Женщина возле своего разрушенного дома в Кондрашовке, на востоке Украины. Дом пострадал в результате авиа-удара, предположительно нанесенного украинскими силами

© 2014 Human Rights Watch

Президенту Украины

П.Порошенко

 

Уважаемый господин Президент!

Обращаюсь к Вам в связи с рядом аспектов проведения войсковых операций в Луганской и Донецкой областях, в частности в связи с обстрелом больницы в Красном Лимане и авиаударами по Станице Луганская и Старой Кондрашевской.

Хьюман Райтс Вотч рассматривает военные действия между украинскими правительственными силами и вооруженными противниками правительства, называющими себя «Армией Юго-Востока» и «Донецкой народной армией», как внутренний, или немеждународный, вооруженный конфликт в том смысле, как это понимается в международном гуманитарном праве. Украинские силы и противостоящие им вооруженные антиправительственные формирования обязаны соблюдать международные договора и нормы, требующие принимать все разумные меры предосторожности для минимизации гражданских потерь и гражданского ущерба и воздерживаться от нападений, которые не обеспечивают проведения различия между комбатантами и гражданскими лицами, либо чревато несоразмерными гражданскими потерями и гражданским ущербом.

С начала нынешнего кризиса в Украине Хьюман Райтс Вотч отслеживает нарушения всеми сторонами конфликта. Нами документированы многочисленные случаи убийств, похищений, пыток и недозволенного обращения, угроз и других нарушений со стороны противников правительства в отношении политических активистов, государственных/муниципальных служащих, журналистов, занимающихся расследованиями, и т. п. Мы также документировали ряд случаев нарушений со стороны украинских сил: включая насильственные исчезновения журналистов российских телеканалов и журналиста, работавшего на  самопровозглашенную «Донецкую Народную Республику» (ДНР).

1 - 5 июля Хьюман Райтс Вотч проводила полевую миссию в зоне вооруженного конфликта для оценки соблюдения всеми сторонами норм международного гуманитарного права. Нами была получена информация о том, что со стороны противников правительства имеют место незаконные захваты гражданских лиц, а также жестокое и унижающее достоинство обращение с захваченными, что может составлять военное преступление (https://www.hrw.org/ru/news/2014/07/05/den-v-luganske). Мы также ознакомились с ситуацией вокруг предположительно целенаправленного обстрела больницы в Красном Лимане в Донецкой области, который сопровождался гражданскими потерями, а также с последствиями авиаударов в Луганской области, в результате которых погибли гражданские лица и был причинен значительный ущерб гражданскому имуществу. Призываем Вас обеспечить тщательное, оперативное и эффективное расследование этих случаев и привлечь виновных к ответственности в случае установления фактов нарушения международного гуманитарного права.

Красный Лиман

2 июля наши сотрудники побывали в Красном Лимане, расположенном примерно в 20 км к юго-востоку от Славянска, который на тот момент был основным опорным пунктом противников правительства в Донецкой области. Посещение осуществлялось совместно с представителями ведущей российской правозащитной организации «Мемориал» и трех украинских правозащитных организаций: Харьковской правозащитной группы, Организации независимых мониторов и Центра гражданских свобод. Приводимые ниже результаты посещения в целом совпадают с выводами, обнародованными этими правозащитными группами 8 июля.

В российских и сочувствующих противникам правительства украинских СМИ сообщалось, что в ходе восстановления контроля над Красным Лиманом 3 июня правительственными силами применялась артиллерия, и что в результате нескольких попаданий в больницу на южной окраине города погиб врач и были ранены несколько гражданских лиц. Один из лидеров ДНР в интервью российскому федеральному телеканалу в связи с этими событиями заявил об «убийстве украинскими силовиками 25 раненых ополченцев в больнице в Красном Лимане». 6 июня в Нормандии президент России Владимир Путин отдельно напомнил прессе о «захвате госпиталя и расстреле раненых» как о факте преступления. Правительство Украины заявления о расстреле пленных опровергло.

