушениями религиозных и политических свобод. Принятие администрацией Барака Обамы такого решения стало бы сильным сигналом правительству Таджикистана о необходимости немедленного прекращения   подавлений и позволило бы Белому дому задействовать широкий спектр адресных мер, включая замораживание любой помощи, не связанной с гуманитарными программами, в частности – военной, а также запрет на въезд в США для должностных лиц Таджикистана, которые будут признаны причастными к грубым нарушениям прав человека.

«Таджикская оппозиция и адвокаты, представляющие ее членов, оказались под ударом. Время простых заявлений обеспокоенности давно прошло, - говорит Мариус Фоссум, региональный представитель Норвежского Хельсинкского комитета по Центральной Азии. – Теперь международным партнерам Таджикистана, включая США и Евросоюз, пора послать президенту Эмомали Рахмону четкий сигнал о том, что репрессии больше не будут сходить ему с рук».

Подробнее о политических репрессиях в Таджикистане см. ниже.

Преследования активистов за рубежом

Правительство Таджикистана агрессивно преследуют живущих за рубежом многочисленных мирных политических активистов и добиваются их экстрадиции; в связи с этим они предположительно причастны к насильственным исчезновениям и пыткам, а также по меньшей мере к одному случаю внесудебной расправы. По возвращению  в страну активистам дают длительные тюремные сроки по политически мотивированным обвинениям. Основное внимание властей направлено на членов теперь уже запрещенных мирных оппозиционных политических объединений, однако под ударом оказываются и обычные граждане, критикующие власть или лично президента Рахмона в социальных сетях. Службы госбезопасности Таджикистана, действуя за рубежом через местные власти, а иногда и через отдельных граждан, преследуют  активистов и предполагаемых критиков в России, Турции, Беларуси, Молдове, Украине, Кыргызстане и Казахстане.

Кампания против «Группы 24»

Умарали Кувватов, бывший предприниматель имеющий связи с семьей президента Рахмона, создал  оппозиционное движение «Группа 24»  весной 2011 г. для продвижения демократических реформ и борьбы с коррупцией, в которой активисты обвиняли правительство и правящую элиту. «Группа 24»  состояла преимущественно из активистов и мигрантов за рубежом, где  набрала  популярность среди молодежи, распространяя посредством социальных сетей, телеинтервью, дискуссий на интернет-радио и роликов на YouTube призывы к реформам и демократическим протестам, а также критику правительства. Начав как подпольная  группа из 24 активистов, «Группа 24» получила широкую известность в середине 2012 г. после пресс-конференции и серии телеинтервью организованных Кувватовым на оппозиционном канале «К+» в Москве.

В октябре 2014 г. «Группа 24» навлекла на себя гнев властей, когда призвала в соцсетях к массовым мирным демонстрациям в Душанбе 10 октября. В ответ, как сообщалось в СМИ,  власти заблокировали до 300 различных сайтов, на несколько дней перекрыли любые текстовые сообщения и стянули в центр столицы значительные милицейские силы. Генеральная прокуратура обвинила «Группу 24» в заговоре с целью захвата власти, в организации массовых беспорядков и в распространении экстремистских материалов. Накануне запланированных протестов Верховный суд Таджикистана признал «Группу 24» террористической организацией, после чего участие в ней или любые связи с ее активистами стали уголовно-наказуемыми.

В январе 2015 г. министр внутренних дел Рамазон Рахимзода подтвердил, что власти предпринимают попытки установить местонахождение за рубежом членов «Группы 24», сообщив, что несколько человек задержаны в России для экстрадиции. В интервью Хьюман Райтс Вотч и Норвежскому Хельсинкскому комитету в сентябре – декабре 2015 г. активисты из «Группы 24» рассказывали о настойчивых попытках таджикских властей добиться в различных странах их задержания и выдачи для уголовного преследования в Таджикистане. Они говорили, что их родственников в Таджикистане систематически вызывают на беседы в милицию и госбезопасность и  иногда угрожают уголовным преследованием. Некоторые активисты утверждали, что таджикские спецслужбы пытались похитить или убить их.

