Skip to main content

Действия и российских, и украинских войск создают угрозу гражданскому населению

Размещение войск в населенных пунктах приводит к ненужному риску

Брошенный российский бронетранспортер, установленный рядом с жилым домом в селе Ягодное. 17 апреля 2022 г. © 2022 Belkis Wille/Human Rights Watch

(Киев) – В ходе российско-украинского конфликта и российская, и украинская сторона подвергают гражданское население Украины излишней опасности, размещая свои войска в населенных пунктах и не перемещая при этом местное население в более безопасное место, заявляет Human Right Watch. Международное гуманитарное право, иначе называемое законами войны, требует от участвующих в конфликте сторон принимать все практически возможные меры предосторожности для того, чтобы защитить гражданское население и гражданские объекты, находящиеся под их контролем, от последствий нападений.

Сотрудники Human Rights Watch задокументировали четыре случая, когда российские военные располагались в населенных пунктах, подвергая жизни гражданского населения ненужной опасности. В трех случаях украинские военные располагались среди домов, в которых жили люди, и, судя по всему, не предпринимали никаких попыток переместить местных жителей в более безопасное место. В дальнейшем в результате ударов по местам расположения военных погибли и получили ранения мирные жители. В рекомендациях Международного Комитета Красного Креста перечисляется несколько способов защитить гражданское население, в том числе «строительство убежищ, рытье окопов, распространение информации и оповещение об опасности, перемещение гражданского населения в безопасное место, организация дорожного движения, охрана гражданских объектов и мобилизация организаций гражданской обороны».

«В ходе продолжающейся войны гражданское население Украины оказывается без необходимости вовлечено в боевые действия, – заявила Белкис Вилле, старший специалист отдела кризисов и конфликтов Human Rights Watch. – И российская, и украинская сторона должны по возможности избегать размещения своих войск среди гражданского населения и принимать все возможные меры для того, чтобы удалить гражданских лиц из районов сосредоточения войск».

В период с 17 апреля по 31 мая 2022 г. сотрудники Human Rights Watch опросили 54 мирных жителей из населенных пунктов: Михайло-Коцюбинское и Ягодное в Черниговской области на севере Украины; Малая Рогань, Покотиловка, Селекционное и Яковлевка в Харьковской области на востоке Украины; и Пологи в Запорожской области на юге Украины. Наши сотрудники посетили все перечисленные населенные пункты (кроме Пологов, поскольку там продолжаются боевые действия), но опрашивали они жителей, которые уже покинули эти села.

В селе Ягодное российские военные в течение месяца незаконно удерживали порядка 350 мирных жителей в подвале расположенной вблизи от линии фронта местной школы, которую они использовали в качестве своей базы. В результате ударов украинских войск пострадали окружающие дома и постройки.  

В селе Малая Рогань российские военные использовали в качестве своей базы ферму, на которой они разместили десятки боевых машин. Российские солдаты незаконно удерживали местных жителей, не позволяя им покинуть район боевых действий. 26 марта в результате артиллерийской перестрелки ферма получила серьезные повреждения. Погибло 140 голов скота.

В поселке Покотиловка украинские Силы территориальной обороны устроили штаб в здании местной санэпидемстанции среди жилых домов, не приняв мер для эвакуации проживающих вокруг мирных жителей. 28 апреля российские войска нанесли ракетный удар по зданию санэпидемстанции, в результате которого ранения получили не менее шести мирных жителей. Повреждения получили расположенные неподалеку жилые дома и здание местной школы.

В поселке Селекционное в начале марта примерно 300 украинских военных использовали в качестве казармы местный дом культуры, не эвакуировав жителей близлежащих домов. Примерно через 20 дней в здание ДК попал крупный боеприпас, полностью уничтоживший дом культуры и повредивший многие окружающие его дома.

В селе Яковлевка украинские войска в конце февраля использовали в качестве военной базы и казармы здания местной школы и сельского совета, не эвакуировав местных жителей из окружающих домов. 2 марта село подверглось бомбежке, в результате чего погибли четверо мирных жителей и как минимум еще 10 человек получили ранения. Были полностью разрушены или получили повреждения десятки домов.