Наши сотрудники проинтервьюировали одного из командующего и нескольких бойцов батальона «Артемовск» МВД Украины, нескольких жителей Красного Лимана и персонал больницы. Мы побывали в самой пострадавшей от обстрела больнице. Хьюман Райтс Вотч не удалось найти фактов, которые подтверждали бы заявления о расстреле раненых в этой больнице. Однако у нас имеются веские основания полагать, что украинские силы целенаправленно обстреляли больницу, ошибочно считая , что на ее территории находятся противники правительства. Международное гуманитарное право запрещает целенаправленные нападения на больницы, медицинские формирования и на любые другие объекты, где размещаются раненые и больные, в том числе выведенные из строя комбатанты. Статья 3, общая для всех Женевских конвенций 1949 г. и относящаяся к ситуации вооруженного конфликта немеждународного характера, также требует, чтобы со всеми, кто не принимает активного участия в военных действиях, включая выведенных из строя вследствие ранения или болезни, обращались гуманно и чтобы раненым и больным оказывался уход.

Больница, о которой идет речь, известна как «железнодорожная», то есть обслуживает только железнодорожников и их семьи. Она располагает 100 койками, из которых на момент обстрела 80 были заняты: об этом нам сообщили работники больницы.

По словам главврача Леонида Загурского и двух его подчиненных, обстрел 3 июня начался неожиданно, и у них не было возможности эвакуировать пациентов или принять какие-либо другие меры защиты.

Медперсонал сообщил Хьюман Райтс Вотч, что минометный обстрел начался около 15:30 и продолжался не более 10 минут, за это время по больничным корпусам и территории попало 9 снарядов. По словам главврача, когда начался обстрел, единственный в больнице хирург, 62-летний Василий Шистка, только закончил плановую операцию. На выходе из операционной он был ранен в голову осколком снаряда и через несколько дней скончался. Больше никто из персонала и пациентов не был убит или ранен.

Главврач заявил Хьюман Райтс Вотч, что утром 4 июня в больницу для проведения «зачистки» прибыла на БТРе группа украинских военнослужащих, считавших, что больница используется противниками правительства в военных целях. По словам главврача, они не предъявили никаких документов, однако потребовали провести их по всем палатам и помещениям, для выявления предполагаемых боевиков. Загурскому пришлось идти впереди, открывая каждую дверь, а нескольких военнослужащих с автоматами наизготовку следовали за ним. Осмотрев таким образом всех палат и территории, военные не обнаружили никаких противников правительства.

Загурский так рассказывал об этом Хьюман Райтс Вотч:

Я был на взводе. Больница так повреждена, наш доктор умирает. Стал кричать: «Зачем это сделали? Зачем бить по больнице? Здесь больные… теперь наш хирург не выживет, и могли еще больше людей пострадать!» Когда девять снарядов подряд в одно место попадают – ума много не надо понять, что это прицельно. Нет, я не могу с абсолютной уверенностью заявлять, что это их [украинских правительственных сил] минометы, но это же они пришли «зачищать» больницу от ополченцев, которых тут не было никаких… В общем, я кричу, а командир их показывает мне карту: «Вот, здесь ваша , больница отмечена. Специально отмечена как госпиталь боевиков. Поэтому так и произошло». Я говорю: «Да вы  же сами все тут осмотрели, ничего не нашли. У нас сроду никаких боевиков не было. У нас обычная больница, для железнодорожников…» Через пять дней в больнице появилась еще одна группа [украинских] военных – опять с«зачисткой». Я пожаловался коменданту города, и они оставили нас в покое.

Двое подчиненных Загурского подтвердили изложенную главврачом версию событий.

Больница серьезно пострадала в результате обстрела. В частности, серьезные повреждения получили крыша и коммуникации терапевтического корпуса, а также стены и коммуникации в хирургии, гинекологии, аптеке. Взрывной волной выбило стекла, осколки и другой мусор от разрушений на момент нашего посещения еще не были до конца убраны.

Сотрудники Хьюман Райтс Вотч также ознакомились с многочисленными фотографиями, сделанными персоналом больницы после обстрела, и осмотрели девять воронок от разорвавшихся минометных снарядов и несколько оставшихся фрагментов – все указывало на то, что обстрел велся из минометов калибра 120 мм. Мы также осмотрели соседние здания и не выявили каких-либо серьезных повреждений за исключением немногих следов осколочных попаданий, что свидетельствует в пользу обоснованности мнения главврача о целенаправленном обстреле именно больницы.