Убийство Умарали Кувватова в Турции

В 2012 г. Кувватов эмигрировал из Таджикистана в Россию. В Москве он неоднократно критиковал президента Рахмона в своих телеинтервью. Опасаясь того, что таджикские спецслужбы могут попытаться принудительно вернуть его в Таджикистан, Кувватов позднее в том же году перебрался в Дубай. В декабре 2012 г. он был арестован в ОАЭ по запросу Таджикстана о выдаче.

После 10-месячного содержания под стражей власти ОАЭ сняли все претензии к Кувватову, и он перебрался в поисках убежища сначала в Казахстан, а оттуда – в Кыргызстан. В 2013 г. он сообщил Хьюман Райтс Вотч, что таджикские спецслужбы по наводке местных информаторов несколько раз пытались похитить его в обеих странах и что в итоге он добрался до Стамбула, где обратился за убежищем в офис Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ).

В декабре 2014 г. Кувватов был задержан полицией Туреции, как утверждалось, за визовые нарушения. В январе 2015 г. Таджикистан официально запросил его выдачу по обвинениям в экстремизме, мошенничестве и захвате заложников. Сам Кувватов утверждал, что эти обвинения были местью за его мирную оппозиционную деятельность. 3 февраля он был отпущен из-под стражи.

Лидер "Группы 24" Умарали Кувватов, убит в Стамбуле 5 марта 2015 г. © "Группа 24"

© Group 24

5 марта проживавший в Стамбуле гражданин Таджикистана Сулаймон Каюмов пригласил к себе на ужин Кувватова, его жену Кумринисо и двух их сыновей. Кумринисо Кувватова рассказывала Хьюман Райтс Вотч, что вскоре после ужина ее муж, она и дети почувствовали себя плохо. Заподозрив отравление, семья быстро собралась уходить. Когда они вышли на улицу, Кувватов был убит неизвестным, который выстрелил ему в затылок.
 
Жена и сыновья Кувватова были госпитализированы, у них обнаружили  пищевое отравление. Позднее версию об отравлении семьи Кувватовых не исключили эксперты стамбульского Совета судебной медицины: у Кувватова в крови был найден клозапин, который обычно применяется для лечения шизофрении. В турецких и таджикских СМИ сообщалось, что Каюмов прибыл в Турцию всего за две недели до убийства и после него сразу вылетел в Алматы, однако власти Казахстана отказали ему во въезде и немедленно вернули в Стамбул, где в настоящее время его судят по делу об убийстве. Прокуратура требует  пожизненное заключение Каюмову, однако близкие к процессу наблюдатели сообщили Хьюман Райтс Вотч и Норвежскому Хельсинкскому комитету, что опасаются затягивания дела прокуратурой из-за политического давления со стороны Душанбе. Подлежащими суду за убийство Кувватова признаны еще шестеро граждан Таджикистана, но пока перед судом предстал только Каюмов.
 
Активисты сообщили Хьюман Райтс Вотч и Норвежскому Хельсинкскому комитету, что Кувватов опасался покушения и заявил турецкой полиции, что президент Рахмон собирается расправиться с ним, поскольку ему – Кувватову – известны «закулисные дела» президента. Сам Кувватов рассказывал Хьюман Райтс Вотч, что безуспешно просил турецкие власти предоставить ему защиту и телохранителя.
 
Эти и другие обстоятельства убийства, тем более в контексте упорных трехлетних попыток таджикских властей добиться задержания Кувватова в различных странах, придают убедительность утверждениям многих наблюдателей о том, что убийцы Кувватова действовали по приказу или с  одобрением  Душанбе.
 
После убийства Кувватова члены «Группы 24» избрали новым лидером его двоюродного брата Шарофиддина Гадоева, а его заместителем – бывшего предпринимателя Собира Валиева. Власти Таджикистана запрашивали их экстрадицию, соответственно, у Испании и Молдовы.

