(Париж, 27 мая 2013 г.) – Власти Азербайджана используют надуманные обвинения в хранении наркотиков, чтобы отправлять за решетку критически настроенных политических активистов, заявила Хьюман Райтс Вотч. Международная правозащитная организация документировала четыре недавних эпизода, в трех из которых задержанные заявляли о недозволенном обращении в полиции.

«Использование сомнительных обвинений в хранении наркотиков для борьбы с оппонентами не ново, однако последние случаи такого рода отражают эскалацию кампании правительства против критиков власти по мере приближения выборов, - говорит Георгий Гогиа, старший исследователь Хьюман Райтс Вотч по Южному Кавказу. – Эти аресты и побои служат очень четким сигналом всем тем, кто хотел бы всерьез заняться активизмом».

Власти должны провести независимое и эффективное расследование по этим заявлениям о недозволенном обращении и освободить активистов до независимого рассмотрения обвинений, считает Хьюман Райтс Вотч.

Четверо активистов были арестованы в период cмарта по май 2013 г. в контексте общих репрессий против гражданского общества в Азербайджане, начавшихся после «арабской весны» и нарастающих по мере приближения президентских выборов в октябре.

За последние два года в Азербайджане были арестованы десятки активистов, журналистов и правозащитников. Во всех случаях доказательства были сомнительными или отсутствовали, предъявляемые обвинения варьировались от хранения наркотиков или оружия до хулиганства, беспорядков и нарушения общественного порядка. С августа 2011 г. по май 2012 г. по сомнительным делам о наркотиках полиция арестовала по меньшей мере пятерых журналистов и правозащитников.

На основе интервью с адвокатами и родственниками Хьюман Райтс Вотч была получена детальная информация по четырем эпизодам последнего времени:

  • Арест 9 мая и последующее недозволенное обращение в отношении 31-летнего Рашада Рамазанова (Рашад Хагигат Агааддин) – известного блогера, активно критиковавшего правительство Азербайджана в Facebook и других социальных сетях.
  • Арест 31 марта и последующее недозволенное обращение в отношении 29-летнего Талеха Багирова – имама и активиста. Незадолго до ареста он выступил с проповедью, в которой критически отзывался о правительстве Азербайджана и лично о президенте Ильхаме Алиеве.
  • Арест 26 марта 22-летнего Дашгина Маликова – активиста оппозиционной Партии Народного фронта Азербайджана. Аресту предшествовали несколько постов в Facebook и других социальных СМИ, в которых Маликов критиковал правительство.
  • Арест 7 марта и последующее недозволенное обращение в отношении 21-летнего Махаммада Азизова – активиста молодежного движения Nida.

В каждом из этих эпизодов обвинения в хранении наркотиков основывались на незначительном количестве, якобы обнаруженном полицией после ареста. Полиция утверждала, что наркотики были найдены в карманах или бумажнике задержанного во время обыска в участке или – как в случае с Азизовым – во время обыска на квартире. Адвокаты задержанных при обысках не присутствовали и не могли получить доступ к задержанным в течение первых нескольких дней после ареста.

Адвокаты сообщили Хьюман Райтс Вотч, что троим из арестованных на допросах не задавали никаких вопросов относительно наркотиков. В случае с Азизовым и Багировым полицию интересовала их политическая деятельность. По словам адвоката, Багирову задавали вопросы относительно его публичных заявлений, а также о том, кто заказывал и проплачивал его последнее выступление.

Адвокаты говорят, что ни один из обвиняемых не употребляет наркотики. Один из проведенных властями тестов ничего не показал, результаты второго ожидаются.

Адвокаты Рамазанова, Багирова и Азизова сообщили Хьюман Райтс Вотч, что когда им наконец удалось встретиться с задержанными, те заявили, что в полиции их избивали. По словам адвокатов, они лично видели синяки и ссадины на лицах подзащитных.

Во всех четырех случаях суд санкционировал заключение под стражу: Азизова, Багирова и Маликова – на два месяца, Рамазанова – на три. Азизову срок содержания под стражей был продлен еще на два месяца, Багирову – на месяц. Адвокатов обвиняемых на эти судебные слушания не допускали, обвиняемых представляли назначенные государством защитники.

