Skip to main content

Украина: Пытки и недозволенное обращение со стороны вооруженных групп

Здоровье задержанных женщин вызывает серьезные опасения

(Киев) –Поддерживаемые Россией вооруженные группы на востоке Украины продолжают подвергать пыткам и недозволенному обращению лиц, задержанных с связи с конфликтом, заявила сегодня Human Rights Watch.  По последней информации о нескольких женщинах, незаконно содержащихся по стражей в «Донецкой Народной Республике» («ДНР») по, как представляется, сфабрикованным обвинениям в «шпионаже», все они имеют серьезные проблемы со здоровьем или находятся в ситуации, требующей срочного медицинского вмешательства.

Одна женщина на момент задержания в мае 2021 г. была беременна, у двух других были серьезные заболевания, по которым им не предоставлялось лечение, четвертая подверглась пыткам и содержалась в режиме “инкоммуникадо”, то есть без связи с внешним миром. Такие ситуации вызывают глубокую обеспокоенности за здоровье и безопасность всех лиц, удерживаемых вооруженными группами на неподконтрольных правительству территориях Донецкой и Луганской областей на востоке Украины, а также подчеркивают проблему неоказания надлежащей медицинской помощи задержанным-женщинам, в том числе в части сексуального и репродуктивного здоровья. Де-факто власти должны незамедлительно освободить их, как и всех других произвольно задержанных лиц.

«Жестокое обращение с задержанными-женщинами – это логическое продолжение практики пыток и другого недозволенного обращения со стороны вооруженных групп, - говорит Юлия Горбунова, старший исследователь Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии. – Насколько нам известно, многие задержанные находятся под стражей в ужасных условиях, без связи с внешним миром, без базовых процессуальных гарантий  и надлежащей медицинской помощи».

Мы проинтервьюировали родственников задержанных женщин, правозащитников и активистов, которые следят за их судьбой,  а также тех, кто вместе с ними содержался под стражей.

14 мая де-факто власти «ДНР» по подозрению в «шпионаже» произвольно задержали и продолжают удерживать беременную Оксану Паршину. С июля 2019 г. в ситуации произвольного задержания остается врач Наталья Стаценко. У нее хроническое неврологическое заболевание позвоночника, вызывающее острую боль и требующее безотлагательного лечения. У Елены Зайцевой, которую арестовали в марте 2019 г., время от времени открывается сильное кровотечение, предположительно вызванное гинекологическим заболеванием, однако под стражей она не получает никакого лечения. Ольга Мозолевская подвергалась пыткам и почти четыре года содержалась без связи с внешим миром, после чего в мае была переведена в другое место содержания под стражей. Ни одной из этих женщин после задержания надлежащая медицинская помощь не оказывалась, отмечает Human Rights Watch.

С начала войны на востоке Украины в 2014 г. поддерживаемыми Россией вооруженными группами в Донецкой и Луганской областях были задержаны сотни гражданских лиц, которых, среди прочего, обвиняли в «шпионаже», «диверсионной деятельности» или «государственной измене». Зачастую факт задержания таких лиц не признается, а их местонахождение не называется, вследствие чего возникает ситуация насильственного исчезновения.

В докладе Управления верховного комиссара ООН по правам человека от 2 июля о произвольных задержаниях, пытки и недозволенное обращение в контексте вооруженного конфликта со стороны украинских властей и поддерживаемых Россией вооруженных групп, делается вывод о том, что «по состоянию на апрель 2021 года произвольные задержания оставались обыденным явлением на территории, контролируемой самопровозглашёнными ‘республиками’», и что большинство удерживаемых там в связи с конфликтом лиц подвергались пыткам и недозволенному обращению.

В 2019 г. спецдокладчик ООН по пыткам отмечал, что им «получены устойчивые заявления о пытках и недозволенном обращении во время ареста и допроса» со стороны вооруженных групп.

Во многих случаях де-факто власти «ДНР» обвиняют задержанных в «шпионаже», а «Луганской Народной Республики» («ЛНР») – в «госизмене» в связи с тем, что они сами или их родственники считаются настроенными проукраински или кто-то из их родственников работает в украинских силовых структурах, отмечает Human Rights Watch.

Оценки числа лиц, удерживаемых на данный момент по таким политически мотивированным обвинениям, разнятся. Отслеживающая незаконные задержания со стороны вооруженных групп украинская «Медийная инициатива за права человека» насчитывает как минимум 170 задержанных, Служба безопасности Украины называет цифру 268. В докладе УВКПЧ от 2 июля говорится, что де-факто власти «ДНР» и «ЛНР» удерживают в общей сложности от 300 до 400 лиц, задержанных в связи с конфликтом, включая негражданских.

