(Нью-Йорк) – Ряд сведений указывает на то, что в Сирии недавно вновь применялись отравляющие вещества: предположительно сирийскими правительственными силами – в Алеппо (пять гражданских лиц умерли, десятки пострадали), а также «Исламским государством» (ИГ), заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч.

Совет Безопасности ООН должен без промедления отреагировать на заслуживающие доверия сообщения о таких случаях и передать сирийское досье Международному уголовному суду.

Медперсонал в больнице Аль-Кудс в Алеппо оказывает помощь пострадавшим в результате химической атаки 6 сентября 2016 г.

© 2016 Сирийская гражданская оборона

«Дамаск не прекращает преступных нападений на гражданское население даже после того, как ООН подтвердила ответственность сирийских властей за прежние случаи химических атак, - говорит Уле Солванг, замдиректора отдела по чрезвычайным ситуациям Хьюман Райтс Вотч. – Совет Безопасности ООН мог бы повлиять на ситуацию, обеспечив наступление для Дамаска реальных последствий игнорирования резолюций Совбеза».

Телефонные интервью Хьюман Райтс Вотч с местными жителями, медработниками и спасателями, а также отсмотренные нами фото- и видеоматериалы свидетельствуют о том, что 10 августа и 6 сентября 2016 г. вертолеты сирийских ВВС сбрасывали бочковые бомбы с отравляющими веществами на два жилых квартала Алеппо в тех частях города, которые контролируются оппозицией.

Поле каждого из этих случаев десятки людей обращались в больницы с такими симптомами, как удушье, кашель, покраснение кожи и глаз и обильное слезотечение. По информации врачей и местных активистов, у пяти человек, среди которых трое детей, наступила смерть.

Врач рассказал о смерти двух детей и их матери после атаки 10 августа: «Дети были без сознания, реакции отсутствовали. У матери озноб, кашель, хрип. С трудом дышала, обильное слюноотделение».

21 октября Совету Безопасности будет представлен четвертый – последний доклад Совместного механизма ООН и Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) по расследованию случаев применения химического оружия в Сирии (СМР). СМР расследует девять эпизодов 2014 – 2015 гг. В предыдущем докладе СМР по двум случаям применения хора в 2014 и 2015 гг. указывалось на ответственность Дамаска, по одному случаю применения горчичного газа в 2015 г. – на ИГ, которое и так уже находится под санкциями ООН. Совет Безопасности должен продлить и расширить мандат СМР, считает Хьюман Райтс Вотч.

Без лабораторных исследований трудно однозначно говорить о том, какое именно вещество применялось, как утверждают, недавно в Алеппо, однако признаки и симптомы, о которых рассказывают пострадавшие и медперсонал, указывают на возможность применения правительственными силами хлора, отмечает Хьюман Райтс Вотч. На фотографиях и видео зафиксированы фрагменты бочковых бомб, включая несколько газовых баллонов. Местные жители, которые находились недалеко от места сброса, и медики говорят, что ощущали на месте и от одежды пострадавших сильный запах хлора, похожий на бытовую хлорку.

По словам двух врачей, пациенты, поступившие к ним после атаки 6 сентября, рассказывали, что видели в месте сброса желтый или зеленый дым. Известно, что хлор имеет бледный желтовато-зеленый цвет. Он широко используется в гражданском обороте, однако его оружейное использование запрещено Конвенцией о запрещении химического оружия 1993 г. (КЗХО), к которой Сирия присоединилась в октябре 2013 г.

Фрагменты в районе обоих мест поражения указывают на то, что использовались кустарные бочковые бомбы свободного падения, обычно сбрасываемые с вертолетов. Очевидцы рассказывали, что слышали звук вертолета над головой, после чего падала бочковая бомба, и сразу ощущался запах хлора. Информация о наличии у оппозиционных группировок вертолетов отсутствует.

Фрагменты бочковой бомбы с токсичными химикатами, сброшенной на Алеппо 6 сентября 2016 г.

© 2016 Патологоанатомическая служба Алеппо

Вертолеты сирийских ВВС сбрасывали на контролируемую оппозицией территорию бочковые бомбы с отравляющими веществами по меньшей мере начиная с апреля 2014 г. Хьюман Райтс Вотч публиковала материалы о случаях оружейного использования токсичных химикатов в Сирии в мае 2014 г., а также апреле и июне 2015 г.