 

Задержание Собира Валиева в Молдове

11 августа 2015 г. миграционная полиция Молдовы по запросу таджикских властей задержала в Кишиневе Собира Валиева, который на тот момент также был заместителем  еще одной мирной оппозиционной группы – недавно созданного «Конгресса конструктивных сил Таджикистана».Таджикистан запрашивает выдачу Валиева по обвинениям в экстремизме, которые представляются политически мотивированными. 28-летний Валиев рассказал Хьюман Райтс Вотч и Норвежскому Хельсинкскому комитету, что милиция и госбезопасность стали следить за ним и притеснять членов его семьи в Душанбе в 2014 г. – после того, как он стал публично критиковать власти Таджикистана и призывать к демократическим реформам на YouTube и других интернет-платформах, таких как популярный среди таджиков радиомессенджер Zello.

14 марта, после избрания Валиева заместителем «Группы 24», представители МВД Таджикистана попытались вызвать его на допрос в Душанбе, хотя он к тому моменту уже жил за рубежом. Через несколько дней неустановленные лица краской из баллончика написали слово «предатель» на стенах дома семьи Валиева. Опасаясь дальнейших преследований, семья выехала в Турцию.

 

Зампред "Группы 24" Собир Валиев © "Группа 24"

© Group 24

Отец и жена Валиева сообщили Хьюман Райтс Вотч, что в конце 2014 г. – начале 2015 г. их несколько раз допрашивали в Душанбе сотрудники госбезопасности, угрожая «серьезными последствиями» в случае, если Валиев не вернется в Таджикистан. На тот момент Валиев, получивший гражданство Кыргызстана, жил в этой стране и часто бывал в Турции с деловыми поездками.

Власти обвиняют Валиева в «публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности» (статья 307.1(2) УК РТ) и «организации экстремистского сообщества» (статья 307.2(1)). Эти обвинения уже неоднократно использовались в других делах, которые представляются политически мотивированными.

После обращений Хьюман Райтс Вотч, Норвежского Хельсинкского комитета и местных организаций Молдовы Валиева освободили из-под стражи, однако запрос о его выдаче пока остается в силе. Родственники жены Валиева, которые живут в Бишкеке, рассказали Хьюман Райтс Вотч и Норвежскому Хельсинкскому комитету, что в январе 2016 г. их вызывали на беседу власти Кыргызстана и предупреждали о «серьезных последствиях», если Валиев с женой не вернутся в Кыргызстан или Таджикистан и не «явятся с повинной».

Задержание Шабнам Худойдодовой в Беларуси по запросу о выдаче

15 июля 2015 г. власти Белоруссии задержали в Бресте мирную таджикскую активистку, члена «Группы 24» Шабнам Худойдодову. Ранее она жила в Санкт-Петербурге и в ряде интернет-постов призывала к демократическим реформам в Таджикистане. Узнав 12 июля о том, что таджикские власти, возможно, готовят ее принудительное возвращение в Таджикистан, Худойдодова выехала в Беларусь, чтобы оттуда перебраться в Польшу и обратиться там за убежищем. Она была задержана после того, как не была пропущена польскими пограничниками. Таджикистан запрашивает ее экстрадицию по обвинению в экстремизме. В настоящее время Худойдодова остается под стражей в Беларуси.

 

Шабнам Худойдодова, задержана в Беларуси в июле 2015 © частное фото

© Private

 

Исчезновение Эхсона Одинаева в России

19 мая 2015 г. 24-летний Эхсон Одинаев, известный своей активной критикой таджикских властей, бесследно исчез после того, как вышел из своей квартиры в России. Одинаев входил в «Группу 24» и «Молодежь Таджикистана за возрождение» и активно публиковался в социальных сетях под ником Сарфарози Оламафруз. Через несколько месяцев Таджикистан по линии Интерпола объявил его в розыск по обвинению в совершении неких «киберпреступлений». На протяжении нескольких месяцев перед исчезновением Одинаев говорил знакомым и родственникам, что иногда замечал за собой слежку.