6 мая Human Rights Watch направила министерствам обороны РФ и Украины запрос о мерах, предпринимаемых ими для минимизации потерь среди гражданского населения, эвакуации гражданских лиц из районов боевых действий и неразмещения войск в густонаселенных районах. Ответа не поступило ни от одной из сторон.

Законы войны, относящиеся к международному вооруженному конфликту в Украине, определяются Женевской конвенцией от 1949 г., Дополнительным протоколом I к Женевским конвенциям, а также обычным международным правом. В статье 58  Дополнительного протокола I о мерах предосторожности в отношении последствий нападений говорится, что стороны конфликта должны «в максимальной практически возможной степени» принимать необходимые меры предосторожности для защиты гражданского населения и гражданских объектов, находящихся под их контролем, от опасностей, возникающих в результате военных операций; избегать размещения военных объектов в густонаселенных районах или вблизи от них; а также стремиться удалить гражданское население и гражданские объекты, находящиеся под их контролем, из районов, расположенных вблизи от военных объектов. Эвакуация гражданского населения должна производиться без нарушений других законов войны, которые запрещают насильственное перемещение гражданских лиц без достаточных оснований, связанных с опасениями за их безопасность.

В 2001 г. министерство обороны РФ издало «Наставление по международному гуманитарному праву», в котором, в частности, говорится: «В максимально возможной степени принимаются… необходимые меры предосторожности для защиты гражданского населения, отдельных гражданских лиц и гражданских объектов от опасностей, возникающих в результате боевых действий». В 2008 г. постоянный представитель РФ, выступая в Совете Безопасности ООН, заявил: «Защита мирного населения – первоочередная задача правительств вовлеченных в конфликт государств. Подчеркиваем, что все стороны в вооруженных конфликтах несут ответственность за обеспечение безопасности гражданских лиц».

Министерство обороны Украины в 2004 г. утвердило «Руководство по применению норм международного гуманитарного права в Вооруженных силах Украины», в котором, в частности, говорится:

Гражданские лица и гражданские объекты удаляются из районов, расположенных вблизи военных объектов. С этой целью командиры… принимают все необходимые меры для взаимодействия с местными органами власти. Гражданские лица перемещаются из районов, расположенных вблизи военных объектов, в известные им безопасные места. Если позволяют обстоятельства, гражданское население заблаговременно информируется о принимаемых мерах по его защите (например, об эвакуации жителей из определенного здания или района).

В том случае, если обороняющиеся войска не приняли все возможных мер предосторожности, нападающим войскам не запрещается наносить удары по военным целям, но при этом они обязаны принять меры для сведения потерь среди гражданского населения и ущерба гражданским объектам к минимуму. В частности, они обязаны воздерживаться от неизбирательных нападений или нападений, которые, как можно ожидать, приведут к чрезмерным потерям среди гражданского населения или чрезмерному ущербу для гражданских объектов.

«И российские, и украинские войска должны делать все возможное, чтобы помочь находящимся в районе боевых действий гражданским лицам эвакуироваться в более безопасное место или как-то иначе минимизировать грозящую им опасность, – сказала Белкис Вилле. – Недостаточно ничего не делать и просто надеяться, что гражданские лица не пострадают».

Ниже приводятся подробности семи эпизодов, зафиксированных сотрудниками  Human Rights Watch.

Действия российских войск, создающие угрозу для гражданского населения

Малая Рогань (Харьковская область)

Российские войска заняли село Малая Рогань, располагающееся в пяти километрах от Харькова, 27 февраля. Сотрудники Human Rights Watch посетили село 24 мая и опросили восемь его жителей.

74-летний Василь Осмачко рассказывает, что российские военные, войдя в село, устроили около его дома блокпост и что по его улице часто туда-сюда ездили танки. И Василь, и его соседи утверждают, что, наращивая свое военное присутствие в селе, российские военные не предпринимали никаких действий для эвакуации гражданского населения и не пропускали гражданских лиц через блокпосты, не выпуская их из села и не разрешая им перемещаться внутри населенного пункта.

