Mahmadali Hayit, deputy head of the Islamic Revival Party of Tajikistan, lies in his hospital bed at the National Medical Center in Dushanbe, Tajikistan, on April 20, 2013 after being beaten outside his home by unknown assailants the night before. Hayit, suffered severe wounds to the head, face, eyes, ribs, back, and stomach. Hayit is well-known for his outspoken criticism of the policies and human rights record of the current Tajik government, which has been ruled by President Emomali Rahmon continuously since 1994.

 

© 2013 Human Rights Watch

(Осло) – Властям Таджикистана следует отменить решение о закрытии Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и позволить ей свободно работать, заявили Хьюман Райтс Вотч, Норвежский Хельсинский комитет и ассоциация «Права человека в Центральной Азии». Кроме того, таджикские власти должны прекратить продолжающуюся кампанию по преследованию партии и ее членов, и позволить независимым партиям свободно действовать в Таджикистане.

28 августа 2015 года Министерство юстиции официально лишило ПИВТ статуса национальной политической партии, фактически объявив ее деятельность незаконной. Вторая по величине партия в стране, насчитывающая около 40 000 сторонников, была единственной исламской политической партией, официально зарегистрированной в Центральной Азии. Решение вынесено на фоне усилившегося подавления инакомыслия со стороны властей, после долгой и жесткой кампании против партии, организованной правительством.

«Учитывая устойчивое, несомненное ухудшение положения со свободой выражения мнений в Таджикистане за последние несколько лет, неудивительно, что было принято прискорбное решение о закрытии самой известной оппозиционной партии в стране,» - говорит генеральный секретарь Норвежского Хельсинского комитета Бьёрн Энгесланд. «Такое решение не только идет вразрез с ключевыми обязательствами Таджикистана в сфере прав человека. Потенциально оно выдавливает в подполье легитимную политическую оппозицию, создавая серьезную угрозу нестабильности в стране».

8 июля Генеральная прокуратура опубликовала заявление о лишении ПИВТ статуса политической партии, в котором говорилось, что она больше не соответствует требованиям статьи 3 закона «О политических партиях». Согласно этой статье, для регистрации у политической партии должно быть «не менее чем тысяча граждан - сторонников, являющихся жителями большинства городов и районов Республики Таджикистан».

Генеральная прокуратура заявила, что ПИВТ больше не может считаться политической партией, потому что ее представительства во многих городах и регионах закрылись. Партия в ответ заявляет, что закрытие офисов и отъезд членов стал результатом давления и гонений со стороны властей.

При этом, еще 10 июля Министерство юстиции утверждало, что ПИВТ может быть закрыта только по решению самой партии или по решению суда. Однако, 28 августа 2015 года Министерство юстиции официально лишило партию статуса, дав ей 10 дней на сворачивание деятельности. Минюст сослался на статью 3, упомянув, что партия прекратила работу в 58 городах и районах. ПИВТ не согласна с утверждениями властей, настаивая, что отвечает требованиям, предъявляемым к статусу партии.

В марте 2015 года во время парламентских выборов ПИВТ впервые в современной истории Таджикистана не получила ни одного места в парламенте. По мнению наблюдателей из Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, голосование было отмечено вбросами бюллетеней и запугиванием со стороны властей.

В предвыборный период в государственных СМИ велась клеветническая кампания в отношении партии, связывая ее и ее членов с экстремизмом и моральной деградацией. Избирательные комиссии дисквалифицировали несколько кандидатов от ПИВТ по надуманным основаниям и запретили распространение партийных агитационных материалов. Во время пятничных проповедей в государственных мечетях людям советовали не голосовать за партию, а в государственных СМИ рассказывали о письмах якобы от обеспокоенных граждан, которые требовали от властей запретить партию.

В июне, опасаясь уголовного преследования по сфабрикованным обвинениям, из страны уехал лидер партии Мухиддин Кабири. В том же месяце в интернете появилось 20 видеороликов, в которых члены партии заявляли о «добровольном» выходе из нее. Заместитель руководителя партии Махмадали Хайит сказал Хьюман Райтс Вотч, что члены партии действовали под давлением со стороны региональных властей.

«Продолжающиеся репрессии против ПИВТ и ее членов неумолимы,» - говорит президент ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева. «Совершенно очевидно, что ПИВТ соответствует основным требованиям для сохранения статуса политической партии. Президент Рахмон должен обеспечить нормальное функционирование ПИВТ и работу ее членов, вместо постоянной кампании по преследованию и созданию препятствий, организованной государством».

За последние годы некоторые из членов партии столкнулись не только с гонениями, но и с насилием. Так, в апреле 2013 года рядом со своим домом двумя неизвестными был жестоко избит Хайит. А 19 января 2014 года член ПИВТ Умед Тоджиев скончался от травм, полученных в результате того, что 2 ноября 2013 года он, предположительно, выпрыгнул из окна третьего этажа здания милиции в Исфаре (север страны), где его пытками пытались заставить оговорить себя.

Таджикистан был разрушен опустошительной гражданской войной 1992–1997 годов. Проправительственные силы на протяжении трех лет обсуждали с представителями Объединенной таджикской оппозиции (ОТО) условия мирного соглашения, которое было заключено в 1997 году. Согласно статье 1 соглашения, 30 процентов высших государственных должностей должны занимать представители ОТО. ПИВТ, составлявшая значительную часть ОТО, является продолжением ОТО и самой жизнеспособной оппозиционной партией в Таджикистане.

Принудительное закрытие ПИВТ произошло на фоне общего наступления на гражданские и политические права, развернутого таджикским правительством. Власти бросили за решетку оппозиционных активистов и журналистов; добились выдачи, либо похитили критиков правительства из-за рубежа; обременительными проверками создали невыносимые условия для работы неправительственных организаций. Власти Таджикистана постоянно блокируют многие интернет сайты и ведут многолетнюю кампанию жестких ограничений на религиозную практику. Пытки в местах содержания под стражей и тюрьмах остаются серьезной проблемой.

Организации заявли, что Таджикистан должен соблюдать свои внутренние и международные обязательства и гарантировать свободу выражения мнений, ассоциаций и объединений. Таджикистан - участник Международного пакта о гражданских и политических правах, в котором закреплены эти права. В 2013 году Комитет по правам человека, который следит за исполнением пакта странами, призвал Таджикистан «способствовать формированию культуры политического плюрализма и с этой целью воздерживаться от преследования оппозиционных политических партий и групп, считающихся придерживающимися политических взглядов, которые идут вразрез со взглядами правящей партии».

«Данное решение стало огромным шагом назад в том, что касается соблюдения прав человека в Таджикистане,» - говорит директор отделения Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии Хью Уильямсон. «Само существование ПИВТ было следствием мирного соглашения 1997 года, которое положило конец кровопролитной гражданской войне в стране. Закрытие партии будет гибельным для прав человека, демократического участия и стабильности в Таджикистане».