Загурский сообщил Хьюман Райтс Вотч, что написал заявление в районную прокуратуру и передал туда все осколки снарядов и фотографии. Загурский получил официальное уведомление о начале расследования, которое на данный момент продолжается.

Поскольку целый ряд фактов указывают на то целенаправленный характер обстрела больницы в Красном Лимане, а также поскольку в результате обстрела погиб врач и был причинен значительный ущерб лечебному учреждению, Хьюман Райтс Вотч настоятельно призывает Вас обеспечить полноту и беспристрастность расследования и обнародовать его результаты.

Мы не исключаем, что этот обстрел мог быть нарушением запрета преднамеренных нападений на больницы и медперсонал, а также на гражданских лиц и тех, кто выведен из строя вследствие ранения или болезни.

Станица Луганская и Старая Кондрашевская (Кондрашовка), Луганская область

4 июля сотрудники Хьюман Райтс Вотч совместно с российским правозащитным центром «Мемориал» посетили Станицу Луганская (вблизи российской границы, примерно в 10 км к северо-востоку от Луганска, который остается одним из опорных пунктов противников правительства на востоке Украины) и соседний поселок Старая Кондрашевская, в просторечии именуемый местными жителями Кондрашовкой. Последний официально считается северной частью Станицы Луганская и находится по другую сторону железнодорожных путей. В обоих населенных пунктах мы документировали гражданские потери и ущерб гражданскому имуществу в результате двух, как утверждают, авианалетов 2 июля. Общая численность населения Станицы Луганская и Старой Кондрашевской составляет около 15 тыс. человек.

В заявлении, распространенном в СМИ, официальный представитель Совета национальной безопасности и обороны Андрей Лысенко утверждал, что военнослужащими Министерства обороны у противников правительства были захвачены установки «Град» и было установлено, что они использовались для обстрела Станицы Луганская. При этом он категорически отрицал, что обстрел исходил со стороны артиллерии или авиации Вооруженных сил Украины (http://korrespondent.net/ukraine/3387085-stanytsu-luhanskuui-obstrelialy-separatysty-est-zhertvy-tsentr-ato; http://inforesist.org/sily-ato-zaxvatili-ustanovku-grad-s-kotoroj-terroristy-vchera-obstrelyali-stanicu-luganskuyu/).

Сотрудниками Хьюман Райтс Вотч в Станице Луганская и Старой Кондрашевской не было выявлено никаких следов применения установок «Град», напротив – были установлены веские признаки того, что по ним «работала» авиация. Проинтервьюированные нами 16 жителей этих населенных пунктов рассказывали, что слышали звук летящего самолета, несколько  также утверждали, что видели сам самолет. Обследованные нами многочисленные воронки в местах попаданий также указывают на авиаудар, поскольку имели около двух метров в диаметре. Нашими сотрудниками также были собраны несколько неопознанных фрагментов осколочно-фугасных боеприпасов (большинство фрагментов были убраны еще до нашего прибытия на место). Эти фрагменты и документированные нами повреждения в целом соответствуют заявлениям об авиаударах.

Хьюман Райтс Вотч не имеет возможности  исчерпывающим образом установить, какой именно стороной конфликта наносились авиаудары. Однако результаты наших исследований указывают на то, что такие удары могли быть нанесены украинскими правительственными силами с целью уничтожения блокпоста – опорного пункта противников правительства, расположенного на возвышенности примерно в 800 м от пострадавшей в Станице Луганская улице Москва-Донбасс. Этот объект находится примерно в 3 км от пострадавшей ул. Островского в Старой Кондрашевской. За три с половиной часа, которые наши сотрудники провели в на месте, они не увидели никаких признаков присутствия в селах  противников правительства, если не считать блокпоста близ ул. Москва-Донбасс. Проинтервьюированные нами местные жители утверждали, что 2 июля никаких «боевиков» в жилом секторе не было, тем более не было их огневых позиций.