Отказ в доступе к адвокату по собственному выбору – это прямое нарушение Международного пакта о гражданских и политических правах (статья 14.3) и Европейской конвенции о правах человека (статья 6.3(с)). Азербайджан является участником обоих международных договоров. Недозволенное обращение с задержанными также безоговорочно запрещено как указанными договорами, так и международными обычаями.

«Недозволенное обращение явно угрожает этим людям и в дальнейшем, - говорит Георгий Гогиа. – Власти должны оперативно расследовать их заявления о недозволенном обращении и обеспечить задержанным беспрепятственный доступ к адвокату по выбору и к независимому врачу».

Контекст

Приводимые ниже подробности дел основаны на интервью, проводившихся исследователями Хьюман Райтс Вотч в апреле – мае 2013 г. Интервью с адвокатами Азизова, Багирова и Маликова проводились лично, с адвокатом Рамазанова – по телефону. Впоследствии мы поддерживали контакты с ними для получения актуальной информации, а также связывались с отцом Маликова и одним из его коллег; с другими членами Nida – относительно дела Азизова; а также с известным адвокатом Асланом Исмайловым, который имел отношение к делу Рамазанова.

Рашад Хагигат Агааддин

31-летний Рашад Рамазанов – известный блогер, активно критиковавший правительство Азербайджана в Facebook и других социальных сетях, был арестован в Баку 9 мая 2013 г. сотрудниками в штатском из Главного управления МВД по борьбе с оргпреступностью. Рамазанов писал под псевдонимом Рашад Хагигат Агааддин.

Адвокат Рамазанова Ровшан Ширалиев сообщил Хьюман Райтс Вотч, что после ареста его подзащитного доставили в ГУБОП, где в ходе обыска у него в кармане брюк якобы обнаружили 9,05 г героина. На протяжении нескольких дней после ареста Ширалиеву не разрешали свидания с подзащитным, адвокат также утверждает, что у жены Рамазанова не было никакой информации о местонахождении мужа.

10 мая суд Наримановского района Баку санкционировал заключение Рамазанова под стражу на три месяца по статье УК 234.4.3 (незаконное приобретение, хранение и сбыт наркотиков в крупном размере). В нарушение требования УПК о переводе обвиняемого в СИЗО в течение суток после решения суда о заключении под стражу Рамазанова продержали в полиции до 20 мая.

Ширалиев заявил Хьюман Райтс Вотч, что, по его мнению, в полиции его подзащитный подвергался физическому насилию. Несмотря на неоднократные попытки, адвокату удалось встретиться с Рамазановым только 17 мая. Он рассказывает:

Я встретился с ним ненадолго в присутствии следователя. На лбу у него была рана – около 3 см. Рашад сказал – это результат побоев. Еще были синяки и ссадины на шее и на лице, и покраснение на руках – это могло быть от наручников. Рашад бегло рассказал мне о побоях и что у него все тело в синяках.

Он сказал, что били в машине, в день ареста, и потом – на допросах первые три дня. Он сказал, что били не для того, чтобы признание выбить, а просто чтобы наказать и унизить.

После того как Ширалиев публично заявил о недозволенном обращении с его подзащитным в полиции, пресс-секретарь МВД выступил с опровержением в СМИ, сказав, что ГУБОП непосредственно контролируется министерством и что информация о недозволенном обращении с Рамазановым – это «ложь от начала до конца».

Талех Багиров

Имам и активист Талех Багиров был арестован полицией в Баку 31 марта. Незадолго до ареста он выступил с проповедью, в которой критически отзывался о правительстве Азербайджана и лично о президенте Ильхаме Алиеве.

Багирова доставили в полицейское управление Сабунчинского района Баку, где в ходе обыска у него якобы нашли в кармане куртки 1 г героина.

Адвокат Багирова Анар Гасимли, которому удалось увидеться с подзащитным только спустя неделю после ареста, сообщил Хьюман Райтс Вотч, что Багиров утверждал, что в полиции подвергался недозволенному обращению и побоям:

На свидании я увидел у него на лице синяки – под глазами, и на руках еще. Он сказал, что не может пошевелить тремя пальцами. Мы немедленно потребовали медицинское освидетельствование, но следователь не ответил на ходатайство, а судья был в отпуске, так что никакого ответа мы так и не получили.

