Протест против изоляции Рунета (российского интернета) в Москве 10 марта 2019. Протестующие призывают к свободе интернета. 

© 2019 Anatoly Zhdanov/Kommersant/Sipa USA

(Москва) – С вступлением в силу 1 ноября 2019 г. так называемого «закона о суверенном рунете» у правительства России будет еще больше возможностей контролировать свободу слова и информации онлайн, заявила сегодня Human Rights Watch.

Принятые в апреле поправки в законы «О связи» и «Об информации» обязывают операторов устанавливать специальное оборудование, которое способно отслеживать, фильтровать и перенаправлять интернет-трафик. Эта аппаратура позволит Роскомнадзору самостоятельно и без санкции суда блокировать доступ к контенту, который государство посчитает источником угроз. Блокировка также будет зависеть от источника происхождения контента, вида приложения и т.п.

«Государство сможет напрямую осуществлять цензуру контента или даже отключать российский сегмент интернета от внешнего мира, не утруждая себя информированием граждан о содержании и мотивах своих действий, - говорит Рейчел Денбер, замдиректора HRW по Европе и Центральной Азии. – Такая ситуация ставит под угрозу право россиян на свободу слова и на свободу информации онлайн».

В апреле HRW и еще девять организаций, выступающих за права человека, свободу СМИ и свободу интернета, осудили этот закон, отметив в совместном заявлении, что он «приведет к дальнейшему ограничению в стране свободы интернета и СМИ, которые и без того уже поставлены в достаточно жесткие рамки».

«Закон о суверенном рунете» направлен на создание юридической базы для массовой электронной слежки. Он позволяет правительству в полной мере задействовать уже существующее законодательство, которое ущемляет свободу выражения мнений и подрывает неприкосновенность частной жизни, отмечает HRW. Для правомерного законодательного ограничения охраняемых международными нормами прав и свобод соответствующие законы должны формулироваться достаточно точно, чтобы обеспечивать предсказуемость правоприменения. Избыточно широкие и неконкретные положения «закона о суверенном рунете» не отвечают этому требованию.

Неконкретное определение того, что представляют собой угрозы, которым предполагается таким образом противодействовать, оставляет властям широкий диапазон в принятии решений относительно того, в какой ситуации задействовать отслеживание, перенаправление или блокировку трафика. Такой порядок не может быть признан прозрачным и открывает простор для произвольных решений, подчеркивает HRW.

Заблокировать могут как отдельное сообщение или пост, так и всю сеть – вплоть до отключения России от «всемирной паутины» или отключения интернета внутри страны. Ранее уже высказывались предположения о том, что власти экспериментировали с временным отключением мобильного интернета во время локальных массовых протестов в центре Москвы и в Ингушетии. Новые технологии также могут быть задействованы для точечной цензуры.

Аппаратура, которую обяжут устанавливать операторов, будет обеспечивать возможность глубокой фильтрации трафика (Deep Packet Inspection, DPI). Эта технология подвергается в экспертном сообществе критике как инструмент цензуры и электронной слежки, позволяющий вторгаться в тайну корреспонденции и создающий механизм тотальных политических репрессий. По словам советника по информационным технологиям президента Владимира Путина, к 1 ноября соответствующая аппаратура еще не будет установлена по всей стране, при этом в СМИ сообщалось о том, что она уже проходит тестирование в нескольких городах на Урале и в Тюмени.

Закон принимался с заявленной целью оградить российские сайты и онлайновые сервисы от внешних угроз, однако такое целеполагание не отменяет обязательства российских властей обеспечивать, чтобы любые ограничения свободы выражения мнений и доступа к информации онлайн были необходимыми и соразмерными для достижения конкретных и законных целей в области безопасности, отмечает HRW.

Закон создает архитектуру, изобилующую возможностями для недобросовестного использования, предоставляя государству практически неограниченные полномочия и возможности для непрерывного мониторинга любой онлайновой активности с целью выявления потенциальных угроз. В случае отказа операторов выполнять требования властей точки обмена трафиком обязаны отключать их.

Несмотря на то, что закон предусматривает принятие около 30 подзаконных актов, те немногие, которые уже появились, вызывают вопросы у независимых экспертов и Министерства экономического развития РФ.

Закон также может быть задействован для борьбы с VPN-сервисами, которые широко используются для обхода интернет-блокировок, посредством фильтрации индивидуального VPN-трафика. В России уже есть законодательство об ограничении анонимности в интернете, запрещающее VPN-провайдерам предоставлять доступ к запрещенным сайтам, а «организаторам распространения информации», к которым закон относит и мессенджеры, - предоставлять услуги пользователям, не прошедшим идентификацию.

Наконец, новый закон предусматривает создание национальной системы доменных имен. В архитектуре интернета эта система фактически является адресной книгой, которая преобразует URL-адрес в цифровой IP-адрес сервера, где находится сайт, к которому идет запрос. Операторы связи должны будут перейти на использование национальной системы доменных имен c 1 января 2021 г. Это позволит российским властям при обращении любого пользователя к тому или иному адресу подменить его фейковым или подставить ответ, что такого адреса не существует, что открывает возможности манипулирования выдачей информации.

«Закон о суверенном рунете» противоречит стандартам свободы выражения мнений и неприкосновенности частной жизни, охраняемым Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской конвенцией о правах человека, к которым Россия присоединилась. Оба договора допускают ограничение этих прав во имя законных интересов национальной безопасности, но только при соблюдении четких юридических критериев и при условии, что будут задействоваться минимально ограничительные средства.

«Нынешний закон открывает возможности для ковровой и внесудебной блокировки высказываний и информации – непрозрачной, без надлежащего судебного санкционирования или реального надзора, - говорит Рейчел Денбер. – Это плохая новость для России, и это создает опасный прецедент для других стран. Россия должна остановить внедрение этой системы и вместо этого заняться развитием свободного и открытого интернета».