Российские власти должны немедленно положить конец запугиванию адвоката-правозащитника в Кабардино-Балкарии и гарантировать ему безопасность, заявила Хьюман Райтс Вотч. На днях офицер полиции прямо угрожал юристу правозащитного центра «Мемориал» Рустаму Мацеву в связи с одним из его дел.

31 мая Рустам Мацев явился в СИЗО в Нальчике, чтобы присутствовать при очной ставке со своим подзащитным Казбулатом Лабазановым. Когда адвокат зашел в кабинет, дознаватель отдела дознания УМВД России по г. Нальчик, которому было поручено проведение очной ставки, с порога стал обвинять его в том, что он «научил» подзащитного рассказывать про похищение, избиение, угрозы. Полицейский намекал на то, что адвокат работает на исламистское подполье в республике, и «предупреждал», что в один прекрасный день тот может оказаться блокированным в доме и «ликвидированным» в ходе очередной контртеррористической операции. Полицейский посоветовал Мацеву быть осторожнее и почаще «озираться», поскольку он якобы взят силовиками на заметку.

«Это серьезные и неприкрытые угрозы, - говорит Таня Локшина, старший исследователь Хьюман Райтс Вотч по России. – Мы глубоко обеспокоены проблемой безопасности Мацева, особенно с учетом того, что это далеко не первый случай жесткого прессинга на адвокатов на Северном Кавказе».

Российские власти должны провести расследование этого эпизода и привлечь сотрудника полиции к ответственности, заявила Хьюман Райтс Вотч.

Казбулату Лабазанову вменяется 222 ст. УК РФ (незаконное хранение и транспортировка оружие), но сам он утверждает, что взрывное устройство ему подбросила полиция. Со слов Лабазанова, его арест в 2010 г. был оформлен именно на основе этой фабрикация после похищения и пыток. На Северном Кавказе, где антитеррористические мероприятия сопровождаются систематическими нарушениями прав человека, нередко звучат достоверные заявления о фальсификации уголовных дел по причастности к вооруженному подпольею, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

«Такие бесстрашные адвокаты, как Мацев, и правозащитные организации, как «Мемориал», во многих случаях являются последней надеждой для жертв внепроцессуальных задержаний, пыток и других незаконных методов, практикуемых силовиками в контексте контртеррористических операций в регионе», - отмечает Таня Локшина.

Когда Лабазанова привели в кабинет, тот же сотрудник полиции стал пытаться заставить его отказаться от прежних показаний и признать себя виновным. Мацев пробовал воспрепятствовать этому давлению, однако полицейский продолжал обвинять его подзащитного во лжи и требовать признания. В результате адвокат был вынужден отметить в протоколе факт незаконного давления на его подзащитного.

1 июня Мацев направил заявление об угрозах в свой адрес на имя генерального прокурора, прокурора КБР и в Следственный комитет России. Он указал, что характер угроз вынуждает его опасаться за свою жизнь, и попросил власти немедленно вмешаться в ситуацию. Ответа на его заявление пока не поступало.

Принцип 16 Основных принципов, касающихся роли юристов (ООН, 1990 г.), устанавливает: «Правительства обеспечивают, чтобы юристы: а) могли выполнять свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства; … с) не подвергались судебному преследованию и судебным, административным, экономическим или другим санкциям за любые действия, совершенные в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, нормами и этикой, а также угрозам такого преследования и санкций». Принцип 17: «В тех случаях, когда возникает угроза безопасности юристов в результате выполнения ими своих функций, власти обеспечивают им надлежащую защиту».

Хьюман Райтс Вотч призвала российское правительство на деле продемонстрировать приверженность соблюдению руководящих принципов ООН, обеспечив эффективное и беспристрастное расследование угроз в адрес адвоката Мацева и приняв надлежащие меры к соответствующему сотруднику полиции. Власти должны обеспечить исполнение обещаний руководства страны и международно-правовых обязательств России в том, что касается создания условий для безопасной работы адвокатов и правозащитников на Северном Кавказе.