Одна из серии статей в Washington Blade, посвященная  российским ЛГБТ, ищущим убежища в США, сентябрь 2014 г. © 2014 Андрей Насонов

©2014 Andrei Nasonov
Президент России Владимир Путин с самого начала отстаивал запрет «гей-пропаганды» как направленный на защиту «традиционных ценностей» от «так называемой западной толерантности» и говорил, что этот закон направлен на защиту детей и не содержит в себе никакой дискриминации.

20 июня 2017 г. Европейский суд по правам человека не согласился с такой позицией, шестью голосами против одного, постановив, что закон о «гей-пропаганде» усиливает стигматизацию, провоцирует гомофобию и дискриминирует уязвимое меньшинство, а также наносит вред детям.

Суд постановил, что правительство России должно выплатить трем заявителям компенсацию в общей сложности в размере 43 тыс. евро.

Через четыре дня после первого чтения законопроекта о запрете «пропаганды гомосексуализма» в Законодательном собрании Санкт-Петербурга Андрей в ноябре 2011 г. вышел на одиночный пикет в центре Воронежа с плакатом «Меня запрещают. Кто следующий?» © 2011 Частное фото

©2011 Private

Российская сторона в ходе рассмотрения дела ссылалась на то, что запрет «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних» отражает мнение большинства общества. Суд отверг такой довод, указав, что закон противоречит демократическим принципам равенства, плюрализма и толерантности, а также нарушает положения о свободе выражения мнений и запрете дискриминации, которые содержатся в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированой Россией в 1998 году.

Хьюман Райтс Вотч неоднократно обращалась к проблеме последствий закона о «гей-пропаганде», принятого в 2013 году, незадолго до Олимпиады в Сочи. Мы задукоментировали эскалацию дискриминации и насилия в отношении лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ),  а также активистов, защищающих права ЛГБТ. Закон фактически представляет ЛГБТ гражданами второго сорта, источником опасности для детей и общественной нравственности. Примером того, какими крайностями может обернуться отношение к ЛГБТ как к изгоям и осквернителям «традиций», служит охота на геев, развернутая недавно в Чечне местными властями.

Российские активисты за права ЛГБТ, которые обратились в Страсбург, публично выражали идеи социального равенства под лозунгами «Гомосексуальность – это нормально и естественно» и «Я горжусь своей гомосексуальностью». Они привлекались к ответственности по местным нормативным актам, которые принимались в различных регионах незадолго до появления соответствующего федерального закона.

Европейский суд уже не первый раз признает нарушением Конвенции попытки российских властей вытеснить ЛГБТ из общественной сферы. В 2010 году суд установил нарушение правительством России свободы собраний в связи с неоднократным запретом гей-парадов.

Андрей с супругом Игорем перед Белым домом в Вашингтоне после заключения брака. © 2014 Michael Knaapen

©2014 Michael Knaapen

Российский закон о «гей-пропаганде» вызвал широкий международный резонанс. Несколько государств ближнего и даже дальнего зарубежья последовали примеру России и приняли, либо пытались принимать, аналогичное законодательство, направленное на запрет публичного проявления ЛГБТ-идентичности.

Как участник Европейской конвенции о правах человека, Россия обязана уважать и в полном объеме исполнять постановления Европейского суда. Нынешнее постановление должно отправить в небытие тезис о недискриминационности запрета «гей-пропаганды», а сам закон должен быть как можно скорее отменен.