Пошкодження гаража та цивільного автомобіля під час атаки на російський танк у Малій Рогані, приблизно 17 березня. Дата фото – 24 травня 2022 року. © 2022 Belkis Wille/Human Rights Watch

Василь Осмачко рассказывает, что 17 марта примерно в 19 часов украинские военные обстреляли проезжавший мимо его дома танк, в связи с чем танк резко свернул с дороги. В результате обстрела сильно пострадали стоявший рядом с домом гараж и находившийся внутри автомобиль. «Я услышал грохот, и меня подбросило с дивана, – рассказывает Василь. – Я хотел выбежать на улицу и посмотреть, что случилось, но дверь оказалась завалена снаружи, поэтому всю ночь я оставался в доме, а наутро выбрался через окно».

Любовь Злобина, которой принадлежит ферма на окраине Малой Рогани, рассказывает, что российские военные, войдя в село, сначала хотели занять ее ферму и использовать ее в качестве своей базы. Она сказала им, что это невозможно, учитывая, что на ферме находится большое количество скота и проживает 12 человек.

Тогда солдаты устроили базу на соседней ферме в 200 метрах и находились там в течение месяца, рассказывает Любовь. Все это время на ферме располагались порядка 30-35 боевых машин. Военные устроили в селе блокпосты, в том числе и возле ее фермы, и не позволяли местным жителям выезжать из села на машинах, хотя некоторым жителям удалось бежать ночью пешком.

Пошкодження, завдане 26 березня великій фермі, поруч з якою була розташована російська військова база в селі Мала Рогань. Дата фото – 24 травня 2022 року. © 2022 Belkis Wille/Human Rights Watch

26 марта, за день до того, как российские войска ушли из села, их база подверглась сильному обстрелу. Российские военные вели с территории базы ответный огонь по наступающим украинским войскам. Любовь рассказывает, что по ходу боя загорелось сено на крыше ее большого сарая. В результате сгорела крыша и частично сам сарай. Любовь говорит, что в тот день она потеряла во время пожара 140 голов скота – телят, коров, баранов и свиней. Сотрудники Human Rights Watch осмотрели и другие сараи, которые получили повреждения.

Михайло-Коцюбинское (Черниговская область)

Жители поселка Михайло-Коцюбинское в 12 километрах к западу от Чернигова рассказывают, что российские войска вошли в поселок 28 февраля и сразу разместили в нем большое количество войск и техники. Здание местной администрации было занято под штаб. Руководитель местной администрации Нина Ворох рассказывает, что слышала, как российские военные вели артиллерийский огонь с территории поселка. «Стоял постоянный гул, – рассказывает она. – Когда пролетали снаряды, это прямо чувствовалось. Было страшно».

Нина Ворох говорит, что примерно 130 мирных жителей прятались в подвале местной школы. По словам Нины и еще одной жительницы, российские военные расположили рядом со зданием школы свои бронированные машины. Никаких призывов к местному населению эвакуироваться и никакой помощи при эвакуации не было. Местные жители оставались в здании школы, пока 4 марта в него не попал снаряд. При взрыве здание получило повреждения, и погибла работавшая в школе женщина.

Пологи (Запорожская область)

Село Пологи, расположенное на окраине одноименного города Пологи, российские войска заняли, по словам местных жителей, в период с 3 по 7 марта. По рассказам одного из местных жителей, на протяжении всего марта и первой половины апреля группы российских солдат подходили к некоторым домам в селе и выгоняли из них местных жителей. После этого солдаты два-три дня жили в одном доме, а потом переходили в другой. По словам этого жителя, в марте российские солдаты три дня жили в доме его соседа. Другая жительница рассказывает, что штаб российские военные устроили в центре села в ресторане «Корона».

Упомянутый выше житель также рассказывает, что на протяжении большей части марта возле его дома стояли четыре российские бронированные машины и пусковые установки «Град». За это время в его дом дважды попадали украинские снаряды – 12 и 26 марта. Серьезные повреждения получили крыша и стены дома. В середине апреля житель вместе со своей семьей бежал из села. С его слов, российские военные не призывали местных жителей эвакуироваться и никак не помогали им с эвакуацией.

