Сотрудники правоохранительных органов во время обыска в Бахчисарае, Крым, 26 января 2017 г.

© Антон Наумлюк/Радио Свобода, 2017

(Берлин) – По заявлению Хьюман Райтс Вотч, арест российскими силовиками 23-х крымскотатарских активистов 27 и 28 марта 2019 года является беспрецедентным шагом к усилению давления на группу, в большинстве своей критически настроенной по отношению к окупации Крымского полуострова Россией. Российские власти должны снять обвинения и освободить активистов, а на время их пребывания под арестом предоставить им беспрепятственный доступ к адвокатам.

По информации, полученной Хьюман Райтс Вотч от нескольких адвокатов арестованных активистов, их подзащитные (все мужчины) задержаны по подозрению в участии в деятельности «террористической организации».

«Целью массовых арестов в Крыму является стремление российских властей представить политически активных крымских татар в виде террористов, дабы заставить их замолчать, – говорит  Рейчел Денбер, заместитель директора Хьюман Райтс Вотч по делам Европы и Центральной Азии. – Эту тактику, которая находится на вооружении российских властей вот уже несколько лет, необходимо прекратить. Задержанные должны быть немедленно освобождены».

По словам Хьюман Райтс Вотч, недавние аресты являются частью широкой волны репрессий против крымских татар, многие из которых выступают против российской оккупации Крыма.

В заявлении Федеральной службы безопасности России от 27 марта говорится, что в Крыму задержаны 20 человек за причастность к панисламистскому движению «Хизб ут-Тахрир» (Партия освобождения), запрещенному в России в 2003 году, но легальному в Украине и в большинстве стран Европы. В рамках этой же операции еще три человека были арестованы в России, а один, обвинения которому выдвинуты заочно, объявлен в розыск.

Всем 23 арестованным была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей до следующего судебного заседания, которое назначено на 15 мая. Пятерым задержанным было предъявлено обвинение в организации деятельности террористической организации, а девятнадцать человек (включая одного, находящегося в розыске) обвиняются в участии в этой террористической организации.

Адвокаты 23 задержанных рассказали, что не могли связаться со своими клиентами в течение четырех дней после слушаний об избрании меры пресечения. Позднее они выяснили, что их подзащитных перевезли в Ростов-на-Дону (город в России, расположенный в 500 километрах, или 10 часах езды на машине и пароме, от столицы Крыма – Симферополя, места, где были задержаны большинство активистов).

Два адвоката сообщили, что несмотря на то, что их официально не уведомили о местонахождении их клиентов, им удалось разыскать своих подзащитных с помощью родственников других задержанных и посетить их в Ростове-на-Дону 1 апреля. Они также рассказали, что их клиенты содержатся в изоляции, под постоянным видеонаблюдением и были лишены возможности связаться с адвокатами или родственниками. Адвокаты остальных задержанных также не были проинформированы о местонахождении их подзащитных.

Преследования крымских татар (коренного, преимущественно мусульманского, этнического меньшинства Крымского полуострова) продолжаются с начала российской оккупации региона в 2014 году. Недавние аресты были самыми массовыми, рекордными за последние несколько лет по числу арестованных в течение одной недели.

Четырнадцать человек из числа задержанных в марте являются активными участниками общественного движения «Крымская солидарность», созданного в 2016 году для поддержки арестованных или преследуемых по политическим мотивам крымских татар. Движение насчитывает около 150 постоянных участников, встречи которых проходят раз в месяц. «Крымская солидарность» помогает организовывать правовую поддержку задержанным, оказывает финансовую и социальную помощь их семьям, а также ведет прямые интернет-трансляции судебных заседаний, обысков и облав.

Остальные 10 обвиняемых не были активными членами «Крымской солидарности», но участвовали в некоторых ее мероприятиях, в том числе ходили на судебные заседания и доставляли передачи находящимся в тюрьме.

В разговоре с Хьюман Райтс Вотч несколько членов «Крымской солидарности» рассказали, что власти оказывают давление на их группу с начала 2017 года. По меньшей мере трое активистов «Крымской солидарности» остаются в заключении с момента их ареста в 2018 году по обвинению в участии в деятельности террористической организации или пропаганде терроризма. По меньшей мере восемь человек из числа арестованных в марте ранее уже подвергались арестам, задержаниям или обыскам.