Блогер Эхсон Одинаев перед исчезновением в Санкт-Петербурге в мае 2015 г. © "Группа 24"

© Group 24
 
После исчезновения его брат обнаружил в новосибирской квартире Одинаева «прослушку». Родственники неоднократно заявляли об исчезновении Одинаева властям России и Таджикистана, однако не смогли получить никакой информации о  его местонахождении. Они не исключают, что он мог стать жертвой насильственного исчезновения, вывезен в Таджикистан и содержится там в полной изоляции либо убит. Опасаясь преследований, мать и брат Одинаева в январе перебрались в Молдову, где собираются просить убежища через УВКБ ООН.

 

Лишение свободы Умеджона Салихова

4 марта 2015 г. суд в Душанбе приговорил Умеджона Салихова к 17 с половиной годам лишения свободы по ряду обвинений в экстремизме. Салихов согласился вернуться в Таджикистан после того, как органы госбезопасности пригрозили уголовным преследованием его оставшимся там родственникам, и был задержан прямо в аэропорту Душанбе в октябре 2014 г. На суде прокурор Абдулфаттохи Хабиб утверждал, что Салихов распространял в социальных сетях (Одноклассники, Facebook, YouTube) экстремистские материалы с призывами к молодежи в Таджикистане присоединяться к «Группе 24». По версии обвинения, он также оскорблял Президента (уголовное преступление), заявляя, что Эмомали Рахмон продал Китаю земли Таджикистана и должен уйти в отставку.

Салихов отрицал свое участие в «Группе 24» и настаивает на своей невиновности. Его интересы защищал адвокат-правозащитник Бузургмехр Ёров, который сам недавно оказался за решеткой в связи с последней волной политических репрессий. Судья Хотам Раджабзода признал Салихова виновным в антиконституционной деятельности (статья 307.1 УК РТ), организации «экстремистского сообщества» (статья 307.2), организации «преступного сообщества» (статья 187(1)), а также в публичном оскорблении Президента (статья 137(2)).

Лишение свободы Фирдавса Мухиддинова и Фархода Каримова

Через десять дней после вынесения приговора Салихову судья Раджабзода в том же суде в Душанбе по различным обвинениям в экстремизме приговорил 25-летнего Фирдавса Мухиддинова и 20-летнего Фархода Каримова к 16 с половиной годам лишения свободы каждого. Активисты сообщали Хьюман Райтс Вотч и Норвежскому Хельсинкскому комитету, что Каримов отрицал участие в «Группе 24» и признал только хранение у себя в компьютере «оскорбительной» фотографии президента Рахмона, которую, по его словам, получил от  бывшего одноклассника. Родители Мухиддинова сообщили, что тот ранее работал в России и один раз участвовал в митинге «Группы 24» в Новосибирске. По возвращении в Таджикистан он был арестован. Подсудимые были признаны виновными в антиконституционной деятельности (статьи 307.1 и 307.3 УК РТ), организации «экстремистского сообщества» (статья 307.2) и в организации «преступного сообщества» (статья 187(1)).

Лишение свободы Мухаммадризо Шамсзоды и Махмадали Джобирова

8 апреля 2015 г. суд в Душанбе приговорил Мухаммадризо Шамсзоду и Махмадали Джобирова к трем с половиной годам  лишения свободы каждого по обвинениям в участии в «Группе 24» и хранении ее материалов. Председательствующий судья Сафарбек Нурализода указал в приговоре на якобы активную роль Джабирова в распространении материалов «Группы 24» в интернете, , призывы к молодежи вступать в эту организацию и его тесные связи с лидером группы Умарали Кувватовым в Москве.  Прокуратура обвинили Шамсзода также за хранение материалов «Группы 24». Оба были признаны виновными в антиконституционной деятельности (статья 307.3 УК РТ).

Лишение свободы Шамсулло Рахимова

Активисты из «Группы 24» сообщили Хьюман Райтс Вотч и Норвежскому Хельсинкскому комитету, что 13 октября 2015 г. суд в Душанбе приговорил 23-летнего Шамсулло Рахимова к восьми с половиной годам лишения свободы – сразу после того, как тот согласился добровольно вернуться в Таджикистан из Москвы. Как и другие активисты, Рахимов вступил в «Группу 24» в России. Он был признан виновным в участии в незаконных демонстрациях, призывах к «массовым беспорядкам» в Таджикистане и распространении фото- и видеоматериалов, якобы призывающих к насильственному свержению правительства, а также в оскорблении Президента.