Ягодное (Черниговская область)

В село Ягодное, расположенное в 15 километрах к югу от Чернигова, российские войска вошли примерно 28 февраля. 1 марта украинские войска на короткое время освободили село, но 3 марта снова оказались выбиты из него. По рассказам десятка местных жителей, 4 марта российские военные сказали им, что «ради их же собственной безопасности» они должны укрыться в здании местной школы. Некоторые жители отказались переселяться в школу, потому что они были слишком слабы или им нужно было ухаживать за больными родственниками, и им разрешили остаться в своих домах. Но свыше 350 человек оказались в переполненном подвале школы в антисанитарных условиях и находились там до 31 марта, пока российские войска не ушли из села.

Российские военные практически не разрешали людям покидать подвал, даже на короткое время, что является произвольным ограничением свободы. Местные жители рассказывают, что за время нахождения в подвале от болезней и тяжелых условий умерли 10 пожилых людей. Законы войны запрещают задерживать гражданских лиц за исключением случаев острой необходимости, связанных с обеспечением безопасности. Если гражданские лица лишаются свободы, им должны быть предоставлены питание, питье, одежда, жилье и медицинская помощь.

Військовий бліндаж у подвір’ї школи в Ягідному, яку використовували російські солдати. Сотні цивільних осіб утримувалися в підвалі школи. Дата фото – 17 квітня 2022 року. © 2022 Belkis Wille/Human Rights Watch

В течение всего этого времени российские военные использовали здание школы как военную базу и, по-видимому, пытались укрывать военную технику в вырытых вокруг школы капонирах. Сотрудники Human Rights Watch видели эти укрытия вокруг школы в ходе своей поездки в Ягодное. Одна местная жительница, находившаяся в тот период в подвале со своим восьмилетним сыном, рассказывает, что в здании школы было много солдат, а вокруг стояло много бронированных машин. Присутствие российских военных в здании школы (независимо от того, вели ли они с территории школы огонь) превратило школу в законную военную цель и тем самым подвергло находившихся в подвале мирных жителей смертельной опасности.

An optical very high-resolution commercial satellite image collected on March 10, 2022 shows dozens of armored and support military vehicles in the yard of and next to Yahidne school, and possibly  more in the trees surrounding the school, and large vehicle tracks throughout the village with a higher concentration at the schoolhouse. Apparent impact craters from Ukrainian attacks are also visible in the village, the closest 60 meters northeast of the schoolhouse, where Russian forces held over 350 villagers for a month while they occupied the school and used it as a military base.

На сделанном 10 марта спутниковом снимке видны стоящие на школьном дворе десятки бронированных и прочих военных машин, а по всему селу видны следы от перемещения тяжелой военной техники, причем больше всего следов именно в районе школы. Кроме того, на территории села видны, по-видимому, воронки от взрывов. Ближайшая из них расположена в 60 метрах к северо-востоку от школы. Осмотрев здание школы, сотрудники Human Rights Watch обнаружили вокруг нее окопы и капониры, следы от колесной и гусеничной техники, а также как минимум 21 ящик из-под неуправляемых артиллерийских снарядов калибром 152 мм и один ящик из-под противотанковых управляемых ракет 9М113 «Конкурс».

На спутниковом снимке, сделанном 21 марта, видно, что военной техники вокруг школы больше нет, но по всему селу появилось намного больше следов разрушения. В частности, повреждены здания на расстоянии 50-100 метров от школы. На снимке от 21 марта видно, что крыша школы и фасад с северо-восточной стороны повреждены. Эти повреждения подтверждаются результатами личного осмотра здания школы в ходе поездки сотрудников Human Rights Watch в Ягодное. На спутниковом снимке от 23 марта видно, что появились новые разрушения и новые воронки от взрывов – по-видимому, в результате огня украинской артиллерии.

65-летняя жительница Ягодного рассказывает, что сама она, ее муж и еще одна семейная пара, которая жила во второй половине их дома, отказались переселяться в школу, сославшись на плохое здоровье. В середине марта российские военные поставили рядом с их домом, во дворе соседнего дома, бронированную машину. 21 марта во дворе их дома, рядом с российской бронированной машиной, упал снаряд. В результате взрыва сгорел сарай, получил повреждения дом и загорелась соседская машина. Из людей от взрыва, по словам женщины, никто не пострадал.

