(Варшава) – Правительства и межправительственные организации должны осудить усугубляющийся кризис с правами человека в Таджикистане, заявили Хьюман Райтс Вотч и Норвежский Хельсинкский комитет в видеоматериале, представленном сегодня на имплементационном совещании ОБСЕ по человеческому измерению в Варшаве. США, Евросоюз и отдельные его члены, а также ООН и ОБСЕ должны добиваться адресных санкций, если в стране не будут немедленно проведены реформы.

Собир Валиев, Шабнам Худойдодова, Умарали Кувватов и Эхсон Одинаев - активисты, пострадавшие от репрессий со стороны правительства Таджикистана. 

© 2016 Частный архив

Таджикистан переживает самый тяжелый за 20 лет кризис прав человека, отмечают обе организации. В течение последних двух лет власти арестовали, отправили за решетку и подвергли пыткам представителей политической оппозиции, запретили ведущую оппозиционную партию. Арестам подвергается множество адвокатов, журналистов и просто авторов критических постов в социальных сетях. В условиях, когда сотни активистов уехали из страны, власти развернули охоту на предполагаемых противников за рубежом, добиваясь их ареста и экстрадиции в Таджикистан. Некоторые похищенные за границей через какое-то время объявляются арестованными в тюрьмах Таджикистана.

«Таджикистан переживает самые тяжелые репрессии после гражданской войны начала 90-х. Сотни людей оказываются за решеткой за мирную политическую деятельность, - говорит Стив Свердлов, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии. – Кризис нарастает с каждым днем, однако реагирование на ситуацию со стороны Вашингтона, Брюсселя и других международных партнеров пока остается откровенно недостаточным».

В представленном видеоматериале четыре человека, пострадавшие от репрессий, рассказывают о преследованиях за мирную реализацию ими права на свободное выражение мнений.

Жившая в России политическая активистка Шабнам Худойдодова критиковала авторитарный режим президента Эмомали Рахмона. Таджикские власти обвинили ее в «экстремизме» и объявили ее в международный розыск по линии Интерпола, недобросовестно используя ресурсы этой организации. Этот прием был вновь использован в отношении еще нескольких активистов. Опасаясь ареста, Худойдодова в июне 2015 г. попыталась перебраться из России в Польшу.

«Когда я приехала в Республику Польша, в Польше не принимали меня, хотели экстрадировать [в Таджикистан], - рассказывает Худойдодова. - Для того чтобы приостанавливать процесс экстрадиции, я попросила политическое убежище на территории Беларуси. Когда меня отправили, увезли во временный изолятор, там же зашли представители таджикских органов, там же спрашивали, допрашивали, что я хочу, почему я занимаюсь политикой. Они же называли меня террористка, экстремистка». Худойдодова 9 месяцев провела под стражей в Беларуси по запросу о выдаче, основанному на надуманных обвинениях, после чего ее отпустили.

Вайсиддин Одинаев рассказывает историю своего брата – 25-летнего Эхсона Одинаева. Оппозиционный блогер из «Группы 24», он исчез в Санкт-Петербурге в мае 2015 г. Меньше чем за два месяца до этого в Стамбуле при обстоятельствах, которые указывали на причастность таджикских спецслужб, был убит лидер «Группы 24» Умарали Кувватов.

«За неделю до пропажи [брат] прислал скриншот о том, что он находится на линии Интерпола, - рассказывает Вайсиддин. - После этого он 19 мая в 18:53 выходит из своего дома, направляется на Курскую улицу и пропадает без вести, и никто ничего не смог сказать».

Попытки семьи прояснить ситуацию с российскими и таджикскими правоохранительными органами остались безрезультатными. Во время одной из встреч в Москве им «намекнули на то, что есть отдельная группа спецгруппа - ни КГБ [ГКНБ], ни МВД, не то чтобы для ликвидации, а вот для решения проблем с оппозицией». Мать и брат подозревают, что к исчезновению Эхсона причастны органы госбезопасности Таджикистана, и в кадре просят выйти с ними на связь любых людей, имеющих информацию о судьбе и местонахождении Эхсона Одинаева.

Собир Валиев, также из «Группы 24», после убийства Кувватова уехал из Турции в Молдову, опасаясь, как минимум, ареста. Таджикские власти нашли его и там, направив запрос на экстрадицию по ложным обвинениям в экстремизме. «Я решил прилететь в Молдову, и когда срок моего пребывания в Молдове заканчивался, я хотел покинуть Молдову, Кишинев, но был задержан в аэропорту 11 августа 2015 года, - рассказывает Валиев. - После этого я узнал, что таджикская власть обвиняет меня по статье 307-я часть 1-я, часть 2-я. Меня обвиняют в экстремизме». Только после вмешательства правозащитных организаций Валиев был освобожден, а его экстрадицию удалось предотвратить.

В самом Таджикистане власти последовательно доводят до конца начатую уже давно кампанию по ликвидации ведущей оппозиционной партии – Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). С июня 2015 г. сотрудники госбезопасности в различных регионах стали принуждать партийных активистов на камеру осуждать партию и объявлять о выходе из нее. Одним из таких активистов оказался Ильхомджон Якубов из Согдийской области на севере страны. 

«Под угрозами и пытками хотели, чтобы я написал заявление о выходе из партии и на камеру клеветал о нашей партии, клеветал на руководителя партии, - рассказывает Якубов. - Что они хотели - это чтобы я рассказал все на телевидение камеры. Сотрудники КНБ из нашей Согдийской области хотели, чтобы я скушал все эти материалы, которые я раньше написал в СМИ, и больше шести часов силой заставляли, чтобы я глотал все эти материалы».

Якубову удалось выбраться из Таджикистана, однако сотни других членов ПИВТ были задержаны начиная с сентября 2015 г., когда власти обвинили руководство партии в организации неудавшейся попытки захвата власти, а саму партию объявили террористической организацией.

США и Евросоюз должны установить для Таджикистана четкие временные рамки осуществления конкретных мер по улучшению ситуации с правами человека, обозначив конкретные политические последствия в случае отсутствия таких шагов, считают Хьюман Райтс Вотч и Норвежский Хельсинкский комитет. Последствия должны включать адресные ограничительные меры, такие как стоп-листы и замораживание активов в отношении должностных лиц и организаций, причастных к грубым нарушениям прав человека, включая пытки и произвольные аресты.

ОБСЕ и члены Совета ООН по правам человека также должны обозначить свою озабоченность ситуацией в Таджикистане.

«Международные партнеры Таджикистана должны публично и в один голос осудить продолжающееся подавление прав человека в этой стране, - говорит Мариус Фоссум, представитель Норвежского Хельсинкского комитета по Центральной Азии. – В то время, когда ситуация с правами человека фактически летит в пропасть, Вашингтону, Брюсселю и другим государствам – членам ОБСЕ пора наконец рассмотреть вопрос о введении адресных санкций, если мы в ближайшее время не увидим улучшений».