Лишение свободы Ильхомиддина Алиева

29 октября 2015 г. суд в Душанбе приговорил Ильхомиддина Алиева к трем годам лишения свободы по обвинениям в антиконституционной деятельности (статья 307.3 УК РТ) за поддержку «Группы 24» в социальных сетях, включая онлайновый обмен аудио-, видео- и фотоматериалами. Алиев был арестован по возвращении из Санкт-Петербурга, где работал как трудовой мигрант.

Лишение свободы Ильхомиддина Алланазарова

В октябре 2015 г. суд в Хатлонской области на юге Таджикистана приговорил Ильхомиддина Алланазарова к трем годам лишения свободы за сотрудничество с «Группой 24», выражавшееся в заявлениях, которые он делал в прямом эфире радиомессенджера Zello. На суде Алланазаров факт своих заявлений не отрицал.

Преследования группы «Молодежь Таджикистана за возрождение»

Власти Таджикистана также практикуют уголовное преследование активистов группы «Молодежь Таджикистана за возрождение», которая базируется преимущественно в России. Эта группа существует отдельно от «Группы 24», однако власти часто считают их единой организацией. В октябре 2014 г. Верховный суд Таджикистана признал ее экстремистской организацией.

Нападение на Максуда Ибрагимова, принудительное возвращение его в Таджикистан и лишение свободы

24 июля 2015 г. суд в Душанбе приговорил мирного молодежного активиста, лидера группы «Молодежь Таджикистана за возрождение» Максуда Ибрагимова к 17 годам лишения свободы по обвинениям в экстремизме. Судебный процесс сопровождался серьезными нарушениями. Ибрагимов является гражданином России  и прожил в Москве больше 10 лет. В октябре 2014 г. он был задержан в России по таджикскому запросу о выдаче, затем отпущен. В ноябре 2014 г. в Москве неустановленные лица нанесли ему на улице шесть ножевых ранений.

 

Лидер объединения "Молодежь Таджикистана за возрождение" 

Максуд Ибрагимов в московской больнице после нападенияосенью 2014 г. © "Группа 24"

© Group 24

 

20 января 2015 г. родственники Ибрагимова сообщили, что его задержали сотрудники полиции Преображенского ОВД Москвы, доставили в отдел и велели написать заявление о нападении. По словам свидетелей, на выходе из ОВД Ибрагимова схватили несколько неизвестных, усадили в машину и отвезли в аэропорт, где посадили на рейс в Душанбе. По прибытии он был немедленно арестован. Ибрагимов заявил своему адвокату, что его под пытками заставили заявить таджикским СМИ о том, что он вернулся добровольно.

Насильственное исчезновение Нематулло Курбонова

Коллеги активиста группы «Молодежь Таджикистана за возрождение» Нематулло Курбонова (ака Хакикатпарвар) сообщили Хьюман Райтс Вотч и Норвежскому Хельсинкскому комитету, что он исчез после возвращения в Таджикистан из России примерно 10 октября 2014 г. Ранее он был обвинен в антиконституционной деятельности (статья 307 УК РТ). Активисты считают, что Курбонов стал жертвой насильственного исчезновения в Таджикистане и может находиться под стражей, однако его местонахождение неизвестно.

Задержание Сохибназара Абдуназарова и Мехрубона Саттарова

Хьюман Райтс Вотч и Норвежский Хельсинкский комитет располагают информацией о задержании российскими миграционными властями активистов группы «Молодежь Таджикистана за возрождение» Сохибназара Абдуназарова и Мехрубона Саттарова. Они были задержаны в декабре 2014 г. в Москве по таджикским запросам о выдаче по обвинениям в антиконституционной деятельности (статья 307.3 УК РТ) исключительно в связи с их участием в указанной группе. 21 января 2016 г. их отпустили и через несколько дней вновь задержали за якобы нарушение миграционного законодательства. Оба находятся под стражей в Москве.