«Каждые два месяца на людей, которых [власти], по всей видимости, считают лидерами [“Крымской солидарности”] оказывается какой-то новый вид давления», – говорит член движения Лютфие Зудиева.

Среди арестованных в марте был 38-летний торговец тканями Тофик Абдулгазиев, задержанный по подозрению в участии в террористической организации. С первых дней существования «Крымской солидарности» он был ее активным участником, регулярно доставлял посылки заключенным. Музыкант-энтузиаст, Абдулгазиев помогал организовывать музыкальные концерты и конкурсы для детей, родители которых были арестованы или задержаны.

По словам жены Абдулгазиева, Алие, в 2017 году к ним пришли с обыском. Не найдя ничего противозаконного силовики уехали. Алие рассказала, что перед уходом, [старший] улыбнулся Тофику и намекнул, что это было предупреждение и чтобы он сидел тихо.

Жена 40-летнего Ризы Изетова, задержанного по подозрению в организации деятельности террористической организации, рассказала, что ее муж также был активным участником «Крымской солидарности» с момента ее основания: он вел прямые интернет-трансляции и публиковал в социальных сетях материалы о задержаниях и облавах, ходил на судебные заседания и помогал семьям задержанных посещать их родных в тюрьме или доставлять передачи. С 2015 года Ризу Изетова задерживали или арестовывали не менее четырех раз, а в 2017 году у него в доме был проведен обыск.

По полученной от адвокатов информации, во время слушаний, представляя доказательства обвинения, судья заявил, что встречи подозреваемых тайно записывались и дальнейшая лингвистическая экспертиза записей пришла к выводу, что подозреваемые обсуждали вопрос о членстве в партии «Хизб ут-Тахрир». Детали этих обсуждений в суде представлены не были. Кроме того, по словам жен Абдулгазиева и Изетова, российские силовики утверждают, что во время обысков 27 марта у активистов были найдены две запрещенные в России книги об исламе. Однако жены задержанных утверждают, что эти книги им подбросили.

Целью «Хизб ут-Тахрир» является установление халифата на основе законов шариата во всем мусульманском мире. Это движение публично отвергает насилие, но призывает к прекращению светской государственности в мусульманских странах. По данным ведущей российской правозащитной организации «Мемориал», в России к уголовной ответственности по обвинению в причастности к «Хизб ут-Тахрир» были привлечены более 200 человек.

По данным «Крымской правозащитной группы» (местной организации, осуществляющей мониторинг ситуациш с правами человека на полуострове) с 2014 года по обвинению в причастности к «Хизб ут-Тахрир» в СИЗО или в местах отбывания наказания находятся по меньшей мере 32 человека (не считая последних арестов). Адвокаты арестованных в марте заявили, что их клиенты не являются членами «Хизб ут-Тахрир» и что книги, якобы найденные во время обысков, на самом деле были подброшены силовиками. На место проведения обысков адвокаты допущены не были. Один активист, пытавшийся делать видеозапись обыска, был оштрафован; другой подвергся краткосрочному административному аресту.

Адвокаты выразили обеспокоенность судьбой своих подзащитных, поскольку со времени прошедших 27 и 28 марта слушаний об избрании меры пресечения большинство из них не могли связаться со своими клиентами.

С начала российской оккупации полуострова в 2014 году, крымские татары пострадали от действий правоохранителей в непропорциональной мере. По данным ООН, 90 из 102 задокументированных обысков, проведенных в Крыму с января 2017-го по август 2018 года, касались имущества крымских татар. В 2016 году по постановлению Верховного суда РФ, на полуострове была запрещена деятельность представительного органа крымских татар Меджлиса. Помимо этого, крымские татары стали жертвами насильственных исчезновений, произвольных задержаний и преследований.

Рефат Чубаров, председатель ныне запрещенного Меджлиса крымскотатарского народа, сказал: «Такой массовостью [арестов] они [российские оккупанты] дают очень четкий сигнал крымским татарам: не нравится –уезжайте».