(Москва) – Создание отдельной структуры по расследованию преступлений сотрудников правоохранительных органов – это важный шаг в борьбе с безнаказанностью и пытками в российской полиции и органах госбезопасности, считает Хьюман Райтс Вотч. Международная правозащитная организация отмечает, что многое теперь будет зависеть от того, в какой степени эта структура будет обладать независимостью, полномочиями и ресурсами.

18 апреля руководитель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин подписал приказ о создании в системе СКР специального отдела по расследованию преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов, и по проверке заявлений и информации о таких фактах. Это решение в значительной степени учитывает рекомендации ряда известных российских НПО, которые давно призывают принять системные меры по предупреждению пыток и других нарушений в правоохранительной системе и по обеспечению реального уголовного преследования сотрудников, причастных к недозволенному обращению.

«Жертвы пыток в российской милиции, а затем и полиции, уже много лет ждут справедливости, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Само создание механизма независимого расследования полицейского произвола и наделение его достаточной самостоятельностью – это важный шаг вперед, но эффективность новой структуры измеряется конкретными делами».

22 марта группа российских неправительственных организаций опубликовала открытое обращение к руководству СКР с призывом создать независимый орган по расследованию нарушений прав человека и других нарушений со стороны сотрудников правоохранительных органов. К середине апреля это обращение собрало около пяти тысяч подписей. Хьюман Райтс Вотч отмечает, что созданный 18 апреля спецотдел СКР должен работать в тесном взаимодействии с гражданскими активистами и – что не менее важно – должен быть защищен от давления со стороны фигурантов проводимых расследований.

Пытки и недозволенное обращение – это хроническая системная проблема российских правоохранительных органов. Еще в 1999 г. Хьюман Райтс Вотч опубликовала доклад«Признание любой ценой», в котором были документированы пытки в милиции и шокирующее отсутствие эффективного расследования по заявлениям пострадавших. В числе прочих мы приводили историю Алексея Михеева, которого в результате пыток в милиции оказался на всю жизнь прикованным к инвалидному креслу. В 2006 г. он выиграл в Европейском суде по правам человека первое дело такого рода против Российской Федерации и получил беспрецедентную в практике ЕСПЧ компенсацию для жертв пыток – 250 тыс. евро.

Продолжающиеся безнаказанность пыток в милиции/полиции и беззаконие в правоохранительной среде вызывают в обществе нарастающее недовольство. По очень многим заслуживающим доверия заявлениям о пытках эффективного расследования не проводится, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Одной из главных причин такой ситуации правозащитники считают корпоративную солидарность между оперативно-розыскными и следственными работниками, которая сохраняется и при проверке заявлений о преступлениях сотрудников полиции.

В 2011 г. с подачи президента Дмитрий Медведева была проведена реформа МВД, однако вопросы пыток и полицейской безнаказанности фактически остались за ее рамками.

В марте широкий общественный резонанс получил скандальный случай в Татарстане, когда задержанный был подвергнут в полиции, как утверждается, изнасилованию бутылкой шампанского и умер в больнице на следующий день. На волне массового возмущения ушел в отставку республиканский министр внутренних дел. Этот скандал дал импульс прессе для обнародования целого ряда сюжетов о пытках в полиции по всей стране. Сообщалось о жестоких побоях, электрошоке, причинении удушья и других формах принуждения к признанию.

То, что власть прислушалась к рекомендациям правозащитников о создании отдельного следственного подразделения, позволяет надеяться на значительное повышение эффективности расследований по фактам пыток и других нарушений в полиции, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Однако о реальном прогрессе можно будет говорить только на основании объективной оценки работы нового спецотдела СКР.

«Российское гражданское общество и международные правозащитные группы будут пристально наблюдать за ходом организационного оформления и деятельностью спецотдела, - говорит Хью Уильямсон. – Начало обнадеживает, теперь главное – чтобы идея не была выхолощена в процессе реализации».