Задержание и освобождение Абдурахима Восиева

12 ноября 2014 г. активист группы «Молодежь Таджикистана за возрождение» Абдурахим Восиев был задержан полицией в Москве по таджикскому запросу о выдаче. В Таджикистане ему вменялись организация «экстремистского сообщества» (статья 307 ) и призывы к «массовым беспорядкам и насильственному захвату власти» (статья 307.1).  Коллеги Восиева сообщили Хьюман Райтс Вотч и Норвежскому Хельсинкскому комитету, что считают эти обвинения местью властей за участие Восиева в мирных демонстрациях в России – оппозиционных по отношению к существующей в Таджикистане власти. После годичного задержания он был освобожден, однако угроза экстрадиции сохраняется.

Задержание Оятулло Гиляева и Розии Абдурахмоновой

Активисты группы «Молодежь Таджикистана за возрождение» Оятулло Гиляев и Розия Абдурахмонова в декабре 2014 г. были задержаны российскими миграционными властями в Новосибирске по таджикским запросам о выдаче. Оба участвовали в мирных митингах «Группы 24» в Новосибирске. Оба остаются под стражей в России.

Уголовное преследование внутренней оппозиции

Кампания против Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ)

После долгого и жесткого давления, которому ПИВТ подвергалась в Таджикистане в течение многих лет, правительством в преддверии парламентских выборов марта 2015 г. был взят курс на подавление  этой ведущей оппозиционной партии. ПИВТ, с оценочным членским составом в 43 тыс. человек, была второй по численности партией в стране и единственной исламской партией, когда-либо официально существовавшей в Центральной Азии. По Соглашению о мире и национальном согласии 1997 г., которым завершилась гражданская война в Таджикистане, ПИВТ – преемница Объединенной таджикской оппозиции – получала гарантированные 30% мест в структурах исполнительной власти. Однако за два десятилетия президент Эмомали Рахмон стремительно вытеснил ПИВТ  как саму эту партию, так и политическую оппозицию в целом посредством проведения серии законов, ограничивающих политические и религиозные свободы, и открытых гонений на членов ПИВТ .

В одном случае,   правозащитные организации и СМИ заявили , что  член ПИВТ Умеджон Тоджиев 2 ноября 2013 г. выбросился с третьего этажа отдела милиции в Исфаре на севере Таджикистана после того, как подвергся пыткам с целью принуждения к признанию в экстремизме. 20 января 2014 г. он умер от полученных травм .

На парламентских выборах марта 2015 г. власти впервые после мирного соглашения 1997 г. не допустили  ПИВТ получить ни одного мандата. Наблюдатели Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) отмечали, что выборы сопровождались вбросом бюллетеней и запугиваниями со стороны властей.

В августе Министерство юстиции лишило ПИВТ статуса общенациональной партии, фактически поставив ее деятельность вне закона. После мятежа замминистра обороны Абдухалила Назарзоды 4 сентября, в ходе которого были убиты по меньшей мере 17 его сторонников и 9 сотрудников милиции, были арестованы десятки высокопоставленных членов  ПИВТ, которых власти в отсутствие каких-либо доказательств обвинили в причастности к мятежу. Сам Назарода был убит в ходе спецоперации 16 сентября.

Начиная с 16 сентября были задержаны десятки членов ПИВТ – якобы «с целью предупреждения новых терактов и … преступлений экстремистской направленности». Власти также обвинили партию в причастности к нападению на отдел милиции и захвату оружия 4 сентября. В конце сентября Верховный суд Таджикистана, вслед за аналогичными решениями по эмигрантским оппозиционным объединениям «Группа 24» и «Молодежь Таджикистана за возрождение» почти годом ранее, признал ПИВТ террористической организацией. 9 февраля 2016 г. начался закрытый судебный процесс над 17  высокопоставленными лидерами  ПИВТ, обвиняемыми в экстремизме. По делу проходят, в частности, Умарали Хусаинов, Зафаро Рахмони, Махмадали Хаит и Рахматулло Раджаб.