Действия украинских войск, создающие угрозу для гражданского населения

Покотиловка (Харьковская область)

В поселке Покотиловка, расположенном в пригороде Харькова, украинские Силы территориальной обороны устроили военную базу в здании местной санэпидемстанции. Десять местных жителей, опрошенные 24 мая, сказали, что с тех пор как украинские военные заняли здание в конце марта, они ни разу не призывали местных жителей эвакуироваться в более безопасное место.

28 апреля в поселке Покотиловка в пригороде Харькова российские войска нанесли ракетный удар по зданию санэпидемстанции, которое украинские Силы территориальной обороны использовали в качестве своей базы. В результате удара были повреждены десятки соседних домов. 24 мая 2022 г. © 2022 Belkis Wille/Human Rights Watch

28 апреля, примерно в 9 часов утра, российские войска нанесли удар по поселку. Это был единственный обстрел с февраля. Снаряд попал в здание санэпидемстанции. Взрывом убило как минимум двух бойцов теробороны. Судя по рассказу женщины по имени Оксана (фамилию мы не называем из соображений безопасности), видевшей взрыв своими глазами, и судя по сильным повреждениям, которые эксперты Human Rights Watch наблюдали при осмотре здания, удар был нанесен крылатой ракетой.

Оксана рассказывает, что в момент удара она стояла на балконе своей квартиры на втором этаже пятиэтажного здания в центре Покотиловки:

Я подняла глаза и увидела ракету. Мне показалось, что она летит прямо в меня. Я не знаю, как это описать. Она была похожа на летящий серый карандаш, и от нее шел какой-то шуршащий звук. Я кинулась внутрь и услышала взрыв. Это было ужасно. У меня началась паника. Я крикнула родным, что летит ракета, и в этот момент у нас выбило окно, и меня всю засыпало осколками стекла. В коридоре кто-то начал кричать, что всем нужно идти на улицу. У нас в здании нет подвала, поэтому нам пришлось просто [спуститься и] стоять на улице. Там была куча народу, и все были в панике.

В ходе этого обстрела получила ранение 72-летняя Лидия Адаменко, которая стояла у себя на кухне (в том же самом пятиэтажном здании) около окна и готовила завтрак. По ее словам, взрывной волной ее отбросило к стене, и у нее на руках, на лице и на голове осталось множество глубоких порезов от осколков оконного стекла. Она потеряла много крови, и ей пришлось накладывать швы.

По данным заместителя прокурора Харьковской области Андрия Кравченко, при обстреле ранения получили еще пять гражданским лиц. Местный рабочий рассказывает, что вместе с товарищем они занимались ремонтными работами примерно в 30 домах, пострадавших при обстреле. В трех домах пришлось полностью менять крышу. Как минимум в 20 домах пришлось ремонтировать крышу и менять окна. Сотрудники Human Rights Watch осмотрели два пятиэтажных здания и как минимум 25 частных домов и построек, где были повреждены окна и крыши.

Также при обстреле пострадало находившееся через дорогу, в 40 метрах от санэпидемстанции, здание местного лицея. Заместитель директора лицея рассказывает, что в момент удара она с еще как минимум семью коллегами находилась в здании, хотя дети с тех пор, как в феврале началось российское вторжение, в школу не ходили. В момент взрыва в лицее выбило примерно треть окон, которые поменяли всего год назад, когда в здании делали капитальный ремонт. Также были повреждены двери и крыша.

28 апреля в поселке Покотиловка в пригороде Харькова российские войска нанесли ракетный удар по зданию санэпидемстанции, которое украинские Силы территориальной обороны использовали в качестве своей базы. В результате удара было повреждено расположенное неподалеку здание лицея. 24 мая 2022 г. © 2022 Belkis Wille/Human Rights Watch

Живший в одном из поврежденных зданий 72-летний мужчина говорит, что действия Сил территориальной обороны создали угрозу для гражданского населения:

У меня проблемы со слухом, поэтому взрыва я не слышал. Я только увидел, как из окна в меня летит стекло. Сначала я ничего не соображал, а потом увидел, что у меня на лице порезы… Все местные жители несколько раз просили бойцов теробороны уйти и не подвергать нас опасности, но бойцы отказались.