По словам украинских активистов, серьезные проблемы со здоровьем, в том числе вызванные последствиями пыток, имеются также у некоторых задержанных-мужчин, однако администрация мест содержания под стражей это игнорирует. К числу таких людей относятся 44-летний Вячеслав Засыпка, который после задержания в сентябре 2018 г. подвергался жестоким пыткам, в том числе электрошоком, и 70-летний Виталий Атаманчук, который с переломом ноги находится под стражей с марта 2018 г.

В условиях правового вакуума единственный реальный шанс на освобождение – это обмен взаимно удерживаемыми лицами с украинской правительственной стороной. Таких обменов было уже несколько, последний – в апреле 2020 г. Освобожденные в рамках обменов задержанные подробно рассказывали о пытках и другом недозволенном обращении, в том числе в донецком месте содержания под стражей «Изоляция», печально известном систематическим применением пыток и длительным содержанием инкоммуникадо.

Международные нормы о правах человека и нормы гуманитарного права требуют, чтобы произвольно задержанные лица были немедленно и без всяких условий освобождены. В период содержания под стражей задержанные имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности, что включает доступ к надлежащей медицинской помощи. Вооруженые группы должны незамедлительно обеспечить всем задержанным доступ к необходимому лечению.

Принятые ООН Правила, касающиеся обращения с женщинами-заключенными и мер наказания для женщин-правонарушителей, не связанных с лишением свободы (Бангкокские правила) рассматривают специфические нужды женщин в таких ситуациях, включая медицинское обслуживание с учетом гендерных факторов и создание специальных условий для беременных и кормящих женщин.

«Возмутительной практике нарушений прав задержанных на неподконтрольной территории нужно положить конец, - говорит Юлия Горбунова. – Все произвольно удерживаемые люди должны быть немедленно освобождены».

Ниже приводятся обстоятельства отдельных дел.

Оксана Паршина, 35 лет

Родственники Оксаны Паршиной рассказали Human Rights Watch, что она уехала из Донецка на подконтрольную территорию в 2014 г., когда артобстрелом был разрушен ее дом. 14 мая Оксана, которая в тот момент была на третьем месяце беременности, вместе с матерью, также живущей в подконтрольной правительству части Донецкой области, поехала в Донецк навестить сестру и решить некоторые вопросы с собственностью. Из-за ограничений на поездки в связи с Covid-19 им пришлось ехать через Россию. На границе со стороны «ДНР» Оксану внезапно задержали, матери разрешили следовать в Донецк.

Родственники Паршиной больше суток ничего не знали о ее местонахождении. На следующий день органы госбезопасности «ДНР» обыскали квартиру ее матери в Донецке, изъяли компьютер и несколько религиозных брошюр. Семье было сказано, что Оксану на 30 дней взяли под «административный арест» по подозрению в «шпионаже», однако по истечении этого срока ее так и не отпустили.

В итоге беременную Паршину перевели в ИВС, где она находится в настоящее время, без предъявления обвинения. Ей был предоставлен адвокат, однако, как говорят в «Медийной инициативе за права человека», его участие фактически ограничилось советом семье готовиться к суду. Об аресте Паршиной родственники сообщили украинским властям. Ее сестра сказала, что у нее нет связи с Оксаной и что де-факто власти не дают ей разрешения на свидание с задержанной.

Наталья Стаценко, 43 года

Врача из Макеевки Наталью Стаценко арестовали в июле 2019 г. за «шпионаж». Журналист Станислав Асеев, сам пробывший в Донецке 30 месяцев под стражей после ареста и приговора за «шпионаж», рассказал, что первый раз встретил Стаценко на «суде» по своему делу, где она выступала свидетелем. Асеева освободили в рамках обмена в декабре 2019 г., и с тех пор он не перестает говорить о ситуации, в которой оказалась Наталья. Отец Натальи Александр Стаценко сказал Хьюман Райтс Вотч, что последнюю информацию о состоянии здоровья дочери ему удалось получить от ее адвоката, который разговаривал с ней на «судебном заседании» по ее делу 25 июня.

По словам отца, у Натальи Стаценко хроническое неврологическое заболевание позвоночника, постоянно вызывающее сильную боль. В июне 2019 г. она прошла обследование, на осень была назначена операция на позвоночнике, однако арест прервал лечение.