Задержание и пытки Уамарали Хусаинова

Заместитель председателя  ПИВТ Умарали Хусаинов (известный также как Саидумар Хусайни), дважды бывший депутатом парламента, был арестован вместе с другими 16 сентября 2015 г. 28 сентября его адвокат Бузургмехр Ёров, впоследствии также арестованный, заявил прессе, что Хусаинова после задержания пытали сотрудники Управления МВД по борьбе с организованной преступностью. Дочь Хусаинова Зейнаб рассказала Хьюман Райтс Вотч и Норвежскому Хельсинкскому комитету:

Милиционеры из управления по борьбе с терроризмом надели пакет на голову отца во время задержания,  и затем  избили. На допросах следователи предлагали ему пост министра или заместителя мэра Душанбе, если он согласится публично отречься от ПИВТ, но он отказался.

Зампред ПИВТ Уамарали Хусаинов, задержан 16 сентября 2015 г. © ПИВТ

© IRPT

По словам Зейнаб Хусаиновой, власти пытались арестовать и несколько родственников Умарали, в том числе ее саму: «После ареста отца  я десять дней пряталась, потом бежала из страны. Теперь каждый раз, когда я звоню домой [из-за границы], представители власти  приходят к ним  и допрашивают  маму». Других родственников, как сообщает Зейнаб Хусаинова, увольняли с работы и штрафовали на крупные суммы за якобы имевшие место административные нарушения.

Задержание Зафаро Рахмони

44-летняя юрисконсультант ПИВТ Зафаро Рахмони также была арестована 16 сентября. Насколько известно, она была единственной женщиной среди членов ПИВТ, арестованных с середины сентября. Зафаро Рахмони широко известна как адвокат и политический деятель, она неоднократно представляла ПИВТ на конференциях в Таджикистане и за рубежом.

Член ПИВТ Зафаро Рахмони, задержана 16 сентября 2015 г. © ПИВТ

© IRPT
 
Сестра Зафаро Гульдаста Ходжаева рассказала таджикской службе Радио Свобода, что после ареста у нее проблемы с сердцем и почками. Родственники писали в Госкомитет национальной безопасности (ГКНБ) и Генеральную прокуратуру, с просьбой  перевести Зафаро в больницу. В Генпрокуратуре утверждает , что никакого письма не получали и не знают о каких-либо проблемах со здоровьем у Рахмони.
 
Зафаро Рахмони обвиняется в связях с преступным сообществом и возбуждении национальной, расовой или религиозной вражды (статья 189). Свою вину она не признает. В настоящее время Рахмони содержится в СИЗО ГКНБ в Душанбе.

 

Задержание и пытки Махмадали Хаита и Рахматулло Раджаба

16 сентября зампред ПИВТ Махмадали Хаит и высокопоставленный член партии Рахматулло Раджаб были арестованы . Активисты ПИВТ рассказали Хьюман Райтс Вотч и Норвежскому Хельсинкскому комитету, что оба подвергаются пыткам в СИЗО ГКНБ в Душанбе. Один из адвокатов сообщал, что видел Хаита в СИЗО в разорванной одежде. В апреле 2013 г. Махмадали Хаит был жестоко избит двумя неизвестными возле своего дома.

 

Член ПИВТ Рахматулло Раджаб, задержан 16 сентября 2015 г. © ПИВТ

© IRPT

Зампред ПИВТ Махмадали Хаит, задержан 16 сентября 2015 г. © ПИВТ

© IRPT
 
 
 
Родственники Раджаба сообщили Хьюман Райтс Вотч, что ему больше месяца не разрешали никаких контактов или  встреч  с семьей, и  сотрудники тюрьмы  не допускают свиданий с близкими в частном порядке. Администрация СИЗО угрожала родственникам задержанием живущего в России сына Раджаба, если они будут рассказывать журналистам о недозволенном обращении. По словам родственников, адвокаты, которых они пытались нанимать для Раджаба, отказывались браться за его дело после угроз со стороны властей.
 

