21-летний Максим Панкратов, отвечавший на вопросы детей в интервью на YouTube канале “Real Talk”

© личный архив/ Максим Панкратов

(Москва) – Российские власти должны прекратить уголовное дело, возбужденное по факту ток-шоу на YouTube-канале, где дети расспрашивают гомосексуального мужчину о его жизни, и обеспечить безопасность этому молодому человеку, который уже стал мишенью угроз и попыток нападений, заявила сегодня Human Rights Watch.

21-летний Максим Панкратов некоторое время назад принял участие в одном из интервью на российском YouTube-канале Real Talk, созданном по образцу американского шоу Kids Meet, где дети встречаются с самыми разными людьми и задают им вопросы без предварительной подготовки. На канале перед тем выходили интервью с девушкой с расстройством пищевого поведения, с чернокожим и другими.

В одном из сюжетов четверо детей от 6 до 13 лет по очереди беседуют с Панкратовым о том, как ему живется. Отвечая на вопросы, он рассказывает, как осознал свою сексуальную ориентацию, как к нему относятся окружающие, какую одежду он предпочитает носить, что он думает о девушках, и говорит, что рано или поздно хотел бы вступить в брак и завести детей – своих или приемных. Темы секса или интимной близости в разговоре никоим образом не затрагиваются.

В октябре МВД возбудило административное дело по факту «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений». Позднее Роскомнадзор заблокировал сюжет. В ноябре столичное ГСУ СКР сообщило о возбуждении уголовного дела о «насильственных действиях сексуального характера».

«Эта ситуация служит особенно тревожным примером того, как власти используют российский закон о ‘гей-пропаганде’ в качестве инструмента дискриминации и запугивания, - говорит Кайл Найт, старший исследователь HRW по правам ЛГБТ. – Похоже, что пагубные последствия этого закона не имеют границ. Уголовное дело о сексуальных посягательствах на детей из-за видео на YouTube, в котором нет никакой сексуальной коннотации - это одновременно возмутительно и ужасающе».

Принятый в России в 2013 г. запрет «гей-пропаганды» ставит вне закона любые попытки формирования представления о социальной допустимости однополых отношений. Циничное политическое объяснение состоит в том, что это якобы угрожает здоровью и развитию детей. Исследование HRW свидетельствует об обратном: закон создает серьезные риски для несовершеннолетних, отсекая их от корректной и позитивной информации о сексуальной ориентации и гендерной идентичности, а также ограничивает им доступ к психологической помощи. В прошлом российские власти уже использовали его против мирных протестов, постов тех или иных людей в соцсетях, учителей и интернет-проекта «Дети-404» по оказанию социально-психологической поддержки ЛГБТ-подросткам.

Европейский суд по правам человека в 2017 и 2019 годах в связи с этим законом устанавливал нарушение Россией основополагающих прав и международно-правовых обязательств. Но вместо того чтобы отменить дискриминационное законодательство, власти перешли от административных дел к уголовному преследованию. В июле из страны была вынуждена бежать однополая пара с двумя приемными детьми, попавшая в поле зрения прокуратуры и следственных органов. В отношении соцработников, давших положительное заключение об этой семье, было возбуждено уголовное дело о халатности (до трех месяцев ареста).

Панкратов рассказал HRW, что в комментариях «люди реагировали позитивно» и, судя по записям, сюжет «заставил их задуматься над тем, что геи такие же люди, как и все».

В сентябре кампанию против сюжета с геем на Real Talk начал депутат Госдумы Петр Толстой, назвав его «этически недопустимым и аморальным», причиняющим детям психологическую травму. 2 ноября в московском СКР подтвердили возбуждение уголовного дела по факту публикации видео, и об этом широко сообщалось в СМИ. Наказание за «насильственные действия сексуального характера» в отношении несовершеннолетних составляет от 12 до 20 лет лишения свободы.

Сообщалось о том, что полиция и органы опеки требовали от родителей несовершеннолетних участников сюжетов Real Talk дать показания на создателей канала.

По словам Панкратова, после выхода новости о возбуждении дела ему сразу стали поступать онлайн-угрозы и ненавистнические сообщения: «Люди, которые не видели видео [сюжет был заблокирован Роскомнадзором], думали, что там реально что-то такое с детьми делают, и стали мне всякие гадости писать».

Тогда же двое неизвестных погнались за Панкратовым у его дома, и ему едва удалось убежать. Он рассказал HRW, что в полицию по поводу этого случая и угроз не обращался, опасаясь, что его привлекут по делу Real Talk. По его словам, он испытывает сильный стресс и напуган.

«Закон о ‘гей-пропаганде’ создал одновременно атмосферу страха для ЛГБТ в России и атмосферу безнаказанности для тех, кто их преследует, - говорит Кайл Найт. – В данном случае гей, которому угрожает вполне реальная опасность, даже не рассматривает вариант обращения к властям, боясь, что это только ухудшит его положение».