Отец Натальи также рассказал, что в последние месяцы у дочери начались судороги, недавно частично отнялась правая ступня. Из-за постоянного в течение двух лет приема противовоспалительных и обезболивающих средств, которые ей требуются, чтобы купировать боли в области спины и шеи, у нее также развились серьезные проблемы с желудком. Адвокат сказал отцу, что на заседании 25 июля Стаценко передвигалась с трудом.

Наталья сказала адвокату, что может не дожить до следующего заседания, которое назначено на 30 августа. «Она доведена до изнеможения,  у нее судороги, она не может спать из-за постоянной боли, - говорит Александр Стаценко. – Ее два года держат без суда, без приговора и без необходимого лечения».

Елена Зайцева, под 50 лет

Елену Зайцеву арестовали в марте 2019 г., когда она попыталась помешать госбезопасности «ДНР» забрать ее сына. По словам одного из родственников, она провела как минимум месяц в «Изоляции», после чего была переведена в другое место содержания под стражей в Донецке. По словам правозащитницы из «Медийной инициативы за права человека» Татьяны Катриченко, у Зайцевой время от времени открывается сильное кровотечение, вызванное, скорее всего, гинекологическим заболеванием, и что за последние месяцы ее состояние резко ухудшилось.

Это подтвердила Human Rights Watch и бывшая задержанная, которая попала в  «Изоляцию»  в феврале 2019 и которая видела Зайцеву, когда ее привезли в «Изоляцию» двумя неделями спустя. Последний раз она видела Зайцеву в августе 2019 г. в другом месте содержания под стражей и была поражена ее истощенностью: по ее словам, Зайцева до неузнаваемости похудела и выглядела так, как будто ей «недолго осталось». В тот момент Зайцева сказала этой женщине, что ей становится все хуже, у нее сильные непрекращающиеся боли, лекарств нет. После задержания ей не оказывалась никакой медицинской помощи. Зайцева также жаловалась родственникам, что ее «прессуют» соседки по камере, где вместе с ней находились еще пять женщин, задержанных по «неполитическим» обвинениям.

Ольга Мозолевская, 35 лет

Муж Ольги Мозолевской Виталий рассказал, что она регулярно ездила на работу вахтовым методом в один из донецких ресторанов, где она работала администратором, из их дома в районе Авдеевки, на подконтрольной территории. По его словам, во время очередного отъезда в октябре 2017 г. жена внезапно перестала отвечать на звонки. Не имея никаких сведений о ней в течение двух дней, он написал в украинскую полицию заявление об ее исчезновении, после чего поехал в Донецк и написал такое же заявление де-факто властям «ДНР». После этого он вернулся домой к сыну, которому на тот момент было четыре года, и с тех пор несколько лет не получал никакой информации о местонахождении Ольги.

Украинские правозащитники говорят, что Мозолевская почти четыре года содержалась инкоммуникадо в «Изоляции». Об этом стало известно только от бывших задержанных, которых освобождали в рамках обменов в декабре 2019 г. и в апреле 2020 г. и которые после этого связывались с Виталием. Один из бывших задержанных также опознал Мозолевскую по фотографии.

Женщина, которая пересекалась с Мозолевской в «Изоляции», рассказала, что первое время после задержания ту избивали и подвергали пыткам с целью принуждения к признанию:

Ее уводили в кабинет к следователю. Следователь спрашивает: «Будешь правду говорить?» Она отвечает: «Да». Он: «Ты делала то-то и то-то [шпионила в интересах украинских властей]?» Она: «Нет, ничего такого не было». Тогда следователь выходит, заходит опер, начинает бить: головой об стену, по голове, по лицу. Потом этот опер уходит, опять заходит следователь, говорит: «Почему ты в крови? Ты упала? Будешь говорить правду?»

По словам этой женщины, Мозолевская в итоге «созналась» во всем, чего от нее хотели на допросах.

Муж Мозолевской сообщил, что полтора месяца назад жена впервые за эти годы вышла на связь и рассказала, что ее наконец перевели в другое место содержания под стражей. Она сказала, что не может вдаваться в детали о своем состоянии, только попросила что-нибудь из сильных обезболивающих и противовоспалительных для горла. «Еще сказала, чтобы я не тратил деньги и старался экономить – что много денег уйдет на лечение [если и когда ее освободят]», - добавил Виталий.

Your tax deductible gift can help stop human rights violations and save lives around the world.

Тема