Лишение свободы, пытки и притеснения родственников Мухиддина Кабири

17 сентября 2015 г. генеральная прокуратура Таджикистана распространила заявление, в котором обвинила живущего в эмиграции председателя ПИВТ Мухиддина Кабири в прямой причастности к сентябрьскому мятежу замминистра обороны Абдухалима Назарзоды. По версии Генпрокуратуры, Кабири поручил Назарзоде организовать вооруженные нападения на органы государственной власти и тот, действуя по указаниям Кабири, за последние годы организовал более «20 преступных групп». Сам Кабири и другие лидеры  ПИВТ неоднократно публично отвергали причастность партии к мятежу и поддержку ими Назарзоды и заявляют, что он никогда не был членом партии и не имеет к ней никакого отношения.

Председатель ПИВТ Мухиддин Кабири © ПИВТ

© IRPT
 
Опасаясь уголовного преследования по сфабрикованным обвинениям, Мухиддин Кабири  в июне 2015 г. эмигрировал в Турцию. После сентябрьских событий и заявления турецких властей о том, что они не могут гарантировать его безопасность, он перебрался в Западную Европу, где ему приходится часто менять место проживания , скрывая свое местонахождение. В его отсутствие власти Таджикистана систематически преследуют оставшихся в стране его родственников, постоянно подвергая их произвольным задержаниям и допросам относительно самого Кабири и возглавляемой им партии. Власти конфисковали значительную часть имущества Кабири и его родственников и не выпускают их из страны.
 
15 декабря, когда Кабири должен был выступать с онлайн-презентацией о ситуации с ПИВТ для участников мероприятия, организованного в Вашингтоне Freedom House, его 95-летнего отца и еще семерых членов семьи забрали из дома и заставили записывать видеролики с осуждением Кабири, которые затем были выложены на YouTube. С сентября под различными политически мотивированными предлогами задержанию подвергались по меньшей мере четверо родственников Кабири: Рустам Имомов, Хикматулло Саифов, Махмад Рахматуллоев и Джамшид Нарзилоев. Некоторые подвергались пыткам или недозволенному обращению.
 
Сам Кабири рассказал Хьюман Райтс Вотч и Норвежскому Хельсинкскому комитету, что узнал в начале февраля 2016 г., что один из его родственников, Рустам Имомов, арестованный 16 сентября 2015 г. и содержавшийся в СИЗО ГКНБ, приговорен к 17 годам лишения свободы по различным обвинениям в экстремизме. По словам Кабири, в СИЗО Имомова жестоко избивали, однако он согласился подписать ложное признание в экстремизме только после того, как оперативники забрали его жену и пригрозили изнасиловать ее у него на глазах.
 
21 октября сотрудники ГКНБ задержали дальнего родственника Кабири Хикматулло Саифова, который работал у него водителем, и несколько часов подвергали пыткам, чтобы получить показания о причастности Кабири к мятежу Назарзоды. Активисты ПИВТ сообщали, что Саифову причиняли острую боль, нажимая на место удаленного двумя месяцами ранее аппендицита. Активист ПИВТ, который был свидетелем этого  случая  рассказал после своего освобождения, что в результате таких неоднократных нажатий у Саифова разошелся шов и его пришлось отправить в военный госпиталь. В настоящее время он находится в СИЗО ГКНБ.
 
Сам Кабири и его родственники в Стамбуле также получали угрозы; у дома и школы, где учились внуки Кабири, за ними велась слежка. Власти России задержали семью племянника Кабири и других его родственников по запросу таджикских властей .

Лишение свободы других активистов ПИВТ

8 февраля 2016 г. Хьюман Райтс Вотч и Норвежскому Хельсинкскому комитету из различных источников стало известно о том, что по меньшей мере 8 активистов ПИВТ (включая Имомова) были приговорены к разным срокам лишения свободы по различным обвинениям в экстремизме. В их числе Зайниддин Юсупов (10 лет), Асомиддин Абдурахманов (10 лет), Таваккал Бобоев (18 лет), Умаршо Давлатов (15 лет), Махмадали Исломов (5 лет), Завкибек Рахмонов (4 года).