На платформе Syrian Archive, которая занимается сбором, систематизацией и проверкой достоверности визуальных свидетельств нарушений прав человека, собрано и проанализировано 14 видеозаписей, относящихся к химическим атакам 10 августа и 6 сентября.

7 августа 2015 г. Совет Безопасности единогласно принял резолюцию 2235 об учреждении совместного механизма ООН-ОЗХО «для выявления в максимально возможной степени лиц, организаций, групп или правительств, которые применяли химические вещества, включая хлор или любое другое химическое отравляющее вещество, в качестве оружия в Сирийской Арабской Республике, были организаторами или спонсорами их применения либо же каким-либо иным образом были причастны к их применению». Тогда Россия заявляла, что такое расследование позволит расставить все точки в вопросе о том, кто несет ответственность за оружейное использование хлора в Сирии, а США подчеркивали, что от прояснения этого вопроса многое зависит.

Совет Безопасности должен продлить мандат СМР, чтобы этот механизм смог заняться расследованием нынешних и других заявлений о химических атаках в Сирии, считает Хьюман Райтс Вотч. Продление мандата послужит всем сторонам предупреждением о том, что их руководство может быть привлечено к ответственности за случаи оружейного использования отравляющих веществ подконтрольными силами.

КЗХО запрещает использование токсичных химикатов, таких как хлор, для причинения ранения или смерти. Каждое государство-участник обязуется, среди прочего, «не помогать, не поощрять или не побуждать каким-либо образом кого бы то ни было к проведению любой деятельности, запрещаемой государству-участнику по настоящей Конвенции». Применимые к ситуации в Сирии законы и обычаи войны запрещают использование химического оружия. Применение запрещенного оружия с преступным умыслом, целенаправленно или без соблюдения мер предосторожности является военным преступлением.

Хьюман Райтс Вотч считает, что Совет Безопасности (СБ) должен ввести эмбарго на поставки оружия, приостанавливающее любые военные поставки и помощь, включая техническую подготовку и обслуживание, любым силам, в отношении которых имеются заслуживающие доверия заявления о серьезных нарушениях в Сирии, включая само сирийское правительство. СБ также должен ввести санкции к должностным лицам любой из сторон, в отношении которых имеются доказательства причастности к наиболее серьезным нарушениям, и обозначить свое намерение обеспечить заслуживающий доверия процесс уголовного преследования по фактам серьезных нарушений с любой из сторон. Хьюман Райтс Вотч неоднократно призывала СБ передать сирийское досье Международному уголовному суду.

«Трудно поверить, что спустя 100 лет после Первой мировой войны правительства продолжают применять химическое оружие, и еще труднее наблюдать, как это сходит с рук правительству Сирии, - говорит Уле Солванг. – Совет Безопасности должен обеспечить соблюдение конвенции о запрещении химоружия, которая спасла множество людей от смерти и непереносимых страданий».

 

Алеппо, 6 сентября

Как рассказали Хьюман Райтс Вотч местные жители, в начале второго пополудни 6 сентября вертолет сбросил бочковую бомбу на квартал Суккари в контролируемой оппозицией части Алеппо.

По словам трех человек, которые находились недалеко от места падения бомбы, взрыва не было, однако вскоре они почувствовали сильный запах хлора. Местные жители говорят, что на тот момент в том районе не было никакого военного присутствия оппозиции.

Врач, который из своего дома рядом с больницей координировал спасательные мероприятия, рассказал:

Я ясно слышал вертолет, потому что он над моим домом пролетел. Потом было слышно, как бочку сбросили. Характерный такой звук. Обычно бочка, которая взрывается, с грохотом на землю падает. А в тот раз такого грохота не было. Мы решили, что она не взорвалась. Через считанные минуты появился один из наших людей. От его одежды хлором несло.

Местный житель рассказывает:

Бочковая бомба не взорвалась, но через несколько минут я почувствовал сильный запах хлора. Люди по улицам бегали с красными глазами, сильно кашляли. Все искали воду – умыться. Кричали: «Хлор! Хлор!» Жутко было, страшно. Я намочил рубашку, закрыл лицо и рванул оттуда.