Селекционное (Харьковская область)

Примерно 6 марта украинские военные заняли дом культуры в поселке Селекционное, где проживает примерно 2 тысячи жителей. В большом двухэтажном здании был театральный зал, в котором проводились различные мероприятия. Военные использовали здание в качестве казармы и установили вокруг него четыре поста. По словам местных жителей, заняв здание, военные ничего не сказали им про то, что нужно эвакуироваться, и никак не помогали им с эвакуацией.

17 марта, примерно в 3.30 утра, в здание ДК попал крупный боеприпас. Двое из живущих неподалеку местных жителей рассказывают, что проснулись ночью от взрыва, выбежали на балкон и увидели охваченное пламенем здание. Представитель Государственной службы по чрезвычайным ситуациям в Харьковской области заявил, что, судя по характеру разрушений, в здание попала крылатая ракета.

Під час удару 17 березня було знищено будинок культури в селі Селекційне, який українські сили використовували як казарму. Дата фото – 25 травня 2022 року. © 2022 Belkis Wille/Human Rights Watch

Женщина, которая помогала находившимся в ДК солдатам, рассказывает, что в здании в ту ночь спали как минимум 300 военных и трое гражданских, которые занимались приготовлением пищи и уборкой. По словам женщины, услышав взрыв, она прибежала из дома к зданию ДК и начала оказывать первую помощь раненым солдатам. Она говорит, что видела, как военные вынесли из здания 25 тел, хотя местные жители рассказывали ей впоследствии, что всего в результате удара погибли как минимум 27 человек.

Очевидцы рассказывают, что пожар в здании ДК продолжался несколько дней. Приехавшие сотрудники ГСЧС объясняли женщине, что пожар продолжается так долго потому, что в здании продолжают взрываться хранившиеся там боеприпасы.

63-летняя женщина, живущая на первом этаже многоквартирного дома, расположенного через парк от дома культуры, рассказывает, что взрыв настолько напугал ее, что следующие 12 часов она просидела в своей квартире, прижавшись к стене и не решаясь выглянуть в окно, чтобы узнать, что произошло.

Сотрудники Human Rights Watch осмотрели развалины ДК. Здание полностью разрушено. На месте осталось много военного снаряжения. Позади здания располагались складские помещения, которые тоже сильно пострадали. В двух соседних многоквартирных домах выбиты окна. В здании местной школы тоже выбито пять окон. Местные жители утверждают, что у как минимум 36 домов были повреждены крыша или окна. После обстрела некоторые семьи уехали из поселка.

Яковлевка (Харьковская область)

Примерно 26 февраля украинские военные начали использовать здание школы в селе Яковлевка в качестве военной базы и разместили солдат в зданиях сельского совета. Местные жители рассказывают, что среди солдат были бойцы территориальной обороны и пограничники. Один из жителей вспомнил, что солдаты приехали в село примерно на 60 гражданских автомобилях. 25 мая сотрудники Human Rights Watch опросили 11 жителей Яковлевки. Все они сказали, что украинские военные, расположившись в селе, не сказали гражданскому населению эвакуироваться и никак не помогали им с эвакуацией.

2 марта, примерно в 22.30, село подверглось сильной бомбежке. По данным одного из представителей местной администрации и согласно собранной сотрудниками Human Rights Watch информации, в ходе бомбежки погибло четверо местных жителей и еще как минимум 10 получили ранения. Местные жители рассказывают, что при бомбежке погиб один солдат и еще несколько получили ранения, но подтвердить эту информацию не удалось.

