(Берлин) – По прошествии двух лет после межнациональных столкновений на юге Кыргызстана избирательное правосудие в отношении этнических узбеков и неспособность или нежелание властей исправлять нарушения, которым они подверглись, такие как произвольные задержания и пытки, подрывают усилия по обеспечению стабильности и примирения, заявила Хьюман Райтс Вотч. Правительство должно срочно принять меры в интересах удовлетворения сохраняющейся потребности в правосудии и ответственности в связи с июньским насилием двухлетней давности и его последствиями, считает международная правозащитная организация.

После столкновений между киргизами и узбеками в июне 2010 г. властями было возбуждено свыше 5 тыс. уголовных дел. При этом большинство фигурантов дел об убийстве составляют узбеки, хотя они же в наибольшей степени и пострадали от насилия. Подавляющее большинство уголовных дел, в которых узбеки выступают потерпевшими, до сих пор не расследованы. Десятки судов «по горячим следам» были серьезно скомпрометированы возмутительными нарушениями прав обвиняемых на всех этапах от задержания до приговора. Эти суды завершались суровыми приговорами, которые выносились преимущественно обвиняемым-узбекам.

«За два года после насилия в Кыргызстане правительство не смогло или не захотело обеспечить реальное правосудие, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Хотя ситуация нормализуется, на юге страны верховенство силы по-прежнему  преобладает над верховенством закона».

Столкновения между киргизами и узбеками вспыхнули на юге Кыргызстана 10 июня 2010 г. и продолжались четыре дня. В результате больше 400 человек погибли, тысячи лишились крова, целые узбекские кварталы были сожжены дотла. Реакция властей на вспыхнувшее насилие была омрачена серьезными нарушениями прав человека, включая массовые произвольные задержания и пытки, и нежеланием признать роль военных и других силовых структур в насилии.

Правительству Кыргызстана необходимо обеспечить как тщательное и беспристрастное расследование фактов применения пыток в ходе расследования дел о межнациональных столкновениях, так и процессуальные гарантии для лиц, над которыми в настоящее время идут судебные слушания, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

Международная правозащитная организация также призвала правительство организовать пересмотр всех уголовных дел в связи с июньскими событиями, приговоры по которым выглядят неубедительно в свете правдоподобных заявлений о пытках и других нарушениях прав человека в отношении подсудимых.

Сотни подсудимых, преимущественно – узбеки, были признаны виновными и осуждены к лишению свободы на срок от нескольких лет до пожизненного, в основном на основании признаний, которые, как многие утверждали, были получены с помощью пыток. На суде (Хьюман Райтс Вотч вела мониторинг ряда процессов) заявления о пытках, как правило, игнорировались. Верховный суд утверждал такие приговоры, не оставляя осужденным никаких других возможностей правовой защиты на национальном уровне. Несколько человек из числа утверждавших, что подвергались пыткам, обратились с жалобами в Комитет ООН против пыток.

Правозащитник Азимжон Аскаров, занимавшийся документированием обращения с задержанными в милиции, был признан соучастником жестокого убийства милиционера и ранения нескольких сотрудников во время массовых беспорядков в Базар-Кургане в июне 2010 г. По итогам судебного разбирательства, которое было омрачено процессуальными нарушениями и заявлениями о пытках, он был приговоренк пожизненному заключению. 20 декабря 2011 г. Верховный суд оставил приговор без изменения. Органы прокуратуры отказались возбуждать уголовное дело по заявлениям о недозволенном обращении с Аскаровым, в том числе и от Хьюман Райтс Вотч. В настоящее время, его адвокаты готовят жалобу в Комитет ООН против пыток.

«Расследованию заявлений о том, что Аскаров подвергался пыткам, предстоит пройти еще долгий путь, чтобы показать готовность правительства Кыргызстана обеспечить реальное правосудие по июньским событиям 2010 года», - говорит Хью Уильямсон.

