(Москва, 21 декабря 2012 г.)  - Верхняя палата российского парламента должна заблокировать прохождение законопроекта, который приведет к запрету на усыновление американскими гражданами детей из России и еще больше осложнит положение гражданского общества, заявила Хьюман Райтс Вотч.

«Раздражение, которое вызвало у российских чиновников принятие Конгрессом ‘закона Магнитского’, уводит их в сторону от рационального ответа, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Этот законопроект скажется, в первую очередь, на интересах самых обездоленных российских детей, которые могут быть лишены надежды обрести любящих родителей, в которых они так отчаянно нуждаются».

Законопроект был принят Государственной Думой в ответ на американский «закон Магнитского», подписанный президентом Обамой 14 декабря. Американский закон предусматривает запрет на въезд в США и замораживание активов в отношении тех российских должностных лиц, которые предположительно причастны к пыткам и убийству людей, заявляющих о нарушениях.

Ответный российский законопроект позволит приостанавливать деятельность в России и замораживать активы тех неправительственных организаций, которые занимаются «политической» деятельностью и получают финансирование от граждан или организаций США или среди руководителей и членов которых присутствуют российские граждане, одновременно имеющие гражданство США. Аналогичные последствия наступают и в том случае, если «политическая» деятельность той или иной НКО «представляет угрозу интересам Российской Федерации».

Предлагаемый тотальный запрет на усыновление американскими гражданами противоречит обязательствам России по Конвенции о правах ребенка, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Конвенция гласит, что «ребенку необходимо расти в семейном окружении», и что «усыновление в другой стране может рассматриваться в качестве альтернативного способа ухода за ребенком, если ребенок не может быть передан на воспитание или помещен в семью, которая могла бы обеспечить его воспитание или усыновление, и если обеспечение какого-либо подходящего ухода в стране происхождения ребенка является невозможным». Конвенция требует, чтобы «в случае усыновления ребенка в другой стране применялись такие же гарантии и нормы, которые применяются в отношении усыновления внутри страны».

По официальным данным, в 2011 г. иностранцы усыновили 3,4 тыс. российских детей, из них 956 – почти треть приходится на приемных родителей из США.

Положения российского законопроекта, касающиеся неправительственных организаций, вполне укладываются в логику обозначившейся в последние семь месяцев тенденции на последовательное ограничение  свободы выражения мнений и свободы ассоциации, отмечает Хьюман Райтс Вотч. С мая российский парламент ввел дополнительные ограничения на массовые мероприятия, повысив до уровня уголовных санкций штрафы за нарушение порядка их организации и проведения, восстановил уголовную ответственность за клевету и ввел новые ограничения на интернет-контент. Принятый в июле закон обязывает неправительственные организации, которые занимаются «политической» деятельностью и пользуются зарубежным финансированием, регистрироваться в качестве «иностранных агентов». В ноябре было законодательно расширено определение «государственной измены», под которое теперь можно подвести международную деятельность по продвижению и защите прав человека.

Совет Федерации должен рассматривать законопроект на следующей неделе. В России он получил неофициальное название «закон Димы Яковлева» - по имени усыновленного малыша в возрасте 21 месяца, погибшего в Вирджинии в 2008 г., когда приемный отец на девять часов оставил его закрытым в машине. Американский суд оправдал приемного отца по делу о непредумышленном убийстве.

Законопроект предусматривает запрет на въезд в Россию и замораживание активов в отношении граждан США, причастных к нарушениям прав и свобод и преступлениям против российских граждан. Действие закона распространяется на граждан государств, которые приняли решение о запрете въезда граждан Российской Федерации на территории этих государств и об аресте активов граждан Российской Федерации по мотиву причастности граждан Российской Федерации к нарушениям прав человека в Российской Федерации.

Американский закон назван именем российского юриста Сергея Магнитского, умершего в СИЗО после того, как он предал гласности крупное налоговое мошенничество со стороны чиновников. Закон был встречен российским руководством и законодателями с крайним раздражением, и они обещали в случае его принятия обеспечить «асимметричный» ответ.

«Российские официальные лица обещали Америке ‘асимметричный ответ’ ‘закону Магницкого’, и появившийся в итоге закон совершенно неадекватен, - говорит Хью Уильямсон. – Из-за него в первую очередь пострадают дети-сироты и гражданское общество, и в таком виде его нельзя утверждать».