Российский блогер Женя Светский стоит с надписью «Я не гей-пропаганда», Москва, декабрь 2018 года.

© Дмитрий Беляков для Human Rights Watch, 2018
На этой неделе Европейский суд по правам человека обязал правительство России выплатить 42,5 тысячи евро трем группам, защищающим права лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ) в качестве компенсации за отказы им в регистрации на протяжении последних нескольких лет.

В 2006 – 2011 гг. «Радужный дом», «Движение за брачное равноправие» и «Прайд-хаус в Сочи» пытались получить официальную регистрацию, однако власти отказывали им, обосновывая это тем, что деятельность этих групп чревата «разрушением моральных устоев общества» или «подрывом суверенитета и территориальной целостности» России через «сокращение ее населения». Более того, при отказе «Движению за брачное равноправие» власти признали деятельность по защите прав ЛГБТ «гей-пропагандой» и усмотрели в этом признаки «экстремизма».

«Закон о гей-пропаганде» – классический образчик политической гомофобии –позиционируется властями как призванный «защитить детей от информации, пропагандирующей отрицание традиционных семейных ценностей». Он предполагает административную ответственность за «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних», что на практике неизменно трактуется как запрет на предоставление детям доступа к информации о жизни ЛГБТ-сообщества. Запрет касается печати, телевидения, радио и интернета и т.д.

Обсуждение и принятие закона в 2013 г. спровоцировало нарастание стигматизации, притеснений и насилия в отношении ЛГБТ в России. С тех пор закон неоднократно применялся для блокировки онлайн-ресурсов и служб психологической помощи для подростков, а также чтобы исключить обсуждение ЛГБТ-тематики в подростковой среде группами поддержки, психологами  и медиками. Все это способствует усугублению неприятия ЛГБТ в обществе.

Закон справедливо осуждают ЕСПЧ, Комитет ООН по правам ребенка, ОБСЕ и Совет Европы.

Нынешнее постановление ЕСПЧ, признавшего Россию ответственной за дискриминацию и нарушение свободы ассоциации, стало очередным сигналом правительству о необходимости отменить противоправный закон о гей-пропаганде.