Узбекский журналист Бобомурод Абдуллаев 7 мая освобожден в зале суда.

© RFE / RL Узбекская служба

(Берлин) – 7 мая 2018 г. Ташкентский городской суд по уголовным делам признал журналиста-фрилансера Бобомурода Абдуллаева виновным в посягательстве на конституционный строй, но не стал отправлять его в колонию, сообщает Хьюман Райтс Вотч. По итогам резонансного процесса, суд назначил ему три года исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства, в то время как большинство наблюдателей ожидали намного более сурового приговора.

Абдуллаев был освобожден из-под стражи в зале суда, как и еще трое обвиняемых, проходивших по тому же делу, среди которых был известный экономист и блогер Хаёт Насреддинов. Трое были полностью оправданы, уголовное дело в отношении них прекращено. Суд также вынес частное определение в адрес Службы государственной безопасности (ранее – СНБ), предписав провести служебную проверку заявлений о предполагаемом недозволенном обращении с Абдуллаевым после ареста.

«Нас не может не радовать то обстоятельство, что Бобомурод теперь на свободе, с семьей и друзьями, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Но нас не может не тревожить и то, что его осудили за профессиональную деятельность, хотя, конечно, сам приговор в определенной степени обнадеживает относительно перспектив свободы слова в Узбекистане».

Пришедший к власти в 2016 г., президент Шавкат Мирзиёев обозначил курс на реформы в области прав человека, включая гарантии свободы выражения мнений. За прошедшее с тех пор время ситуация со свободой СМИ несколько улучшилась, но жесткая цензура и давление на журналистов сохраняются.

45-летний Абдуллаев сотрудничал с рядом информационных ресурсов, включая информагентство «Фергана» и Институт по освещению войны и мира. 27 сентября прошлого года он был задержан в Ташкенте сотрудниками СНБ по обвинению в «заговоре с целью свержения конституционного строя», по которому мог получить до 20 лет колонии. Абдуллаеву вменялись авторство «экстремистских» статей и участие в группе заговорщиков, куда, по версии следствия, входили также Насреддинов и еще двое фигурантов данного дела.

Следствие по делу Абдуллаева сопровождалось процессуальными нарушениями. Имелись веские указания на то, что после ареста он неоднократно подвергался пыткам, ему также в нарушение конституционных прав отказывали в доступе к адвокату по выбору и ограничивали свидания с семьей.

На суде Абдуллаев рассказал, что его три дня держали без одежды в неотапливаемой камере, в течение шести суток заставляли стоять, не давали спать, пять дней не кормили. Он также утверждал, что сотрудники СНБ приказывали другим задержанным бить его пластиковой трубой по левой руке и по спине.

Сотрудники СНБ угрожали первому адвокату Абдуллаева и не допускали ее к подзащитному. В ноябре Абдуллаев взял себе адвоката-правозащитника Сергея Майорова, и 14 декабря ему разрешили встретиться с ним в присутствии следователя СНБ, который вел дело. Предположительно, впоследствии, в СНБ Абдуллаева принуждали к отказу от услуг Майорова.

14 февраля 2018 г. несколько международных организаций призывали власти Узбекистана расследовать заявления Абдуллаева о пытках и немедленно освободить журналиста.

Процесс по делу Абдуллаева стал одним из первых резонансных дел такого рода за время президентства Шавката Мирзиёева и в силу этого – знаковым для перспектив свободы выражения мнений и свободы СМИ в Узбекистане. Слушание дела началось 7 марта и было открыто для граждан, прессы, правозащитников и дипломатов. Сотрудники Хьюман Райтс Вотч присутствовали на нескольких мартовских заседаниях, и это стало первым случаем за многие годы, когда представители организации имели возможность непосредственно наблюдать за судебным процессом в Узбекистане.

Несмотря на серьезные вопросы к самому обвинению и предварительному следствию, открытость и гласность суда стала важным сигналом о готовности новой власти соблюдать обязательства в области прав человека и справедливого судопроизводства, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Это должно станет нормой для всех будущих судебных процессов.

На заседании 2 мая гособвинение переквалифицировало статью для Абдуллаева с «заговора с целью свержения» на «посягательство на конституционный строй» по части 3 статьи 159, запросив для подсудимого пять лет лишения свободы. Остальных подсудимых обвинение просило оправдать. Абдуллаев уже заявил, что не будет обжаловать приговор.

При вынесении приговора 7 мая суд также вынес частное определение в адрес СГБ о проведении служебной проверки действий сотрудников в период содержания Абдуллаева под стражей и о принятии мер для обеспечения неукоснительного соблюдения Уголовно-процессуального кодекса РУз.

На фоне относительно позитивного исхода этого дела следует помнить о том, что в Узбекистане еще остаются люди, отбывающие срок за мирную реализацию права на свободное выражение мнений, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Один из таких людей – это Акром Маликов – научный сотрудник Института рукописей Академии наук Узбекистана. Он был арестован в июле 2016 г. по обвинению в экстремизме, ему вменялось авторство (под псевдонимом) статей для оппозиционного Народного движения Узбекистана. В настоящее время Маликов отбывает шестилетний срок, его допрашивали и по делу Абдуллаева.

«Узбекистан не должен останавливаться на достигнутом, - говорит Хью Уильямсон. – Государство должно недвусмысленно обозначить, что ни один человек не будет наказан за свободу слова, даже если это связано с критикой власти».