Иван Пелевин, местный житель и сотрудник ГСЧС, рассказывает, что находился в пяти километрах от села, когда увидел огни самолета, летевшего по направлению к селу. Затем он услышал громкий взрыв. Еще один местный житель говорит, что слышал и видел два самолета. Иван сразу же начал звонить своей жене Наталье, которая находилась дома с двумя детьми и с родителями Ивана. Дом располагался примерно в 100 метрах от школы. Долгое время на звонки никто не отвечал, но в итоге ему удалось дозвониться до Натальи. «Она сказала, что у нее не получалось ответить, потому что экран телефона был весь залит кровью», – рассказывает Иван.

Он бросился домой и с помощью соседей откопал из-под развалин дома своих детей: 4-летнюю Викторию и 11-летнего Максима. У обоих на теле были порезы. У Натальи были раны на руке и порезы на лице. В руке засели металлические осколки. Отцу Ивана в ногу попал кирпич, и по состоянию на начало июня ему все еще было трудно ходить. Мать Ивана, 73-летняя Катерина, во время бомбежки получила тяжелое ранение и впоследствии умерла в больнице.

Алла Хуц, медсестра, жившая напротив Пелевиных, рассказывает, что во время бомбежки она работала сутки в медицинском учреждении неподалеку от Яковлевки. Ей позвонила подруга и сказала, что случилось что-то ужасное. Наутро Алла вернулась домой. «Бомба взорвалась прямо у нас перед домом, – рассказывает она. – Когда я приехала, я ничего не узнала. Все было разбито: ворота, забор… На земле повсюду валялись обломки». Алла нашла на земле тело своего сына, 31-летнего строителя Андрия. Он лежал во дворе. Из тела торчал металлический осколок.

Жительница Яковлевки Алена рассказывает, что, когда начались взрывы, она бросилась в бомбоубежище, где уже находились около 50 человек. Из подвала она вышла на следующее утро в 6 часов, когда племянник сообщил ей, что бомба попала в дом ее сестры, 49-летней Оксаны Бовсуновской. Придя к их дому, Алена увидела что Оксана и ее муж, 53-летний Виктор, погибли. Алена говорит, что племянница и ее жених рассказали ей, что бомба упала во дворе, когда Оксана с Виктором шли от летней кухни к дому. Взрывом их обоих убило, а дом оказался разрушен.

Будинок родини Бовсуновських, який постраждав під час обстрілу 2 березня села Яковлівка, де була перебувала велика кількість бійців територіальної оборони та прикордонників. Внаслідок нападу загинуло щонайменше чотири цивільні особи і поранено щонайменше десять, у тому числі члени родини Бовсуновських. Дата фото – 25 травня 2022 року. © 2022 Belkis Wille/Human Rights Watch

23-летняя София, племянница Алены и дочь Оксаны, и жених Софии, 27-летний Максим Овчеренко, в момент взрыва находились на летней кухне. Максим рассказал Алене, что Софию взрывом отбросило к стене кухни. Она ударилась о деревянный столб, и крыша кухни обрушилась на нее. Пол под Максимом тоже провалился, и он упал в находившийся под кухней подвал. Он сумел выбраться из подвала и откопал из-под обломков Софию. Оба они были ранены. София потеряла память. Алена говорит, что София не помнит не момент взрыва, ни то, что происходило после этого. У нее до сих пор сохраняются боли в груди, и ей тяжело сидеть.

Представитель администрации говорит, что при бомбежке были полностью разрушены как минимум 15 домов и еще 125 были повреждены частично. При осмотре села сотрудники Human Rights Watch видели три полностью разрушенных дома, 10 домов с серьезными повреждениями и девять домов, поврежденных частично. Удалось найти по крайней мере четыре воронки от взрывов. Иван Пелевин и другие жители говорят, что после бомбежки они видели в селе одну большую воронку и пять воронок поменьше, но некоторые из воронок с тех пор уже закопали.

Иван Пелевин предоставил Human Rights Watch две фотографии, сделанные им из воронки около его дома. На одной фотографии виден большой фрагмент оболочки авиационной бомбы с маркировкой ТГАФ-5М. Это обозначение использованного в бомбе взрывчатого вещества. Чаще всего взрывчатое вещество ТГАФ-5М используется в авиационных бомбах ФАБ-500.

Your tax deductible gift can help stop human rights violations and save lives around the world.