Заключенные узбекские трудовые активисты Нураддин Джуманиязов (справа), погибший в тюрьме 31 декабря 2016 года, и Фахриддин Тиллаев.

© 2014 Узбекско-немецкий форум по правам человека

(Бишкек) – Власти Узбекистана должны немедленно обеспечить независимое расследование по факту насильственного исчезновения и гибели в заключении правозащитника и оппозиционера, заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч. 16 июня 2017 года жена Нураддина Джуманиязова, Гульнора Рахмонова, сообщила, что ее муж умер в тюрьме 31 декабря 2016 года от осложнений диабета и туберкулеза.

В 2014 году Джуманиязов был незаконно заключен в тюрьму по политически мотивированным обвинениям. Несмотря на многочисленные призывы Хьюман Райтс Вотч и других организаций прояснить судьбу Джуманиязова, с 2015 г. власти Узбекистана отказывали в предоставлении информации о его местонахождении и обеспечении ему контактов с семьей и адвокатом. Отказ предоставить информацию о судьбе или местонахождении человека, лишенного свободы, квалифицируется как насильственное исчезновение, являющееся с точки зрения международного права преступлением, запрещенным при любых обстоятельствах.

«Нураддин Джуманиязов, который изначально не должен был оказаться за решеткой, умер в заключении, скрытый от своих близких и всего мира, – говорит Стив Свердлоу, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии. – Трагическая смерть этого правозащитника в Узбекистане ставит под серьезные сомнения заявления правительства о том, что в стране происходят значимые реформы».

В марте 2014 года, после судебного разбирательства, проходившего с нарушениями международных стандартов в области прав человека, Джуманиязов - правозащитник, член оппозиционной партии «Эрк» («Свобода»), был приговорен к восьми годам и трем месяцам лишения свободы по обвинению в торговле людьми. Аналогичное обвинение было предъявлено и его соратнику правозащитнику Фахриддину Тиллаеву. С 2003 года Джуманиязов был членом Правозащитного центра «Мазлум» («Угнетенный»). С 2005 года Джуманиязов и Тиллаев занимались защитой трудовых прав. В 2012 году они основали Союз независимых профсоюзов, который защищает права трудовых мигрантов. Джуманиязов возглавил Ташкентское отделение Союза.

28 декабря 2013 года Джуманиязов подвергся допросу в ташкентской милиции, после заявлений двоих граждан Узбекистана Фархода Пардаева и Эркина Эрданова о том, что Джуманиязов и Тиллаев, предположительно, устроили их на работу в Казахстане, где, по их словам, они подверглись плохому обращению.

Адвокат Джуманиязова Полин Браунерг - известный юрист по правам человека, скончалась от инсульта в мае 2017 года; ей в течении трех лет власти Узбекистана неизменно отказывали в разрешении на выезд из страны для получения медицинской помощи за границей. В свое время она сообщала Хьюман Райтс Вотч о том, что расследование в отношении Джуманиязова и Тиллаева сопровождалось серьезными уголовно-процессуальными нарушениями.

Джуманиязова и Тиллаева арестовали 2 января 2014 года и поместили в Ташкентскую тюрьму, однако в милиции материалы следствия были фальсифицированы и в деле арест датируется 4 января. Следователи провели все дознания, включая допросы самих подследственных, и передали дело в суд в течение одного дня, не дав адвокатам стороны защиты достаточно времени на ознакомление с материалами дела. Суд завершил разбирательство всего за два часа, основывая обвинение исключительно на показаниях двух свидетелей, которые признали, что подсудимых никогда не видели и не имели с ними никаких отношений.

Браунерг сообщала, что во время предварительного заключения Джуманиязов и Тиллаев подвергались пыткам. Тиллаеву, предположительно, втыкали иглы в пальцы на руках и на ногах и принуждали часами стоять под краном с капающей ему на голову водой, что вызывало сильнейшие головные боли. Надлежащее расследование по заявлению о пытках не было проведено ни судебными, ни тюремными инстанциями.

Последний раз Джуманиязова видели в апреле 2014 года на апелляционном слушании, в ходе которого он попросил своего адвоката помочь ему в получении лекарства для лечения туберкулеза и диабета. Для отбывания наказания Джуманиязов и Тиллаев были отправлены в колонию в город Навои, расположенный в юго-западной части Узбекистана, где Тиллаев и находится по настоящее время

Начиная с октября 2014 года Браунерг регулярно запрашивала разрешение на встречу с Джуманиязовым, но систематически получала отказ от тюремной администрации.

В июле 2015 года в ходе слушаний о соблюдении Узбекистаном обязательств по Международному пакту о гражданских и политических правах (МПГПП) Комитет ООН по правам человека поднял перед членами правительственной делегации Узбекистана вопросы о местонахождении и состоянии здоровья Джуманиязова, попросив Ташкент предоставить запрашиваемую информацию в течение двух недель. Власти Узбекистана проигнорировали запросы Комитета.

Уже после слушаний ООН тюремная администрация вновь заблокировала попытки адвоката выяснить местонахождение Джуманиязова и встретиться с ним, необоснованно заявив, что встреча может быть предоставлена только в том случае, если Джуманиязов подаст письменную просьбу, что является нарушением статьи 10 Уголовно-процессуального кодекса Узбекистана.

В феврале 2017 года, спустя два месяца после смерти Джуманиязова в тюремной больнице в Ташкенте, представители тюремной администрации, по всей видимости, согласились удовлетворить просьбу Браунерг и дали ей разрешение на посещение ее клиента в больнице для заключенных в городе Карши, куда, как ей сообщили, был переведен Джуманиязов. Но когда адвокат приехала на встречу ей сказали, что Джуманиязова вернули в тюрьму в Навои. Однако сотрудники тюремной администрации Навои сообщили адвокату, что заключенный под таким именем у них не числится.

Свод принципов Организации Объединенных Наций по защите всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, предусматривает, что медицинское обслуживание и лечение должно предоставляться задержанному или находящемуся в заключении лицу всякий раз, когда в этом возникает необходимость, и на безвозмездной основе. Сводом также предусмотрено, что задержанный или заключенный «имеет право связываться и консультироваться с адвокатом». Все случаи смерти в заключении должны быть расследованы «судебным или иным органом». Кроме того, «результаты такого расследования <...> предоставляются по запросу».

«Безжалостная игра в кошки-мышки, затеянная властями Узбекистана с адвокатом Джуманиязова и экспертами ООН по правам человека с целью скрыть его местонахождение и состояние, иллюстрирует шокирующее пренебрежение и бессердечное отношение к здоровью и основным правам заключенных, – говорит  Свердлоу. – Правительство Узбекистана должно всерьез заняться проведением реформ, начав с освобождения незаконно удерживаемых активистов и проведения полноценного эффективного расследования смерти Джуманиязова».