(Москва, 13 июня 2013 г.) – Верховный суд России должен остановить экстрадицию троих этнических узбеков в Кыргызстан, где им будет угрожать серьезный риск подвергнуться пыткам. 19 июня суд должен рассматривать апелляцию на решение генеральной прокуротуры об экстрадиции Гайратбека Салиева по запросу Кыргызстана о его выдаче для предания суду по целому ряду обвинений в связи с межнациональными столкновениями на юге страны в июне 2010 г.

Аналогичные решения об экстрадиции обжаловали этнические узбеки Бахтиер Мамашев и Махаммадилло Кадирджанова, Верховный суд будет рассматривать их дела в ближайшие время, сообщает Хьюман Райтс Вотч.

«Доказательств того, что эти люди будут подвергнуты серьезному риску пыток в случае отправки в Кыргызстан, более чем достаточно, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии, ссылаясь на документы ООН и гражданских групп. – Российским властям должно быть ясно, что по международному праву Россия не может удовлетворить запросы об их выдаче».

Прокуратура Кыргызстана утверждает, что все трое были среди жителей Сузакского района на юге страны, которые, как утверждается, 12 – 13 июня 2010 г. перекрыли шоссе Бишкек – Ош в районе хлопковой фабрики «Санпа», разливали на проезжей части моторное масло, вынуждая машины сбрасывать скорость, и нападали на водителей и пассажиров. По версии следствия, в результате 16 человек были убиты, еще двое числятся пропавшими без вести.

События в Сузакском районе происходили на фоне массового межнационального насилия на юге Кыргызстана в июне 2010 г., в ходе которого было убито свыше 400 человек и уничтожено около 2 тыс. домов. Жертвами тяжких преступленийстановились как узбеки, так и киргизы, однако именно на этнических узбеков приходится преобладающая часть жертв и имущественного ущерба.

В период с февраля по май 2012 г. российскими властями были задержаны: 29-летний Мамашев и 25-летний Салиев - в Москве, а 43-летний Кадирджанов – в Орловской области. Российская Федеральная миграционная служба отказалась предоставлять им статус беженца, о чем каждый из троих просил после ареста, опасаясь преследований по этническому признаку в Кыргызстане.

В конце февраля 2013 г., Генеральная прокуратура России санкционировала выдачу Салиева и Мамашева, несмотря на обоснованные опасения риска применения пыток и недозволенного обращения, которые угрожают обоим в случае возвращения в Кыргызстан. К тому же на момент принятия решения Генеральной прокуратурой, задержанные еще не исчерпали свое право обжалования решения ФМС, что является нарушением российского законодательства. В марте 2013 г. аналогичным образом была санкционирована экстрадиция Кадирджанова.

Неправительственными организациями Кыргызстана, органами системы ООН и Хьюман Райтс Вотч документировано, что пытки в этой стране являются давней проблемой. В феврале 2012 г. спецдокладчик ООН по пыткам по итогам своего посещения Кыргызстана в 2011 г. отмечал, «что применение пыток и жестокого обращения для получения признательных показаний по-прежнему является широко распространенным явлением. Почти не проводится достаточно быстрых, тщательных и беспристрастных расследований заявлений о применении пыток и жестоком обращении. Общие условия содержания во многих местах лишения свободы, [которые посетил Специальный докладчик] сводятся к бесчеловечному и унижающему достоинство обращению».

В августе 2010 г. органы прокуратуры Кыргызстана предъявили Мамашеву и Салиеву обвинения по целому ряду обвинений в связи с событиями в районе фабрики «Санпа» и выдали ордера на их арест. В октябре 2011 г. аналогичные обвинения были предъявлены Кадирджанову. Все трое объявлены властями Кыргызстана в розыск.

По делу о событиях в районе фабрики «Санпа» к уголовной ответственности привлечено более десятка человек, все – этнические узбеки; в отношении ряда лиц преследование продолжается. В 2011 г. 18 человек были приговорены к пожизненному заключению, один – к 25 годам. По этому же делу проходил этнический узбек Шамшидин Ниязалиев, который был задержан в Казахстане и экстрадирован в Кыргызстан. В октябре 2012 г. он был приговоренк пожизненному заключению.