Аналогичное описание привел нам американский журналист Билал Абдул Карим, который находился за несколько домов от места падения бомбы:

Мой оператор услышал, как бомба упала. Когда мы подошли, видим – люди на улице сидят в простеньких хирургических масках, задыхаются. Повсюду этот запах. Мне стало трудно дышать, в глазах защипало. Хлоркой сильно воняло – как в бассейне.

Впоследствии Абдул Карим разместил видеосюжет об этом эпизоде.

По данным медиков, за помощью обратились десятки человек. Больница Эль-Кудс выпустила информационное сообщение, в котором говорилось, что к ним поступил 71 человек, в том числе 37 детей и 10 женщин. Больница Омара Абделя Азиза сообщила о поступлении 36 человек, в том числе 9 женщин и 8 детей. По информации Сирийско-Американского медицинского общества, в три больницы в Алеппо, включая их собственную, поступило более 150 пострадавших.

Местный активист заявил, что в результате химической атаки два человека умерли: 29-летний Абдель Карим Афифи – на месте, 13-летний Аджар Киали – через два дня. Смерть последнего Хьюман Райтс Вотч подтвердил один из врачей.

По словам медперсонала трех больниц, куда поступали пострадавшие, у них наблюдались такие симптомы, как удушье, кашель, опухоли о покраснение в области глаз. У некоторых, говорит один из врачей, были обмороки и тошнота. Аналогичные симптомы отмечались в сообщении больницы Омара Абделя Азиза.

В больницах спасатели и медперсонал раздевали и обмывали поступавших пациентов, которым затем ставили кислородные маски и давали антигистаминные препараты. «У нас и до этого кислорода мало было, - говорил один из врачей. – А тут 36 пациентов разом. Приходилось маску по очереди ставить».

На видеосъемке из больницы Эль-Кудс видно, как медперсонал раздевает и обмывает пострадавших и ставит им кислородные маски. У некоторых, в том числе – детей, явные проблемы с дыханием.

По словам медработников, от одежды поступивших к ним людей сильно пахло хлором. Рассказывает врач из больницы, куда поступило около 80 человек (из них две трети – женщины и дети):

Мы даже не спрашивали у них, на что жалуются. Все было и так понятно по запаху и по симптоматике. От одежды несло хлором, похоже на бытовую хлорку.

Сходным образом описывал ситуацию еще один врач: «У них от одежды хлором воняло, как хлоркой, которой мы полы моем. Так сильно, что запах по всей больнице стоял».

Два медработника сообщили, что пострадавшие рассказывали им о цветном газе. По словам одного врача, его пациенты говорили о желтом или желто-зеленом. По словам другого, их бригада, которая работала на месте, описывала цвет как «зеленоватый, с оттенком голубизны». Журналист Halab TV приводил слова местных жителей, которые рассказывали о зеленовато-желтоватом дыме.

На фотографиях и видео, размещенных на странице патологоанатомической службы Алеппо в Facebook, видны фрагменты бочковой бомбы, включая по меньшей мере четыре разорванных газовых баллона.

 

Алеппо, 10 августа

Около 20:30 10 августа по меньшей мере одна бочковая бомба с отравляющим веществом была сброшена на контролируемый оппозицией квартал Забдия в Алеппо. На это указывают свидетельства местного жителя и медработников, а также видеосъемки.

Местный житель рассказал Хьюман Райтс Вотч, что услышал звук вертолета и падающей бомбы, когда находился дома. Он вышел посмотреть, не нужна ли помощь раненым:

У людей стала кружиться голова, глаза слезились, дышать не могли. Хуже всего пришлось тем, у кого астма и вообще проблемы с органами дыхания. У некоторых симптомы стали проявляться даже дома. Я был в маске, а вот мой сын, ему полгода всего, надышался этим. Потом еще несколько дней без конца кашлял.

По его словам, в воздухе стоял сильный запах хлора, а на месте падения бомбы была желтоватая пыль.

Он рассказал Хьюман Райтс Вотч, что бомба была сброшена на жилой массив вдали от линий фронта и что там еще остается несколько тысяч жителей.