Атмосфера вражды и насилия, в которой проходили суды, также подрывала право подсудимых на справедливый суд. Слушания сопровождались давлением и нападениями на адвокатов на юге Кыргызстана, которые защищали обвиняемых-узбеков. Несмотря на то, что такие инциденты нередко происходили на глазах у работников судебных структур и милиции, никто так и не был привлечен к ответственности за посягательства на адвокатов. Защитники обвиняемых-узбеков подвергались притеснениям и запугиванию вплоть до последнего времени.

12 июня 2012 г. Ошский областной суд оставил в силе приговор 22-летнему Хасану Мирзакаримову, осужденному на пожизненное заключение за убийство и участие в массовых беспорядках. На процессе адвокат Мирзакаримова ходатайствовал о признании его подзащитного недееспособным, поскольку у того была установлена параноидальная шизофрения с возможными задержками в развитии. Эксперт, освидетельствовавший его во время суда, рекомендовал дальнейшее обследование, однако судья отказался утвердить это назначение.

Адвокат сообщил Хьюман Райтс Вотч, что Мирзакаримов правдоподобно заявлял, что на следствии его пытками принуждали к признанию, однако суд оставил это без реагирования. На слушаниях родственники одного из потерпевших выкрикивали угрозы и этнически окрашенные оскорбления в адрес адвоката и нападали на подсудимого, который сидел в зале за решеткой. Охрана и судебные работники не вмешивались, а председательствующий не смог или не захотел обеспечить порядок и безопасность в зале.

По информации другого адвоката, в апреле на заочном суде над влиятельным лидером узбекской диаспоры в Кыргызстане в зал ворвались 10 – 15 женщин, утверждавших, что они являются пострадавшими. Они стали выкрикивать оскорбления и угрозы в адрес адвоката. Судья и судебные работники не вмешивались.

Основные принципы, касающиеся роли юристов (ООН, 1990 г.), обязывают правительство Кыргызстана обеспечивать, чтобы адвокаты могли выполнять свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства. В тех случаях, когда возникает угроза безопасности адвокатов в результате выполнения ими своих функций, власти должны обеспечивать им надлежащую защиту.

Власти начали восстанавливать узбекские кварталы и предпринимают другие усилия в интересах стабилизации и примирения, однако многие узбеки продолжают жить в обстановке запугиваний и ощущения своей уязвимости, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

Правозащитники сообщают, что милиция и местные власти используют июньские события 2010 г. как предлог для вымогания денег у узбеков. Некоторые сотрудники правоохранительных органов угрожают узбекам возбуждением уголовного дела об участии в июньских событиях, если те не согласятся откупиться. В других случаях человеку говорят, что он объявлен в розыск в связи с межнациональными столкновениями, но его не арестуют, если он заплатит требуемую сумму. Многие жертвы вымогательства, сообщающие о таких фактах правозащитникам, отказываются обращаться с официальным заявлением, боясь мести.

Правительство также не обеспечило защиту имущественных прав узбеков, у которых был свой бизнес на юге Кыргызстана. Так, в июне 2010 г., уже после основной волны погромов, толпа из 70 – 80 киргизов захватила ферму Гапиржана Дадажанова – единственный источник его средств к существованию. Захватчики уничтожили все постройки и срубили более 300 фруктовых деревьев. После этого они поделили землю между собой и стали строить дома.

Адвокаты Дадажанова неоднократно обращались в прокуратуру Ошской области с требованием выдворить захватчиков с земли и вернуть ее владельцу. Милиция Ноокатского района возбудила уголовное дело, в рамках которого в феврале 2012 г. одному-единственному захватчику было предъявлено обвинение в самоуправстве, но не по более тяжким составам о незаконном захвате земли и умышленном уничтожении имущества. Несмотря на откруытое уголовное дело, от 20 до 30 захватчиков продолжают незаконное строительство на фоне отсутствия со стороны властей эффективных шагов по восстановлению имущественных прав Дадажанова.

«Кыргызстану нужно вернуть нечто большее, чем просто постройки, - говорит Хью Уильямсон. – Действия по защите узбеков от судебного произвола и вымогательства нужны не меньше, чем восстановление разрушенных кварталов».