Станица Луганская

Сотрудники Хьюман Райтс Вотч осмотрели шесть сильно поврежденных домов на ул. Москва-Донбасс в Станице Луганская и опросили шестерых из жильцов и владельцев этих домов. Мы также осмотрели сильно поврежденное здание местной милиции. Наши собеседники рассказали о двух погибших: пожилом жителе, известном только по отчеству Палыч (фамилия не установлена), и мужчине, который, как представляется, в момент удара около 10:30 часов находился в гостях у последнего. Нам также сообщили о ранении жителя на ул. Москва-Донбасс по фамилии Подгоев.

Екатерина Богданова, проживающая в собственном доме по ул. Москва-Донбасс, 17, который был в значительной степени разрушен в результате авиаудара, рассказала Хьюман Райтс Вотч:

Мы с мужем ночевали в подвале краеведческого музея: где-то между половиной четвертого ночи и половиной шестого утра был обстрел, минометы. С нами в подвале было человек 50, это место используют как бомбоубежище те, у кого своего укрепленного подвала нет. Ну, вернулись мы домой только под утро, когда все затихло, и сразу легли спать. В половине одиннадцатого просыпаемся от страшного, оглушительного шума, и наш дом на нас рушится, складывается на нас…. Муж меня собой прикрыл… Каким-то чудом мы оба уцелели – только ожоги мелкие, порезы. Этот дом мои предки 203 года назад построили, он в Великую отечественную войну уцелел, а теперь – всё, нет больше дома. Как такое могло случиться? Это  – в наказание нам, что мы близко от поста ополченцев живем? И поэтому мы – террористы?

Муж Богдановой Алексей Шелихов в интервью Хьюман Райтс Вотч подтвердил рассказанное его супругой.

25-летний местный житель Стас (фамилия не разглашается по его просьбе) рассказал Хьюман Райтс Вотч, что в момент авиаудара около 10:30 находился дома:

Слышу –  самолет. Высунулся в окно на втором этаже – посмотреть. Самолет три круга сделал, а потом вдруг, когда с той стороны заходил, которую мне не видно – звук такой свистящий, свистящий рев … Дочка вот здесь на кровати спала, видите – теперь тут все обломками завалено, стену изрешетило, половина обвалилась – я кинулся к ней, кричу жене: «Беги, беги!» Мы буквально скатились по лестнице с дочкой на руках, ее от летящих кусков прикрывали. Чудом остались живы …

На момент интервью Хьюман Райтс Вотч Стас утверждал, что у него все еще звенит в ушах, у его жены врачи в Луганске диагностировали контузию, а их трехлетнюю дочь мучают ночные кошмары.

Старая Кондрашевская

На ул. Островского в Старой Кондрашевской Хьюман Райтс Вотч были документированы еще более серьезные гражданские потери и гражданский ущерб. Наши сотрудники проинтервьюировали 10 человек, которые детально рассказали об авиаударе по этой улице около полудня 2 июля. Нам назвали имена девяти погибших в результате этого гражданских лиц, среди которых двое детей (возраст приводится приблизительно со слов собеседников):

  1. Лидия Кирносова, 51 год
  2. Станислав Иванов, 36 лет
  3. Дмитрий Шамардин, 45 лет
  4. Михаил Калугин, 65 лет
  5. Андрей Дюсик, 50 лет
  6. Владимир Ермилов, 49 лет
  7. Иван Ермилов (сын Владимира Ермилова), 5 лет
  8. Валентина Миронова, 62 года
  9. Трое из наших собеседников также называли 4-летнюю девочку, которая в момент удара гостила у своей бабушки Надежды Романовой

По словам местных жителей, три человека были ранены, в том числе Татьяна Гажемон, которой оторвало ногу и которая на момент приезда в село Хьюман Райтс Вотч находилась в местной больнице в критическом состоянии. Двое наших собеседников видели, как ее увозили в больницу и впоследствии наводили справки. Двое других раненых, одного из которых мы проинтервьюировали, 4 июля выписали после госпитализации с переломами и неглубокими повреждениями мягких тканей. Из 10 проинтервьюированных нами жителей двое потеряли близких родственников.