Багирову было предъявлено обвинение по статье 234.1 УК (незаконное приобретение или хранение наркотиков без цели сбыта). Несмотря на это, на допросах следователи интересовались только его публичными заявлениями, а также спрашивали, кто заказывал и проплачивал его последнее выступление.

Медицинский тест на употребление Багировым наркотиков следствием не назначался, в ходе обыска у него на квартире ничего криминального обнаружено не было.

Один из районных судов Баку санкционировал заключение Багирова под стражу на два месяца, 24 мая срок был продлен еще на месяц.

Дашгин Маликов

22-летнего Дашгина Маликова – активиста оппозиционной Партии Народного фронта Азербайджана сотрудники полиции в штатском арестовали в Сумгаите 26 марта 2013 г. Аресту предшествовали несколько постов в Facebook и других социальных СМИ, в которых Маликов критиковал правительство.

Арестованного доставили в полицию и там обыскали. Адвокат Маликова Асабали Мустафаев при обыске не присутствовал, но общался с подзащитным позднее. Он сообщил Хьюман Райтс Вотч, что во время обыска один из полицейских достал у Маликова бумажник и, пока другой отвлекал внимание арестованного, якобы извлек оттуда 1,5 г героина.

По словам Мустафаева, в полиции Маликова заставили написать признательные показания, от которых тот впоследствии отказался. На следующий день после ареста городской суд Сумгаита санкционировал заключение Маликова под стражу на два месяца по обвинениям в незаконном приобретении или хранении наркотиков.

Мустафаев сообщил Хьюман Райтс Вотч, что за несколько дней до ареста к нему домой дважды приходили из местной полиции: интересовались его партийным билетом и проводили с семьей профилактические беседы на тему о возможных последствиях для Маликова его политической деятельности. Адвокат считает, что нормальный человек, зная, что у него «на хвосте» полиция, едва ли стал бы носить в собственном бумажнике наркотики. По словам Мустафаева, по состоянию здоровья Маликов должен дважды в год проходить обследование, и ни разу у него не выявляли следов употребления наркотиков. Негативным оказались и результаты тестирования, назначенного полицией.

Махаммад Азизов

21-летний активист молодежного движения Nida Махаммад Азизов был арестован полицией в Баку 7 марта 2013 г. Одновременно с ним арестовали еще двух членов Nida – Бахтияра Гулиева и Шахина Новрузлу.

Адвокат Азизова Фариз Намазли сообщил Хьюман Райтс Вотч, что полиция арестовала его подзащитного на Площади фонтанов и сначала доставила его на квартиру. Во время обыска было якобы обнаружено 174 г марихуаны. В протоколе обыска Азизов указал, что марихуана ему не принадлежит.

9 марта суд Насиминского района Баку санкционировал заключение Азизова под стражу на два месяца по обвинениям в незаконном приобретении или хранении наркотиков. Двум другим активистам было предъявлено обвинение в незаконном хранении оружия.

Через два дня по азербайджанским телеканалам была показана полицейская видеозапись, на которой Гулиев и Азизов якобы сознаются в том, что во время акции протеста, запланированной на 10 марта, собирались бросать бутылки с зажигательной смесью, чтобы провоцировать полицию и дестабилизировать обстановку. Азизов также дал показания на еще одного активиста – Рашада Гасанова, которого арестовали через несколько дней. Однако затем на очной ставке с Гасановым Азизов отказался от показаний, заявив, что дал их под давлением.

Намазли сообщил Хьюман Райтс Вотч, что Азизова допрашивали исключительно относительно его политической деятельности и подготовки акций протеста, но не задавали никаких вопросов в связи с обвинением в хранении наркотиков. По словам Намазли, следствием было назначено тестирование Азизова на употребление наркотиков, однако результатов пока не было.

Азизов заявил адвокату, что после его отказа от показаний сотрудники Министерства национальной безопасности, где на тот момент содержался Азизов, били его кулаками и дубинками по голове и ногам. Намазли сообщил, что в результате этих побоев Азизов четыре дня не мог ходить и оглох на левое ухо.

2 мая суд продлил Азизову содержание под стражей еще на два месяца.