В больницы обратились десятки пострадавших. Один из врачей рассказывает:

Много семей приходило, все – с респираторными проблемами: удушье, кашель, хрипы, у некоторых – сыпь, обильное слезотечение. Мы знали, что это какой-то газ, потому что от всех пострадавших сильно пахло. Очень похоже на хлор. Мы пролечили человек 60 – 65.

По словам другого врача, в результате химической атаки умерли двое детей и их мать:

Первыми к нам поступили двое детей с матерью. Дети были без сознания, реакции отсутствовали. У матери озноб, кашель, хрип. С трудом дышала, обильное слюноотделение. Их одежда была в какой-то жидкости с резким запахом, похоже на хлор. У обоих детей через 15 минут остановка сердца. Мы пытались реанимировать – бесполезно. Через пять минут после этого умерла и мать.

О смерти женщины с двумя детьми сообщала и патологоанатомическая служба Алеппо. На YouTube была размещена видеосъемка, как утверждается, одного из умерших детей.

В другом видеоролике показано, как персонал больницы ставит пострадавшим, в том числе детям, кислородные маски.

Несколько видеозаписей, связанных с этим эпизодом, были отсмотрены и проанализированы неправительственной группой журналистов-исследователей Bellingcat с сопоставлением дат и мест съемок.

В размещенном на YouTube сюжете Smart News Agency показаны фрагменты бочковой бомбы, сброшенной 10 августа, в том числе несколько предметов, похожих на разорванные газовые баллоны. Эти фрагменты сходны с теми, которые были собраны 6 сентября.

Эпизоды, по которым имеются свидетельства о причастности ИГ

Имеющиеся фотографии и видеоматериалы, а также интервью с местными жителями указывают на то, что со стороны ИГ в последнее время  также имело место оружейное использование токсичных химикатов.

В видеоинтервью местному журналисту жители утверждали, что около 16:00 16 августа селение Мареа (Мареаа) в 30 км севернее Алеппо подверглось обстрелу из минометов крупнокалиберными минами кустарного производства. Этот населенный пункт контролируется Свободной сирийской армией и находится недалеко от позиций ИГ.

По словам спасателя и медработника, в зоне поражения пострадало до 10 человек, у которых наблюдались такие симптомы, как удушье, покраснение глаз и кожи, тошнота, нарушение координации движений. Спасатель также утверждал, что в зоне поражения ощущался сильный запах.

На видеосъемке зафиксированы фрагменты боеприпаса и пятно неустановленной густой черной жидкости, разбрызганной по стене недалеко от места разрыва. Аналогичное черное вещество было зафиксировано на фотографиях последствий обстрела в августе 2015 г., когда у нескольких десятков местных жителей также наблюдались симптомы, характерные для воздействия токсичных химикатов.

Ясир аль-Хадж подтвердил Хьюман Райтс Вотч, что побывал в Мареа на следующий день после обстрела и снимал на видео интервью и фрагменты боеприпаса. По его словам, зона поражения находилась в районе почты в центре населенного пункта.

Боевики ИГ неоднократно обстреливали Мареа с расположенных неподалеку позиций.

Собранные Bellingcat сообщения в социальных сетях начиная с 16 сентября указывают на возможное оружейное использование токсичных химикатов со стороны ИГ еще в нескольких населенных пунктах на севере Сирии. Два местных жителя рассказали Хьюман Райтс Вотч, что вскоре после обстрела в ночь с 15 на 16 сентября селения Умм-Хаущ (Мааррат-Умм-Хаущ) в 5 км от Мареа у двух женщин, которые живут неподалеку от места поражения (одна из них приходится двоюродной сестрой одному из наших источников), развились удушье, кашель, покраснение глаз и волдыри на коже. Обе женщины обратились за медицинской помощью в больницу в Африне.   

Те же местные жители предоставили нам фотографии пострадавших. Такие волдыри характерны для воздействия горчичного газа, применение которого ИГ в 2015 г. было установлено Совместным механизмом по расследованию ООН-ОЗХО. На одной фотографии также видны фрагменты боеприпасов, сходные с найденными в Мареа.

Нам также не удалось с уверенностью установить, какой именно газ применялся. В СМИ со ссылкой на американских военных сообщалось, что предварительный анализ аналогичного «смолянистого черного маслянистого вещества» на снаряде, попавшем по одной из американских баз в Ираке, показал наличие следов, близких по составу к горчичному газу.