Сотрудники Хьюман Райтс Вотч осмотрели девять разрушенных домов на ул. Островского. Из них два, которые местные жители описывали как двухэтажные дома на четыре квартиры каждый, были полностью уничтожены пожаром. Остальные семь были повреждены до состояния, непригодного для проживания вследствие обрушения кровли, стен или выгорания помещения изнутри. Мы также осмотрели еще два дома, которые пострадали, но были пригодны для проживания. В результате удара было прекращено электро- и водоснабжение.

Сотрудники Хьюман Райтс Вотч осмотрели около десятка воронок у разрушенных домов – как со стороны улицы, так и с задней стороны. Воронки были около двух метров диаметром и вполне соответствовали картине разрыва неуправляемой ракеты, выпущенной с самолета.

67-летняя жительница ул. Островского Галина Лобач рассказывала Хьюман Райтс Вотч:

Времени было к полудню. Я в доме одна, а трое соседей сидели на веранде через улицу. Потом – самолет и звук такой «в-з-з-з», меня просто оглушило, все кувырком… Этих троих убило. На куски разорвало, разлетелись… Не поймешь, какой кусок от кого. Одного по татуировке на руке опознали… Ни голов, ни ног… Тут всюду лохмотья по заборам висели. Соседку мою, она в соседнем доме живет, в огороде убило.

Когда наши сотрудники обратились к Галине Лобач с просьбой об интервью, она обшаривала свой огород в поисках возможно оставшихся фрагментов тел, а в воздухе все еще оставался запах горелого человеческого мяса. У Лобач на лице, руках и ногах после авиаудара остались множественные неглубокие рассечения.

63-летняя Надежда Головкова, проживающая в доме № 8/3 по ул. Островского, рассказала Хьюман Райтс Вотч следующее:

Где-то в половине одиннадцатого [10:30] я услышала взрывы - не так далеко. Выбежала посмотреть – сосед по мобильнику говорит… Имне рассказывает: «Друг звонил из Луганской, говорит – бомбят их… Бомбы с неба падают. С самолета». Я перепугалась, ноги подкосились. Пошла в дом – прилечь. Лежала на кровати, поверх покрывала, какое-то время, потом - отсюда, потом – оттуда рев самолета, и этой свист жуткий, у меня прямо рядом с головой стена рушится, ничего не видно из-под обломков.

По словам Головковой, погибшему вместе с отцом Ивану Ермилову накануне удара исполнилось пять лет – семья и соседи отмечали его день рождения.

В свете веских заявлений, указывающих на нанесение авиаударов украинскими правительственными силами, необходимо детальное расследование. Если на момент ударов в Станице Луганская и Старой Кондрашевской не было вооруженных противников правительства, эти нападения могут составлять нарушение международного гуманитарного права.

Хьюман Райтс Вотч признает, что действия противников правительства нарушают украинское законодательство, а их военные операции могут сопровождаться нарушениями международного гуманитарного права в тех случаях, когда  они не принимают всех разумных мер предосторожности для сведения к минимуму гражданских потерь и гражданского ущерба. Действительно, правительство Украины вправе проводить правоохранительные и войсковые операции по подавлению вооруженного сопротивления, однако это не освобождает его от обязательств ни при каких обстоятельствах не наносить целенаправленных ударов по гражданскому населению и гражданским объектам, не допускать неизбирательных нападений, во всех случаях проводить различие между гражданскими объектами и военными целями, а также строго придерживаться принципа соразмерности, поскольку нападения, которые могут повлечь случайные гражданские потери или гражданский ущерб, несоразмерные конкретному и прямому искомому военному преимуществу, запрещены. Международное гуманитарное право налагает те же обязательства и на противников правительства; международные нормы о правах человека также требуют от всех сторон принятия всех разумных мер предосторожности для избежания, или, во всяком случае, сведения к минимуму случайных потерь среди гражданского населения и ущерба гражданскому имуществу.

С уважением

Хью Уильямсон,

директор Хьюман Райтс Вотч

по Европе и Центральной Азии