Исследованиями Хьюман Райтс Вотч в период с 2010 по 2012 гг. на юге Кыргызстана было установлено, что применение пыток сотрудниками правоохранительных органов при расследовании дел о межнациональных столкновениях в июне 2010 г. было широко распространенным. Хьюман Райтс Вотч было также установлено, что повышенному риску пыток в местах задержания подвергаются этнические узбеки в связи с наличием в расследовании выраженного национального уклона.

Хьюман Райтс Вотч также отмечает преобладающую безнаказанность за применение пыток в Кыргызстане.

Хьюман Райтс Вотч установлено, что пытки и недозволенное обращение в связи с делами об июньских межнациональных столкновениях 2010 г. сопровождались многочисленными нарушениями процессуальных прав задержанных, таких как право на адвоката по своему выбору и право на конфиденциальное общение с адвокатом. Более того, со стороны публики в зале суда имеют место угрозы, притеснения, запугивание и даже физические посягательства в отношении подсудимых, их родственников, адвокатов и других наблюдателей. Совсем недавно – 2 апреля, во время слушания в Верховном суде дела по тем же событиями в районе «Санпа», публика в зале набросиласьна мать подсудимого и на его адвокатов. Однако суд не принял почти никаких мер, чтобы защитить участников процесса или привлечь нарушителей порядка к ответственности.

Мотивируя в судебных документах удовлетворение запросов Кыргызстана о выдаче, российские власти ссылаются на полученные дипломатические заверения о том, что в случае экстрадиции Кадирджанов, Мамашев и Салиев не будут подвергаться недозволенному обращению в период содержания под стражей и что им будет обеспечена юридическая помощь. Российские власти также утверждают, что «международные нормы и законодательство Российской Федерации не создают никаких препятствий для экстрадиции [указанных лиц]».

«Практика Кыргызстана в области применения пыток не оставляет сомнений, особенно в контексте расследования событий 2010 г., - говорит Хью Уильямсон. – Поэтому так же ясно, что заверения правительства Кыргызстана о неприменении пыток выглядят неубедительно».

При рассмотрении вопроса об экстрадиции в Кыргызстан Кадирджанова, Мамашева и Салиева Верховный суд должен руководствоваться юридически обязывающими нормами, запрещающими возвращать любых лиц в страну, где им угрожает серьезный риск быть подвергнутыми пыткам, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Эти обязательства изложены в международном праве и международных договорах,к которымРоссия присоединилась, включая Конвенцию против пыток и Международный пакт о гражданских и политических правах.

По итогам рассмотрения пятого периодического доклада России о выполнении Конвенции против пыток Комитет ООН против пыток в декабре 2012 г. отметил, что он «обеспокоен сообщениями об экстрадиции и высылке государством-участником иностранных граждан в центральноазиатские страны − члены Содружества Независимых Государств даже несмотря на то, что для этих людей экстрадиция или высылка на родину чревата серьезной угрозой подвергнуться пыткам. Обеспокоен Комитет и тем, что в подобных случаях государство-участник полагается на дипломатические заверения. Комитет рекомендует России, как государству-участнику, прекратить полагаться на дипломатические заверения при экстрадиции или высылке иностранцев со своей территории в тех случаях, когда им угрожают пытки».

Европейский суд по правам человека также указывает на ненадежность и недостаточность дипломатических заверений для удовлетворения обязательств страны в рамках договора, а также на то, что они не обеспечивают защиты от пыток и недозволенного обращения. Например, в 1996 г. по жалобе Чахал против Соединенного Королевства суд постановил, что возвращение сикхского активиста в Индию было бы нарушением безоговорочного обязательства Великобритании не возвращать любых лиц в условия, чреватые пытками, - даже при наличии дипломатических заверений со стороны индийского правительства. Данное дело остается руководящим прецедентом для Европы, как подтверждающее безоговорочный характер запретана возвращение любого лица в условия, чреватые пытками, вне зависимости от совершенного им или вменяемого ему преступления.

«Российским властям уже много раз напоминали об этом, и это остается неизменным – запрет на применение пыток является безоговорочным, - говорит Хью Уильямсон. – Россия должна следовать своим международным обязательствам и не допускать возвращения этих людей в Кыргызстан».