(Берлин) – Власти Молдовы должны предотвратить экстрадицию таджикского оппозиционера Собира Валиева и не допустить его возвращения в Таджикистан, где ему могут грозить пытки и жестокое обращение, заявила сегодня организация Хьюман Райтс Вотч. Собир Валиев — заместитель председателя Конгресса конструктивных сил Таджикистана, мирной оппозиционной организации. 11 августа 2015 года пограничная полиция Молдовы задержала его по запросу таджикских властей в кишиневском аэропорту, откуда он собирался вылететь в Стамбул. Требуя экстрадиции, таджикские власти обвиняют Валиева в экстремизме, что, по-видимому, политически мотивировано и представляет собой месть за его мирную политическую оппозиционную деятельность.

«Не секрет, что проблема пыток остро стоит в Таджикистане и что власти страны активно преследуют оппозиционеров, — говорит Хью Уильямсон, директор отделения Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. — Молдова обязалась не возвращать людей в страны, где им могут угрожать пытки и жестокое обращение, и должна выполнять свои международные обязательства».

Собир Валиев.  

© 2014 Конгресс конструктивных сил Таджикистана

27-летний Валиев также является заместителем председателя таджикской политической организации «Группа-24», которую возглавлял Умарали Кувватов, застреленный 5 марта в Стамбуле. В Турции за его убийство в настоящее время судят троих таджиков. Обстоятельства убийства и предшествовавшие ему попытки схватить и похитить Кувватова в разных странах подтверждают версию «Группы-24», что убийцы выполняли заказ таджикских властей.

В октябре 2014 года Верховный суд Таджикистана признал «Группу-24» экстремистской организацией, после того как ее участники призвали провести в Душанбе политический митинг. С тех пор власти добиваются арестов людей, связанных с группой, в том числе требуя экстрадиции нескольких ее членов из России и Беларуси, а в Таджикистане оппозиционеров приговаривают к длительным срокам заключения.

Несмотря на приведение определения пыток, содержащегося в уголовном кодексе, в соответствие с международными стандартами, проблема пыток в Таджикистане сохраняется. Милиционеры и следователи часто с их помощью выбивают признания, и Хьюман Райтс Вотч получает много внушающих доверие сообщений о применении пыток к людям, связанным с политическими оппозиционными объединениями.

Как участница Конвенции против пыток и Европейской конвенции о защите прав человека Молдова обязана гарантировать, что ни один задержанный в стране человек не будет принудительно выслан в страну, где он рискует подвергнуться преследованию, пыткам и столкнуться с другими серьезными нарушениями его прав.

Европейский суд по правам человека принял ряд решений, в которых говорится, что высылка в Таджикистан будет нарушением конвенции из-за серьезной угрозы пыток и бесчеловечного, унижающего достоинство обращения.  Суд также отверг гарантии таджикского правительства, обещающего, что люди не будут подвергаться запрещенному обращению, назвав их ненадежными и заявив, что на них нельзя полагаться при исполнении правительством обязательства не возвращать людей туда, где им грозит подобная опасность.  Пока суд не постановил, что обстоятельства изменились и что экстрадиция или принудительное возвращение в Таджикистан не нарушают конвенцию.

Молдова также обещала защищать права человека и соблюдать принцип верховенства права в рамках вступления в Восточное партнерство с Европейским союзом.

Родственники Валиева рассказали Хьюман Райтс Вотч, что таджикская милиция и силовики начали преследовать его и притеснять его родственников в Душанбе еще в 2014 году, после того как он выступил с открытой критикой таджикских властей и призывами к демократическим реформам на YouTube и других интернет-платформах, таких как радио Zello — служба прямых сообщений, популярная среди таджиков.

В марте 2014 года после убийства Кувватова, Валиев стал заместителем председателя «Группы-24». 14 марта Валиева вызвали на допрос в МВД Таджикистана, хотя к тому моменту он уже жил за пределами страны. Через несколько дней неизвестные написали краской «предатель» на стене дома Валиевых. Вскоре после этого, опасаясь преследований, родственники Валиева были вынуждены бежать из страны в Турцию.

Слово «предатель», написанное краской на стене дома Валиевых. 

© 2015 Частный архив

Родные Валиева рассказали Хьюман Райтс Вотч, что в конце 2014 года — начале 2015 года таджикские силовики несколько раз допрашивали их в Душанбе, угрожая «серьезными последствиями», если Валиев не вернется в Таджикистан. Тогда Валиев жил в Кыргызстане и часто ездил в Турцию по делам.

В Таджикистане Валиеву предъявлены обвинения в «публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности» (часть 2 статьи 3071 УК Республики Таджикистана) и «организации экстремистского сообщества» (часть 1 статьи 3072 УК Республики Таджикистан). Такие обвинения уже не раз использовались в очевидно политических делах.

После судебных слушаний, состоявшихся 14 августа в Молдове, Валиев находится в центре временного содержания в Кишиневе.

«Валиев срочно нуждается в защите, — заявил Хью Уильямсон. — Власти Молдовы не должны отправлять его обратно в Таджикистан, где он, несомненно, серьезно рискует стать жертвой произвола, а также рискуетне получить справедливого суда».

За последний год таджикские власти резко усилили наступление на политическую оппозицию. В другом недавнем случае 24 июля суд в Душанбе приговорил мирного молодежного активиста Максуда Ибрагимова к 17 годам лишения свободы по аналогичным обвинениям в экстремизме, причем процесс проходил с грубейшими нарушениями.

Ибрагимов — лидер оппозиционной организации «Молодежь Таджикистана за возрождение». Он гражданин России и прожил в Москве более 10 лет. Его задержали в октябре 2014 года по запросу Таджикистана об экстрадиции, но позже отпустили. А в ноябре 2014 года неизвестные нанесли ему шесть ножевых ранений на одной из улиц Москвы.

20 января 2015 года родственники сообщили, что его задержали сотрудники Преображенского РОВД Москвы, доставили в отделение и велели написать заявление о нападении на него с ножом. По словам очевидцев, как только он вышел из отделения, несколько неизвестных похитили его, отвезли в аэропорт и насильно посадили в самолет до аэропорта Душанбе, где он был арестован сразу после приземления. Ибрагимов позже сообщил своему адвокату, что его пытками заставили сказать таджикской прессе, что он вернулся в Таджикистан добровольно.

Еще в одном случае 15 июля белорусские власти задержали в городе Бресте мирную таджикскую активистку Шабнам Худойдодову, когда та пересекала российско-белорусскую границу. Худойдодова — проживающая в Санкт-Петербурге участница «Группы-24», и она тоже публично призывала к демократическим реформам в Таджикистане. Узнав 12 июля, что таджикские власти, возможно, планируют ее похищение и принудительное возвращение в Таджикистан, Худойдодова бежала из России в Беларусь, где собиралась обратиться за получением статуса беженки в агентство ООН по делам беженцев в Минске. В Таджикистане ей также предъявлены обвинения в экстремизме, и власти добиваются ее экстрадиции.

«Идет большое наступление на таджикскую оппозицию, — заявил Хью Уильямсон. — Душанбе не имеет права мстить людям за мирные высказывания, а власти других стран не должны помогать им в репрессиях и в нарушании свои недвусмысленных и абсолютных обязательствах в рамках международного права».