(Ереван) – В Армении тысячи детей из-за бедности или инвалидности без необходимости разлучают с родителями и помещают в спецучреждения, заявила Хьюман Райтс Вотч в опубликованном сегодня докладе. Власти должны немедленно обеспечить оказание услуг на местах и качественное, инклюзивное образование, чтобы все дети, включая детей с инвалидностью, росли в семьях.

В 102-страничном докладе «„Когда я попаду домой?“ Произвол и дискриминация в отношении детей в спецучреждениях и отсутствие качественного инклюзивного образования в Армении» говорится, как в Армении тысячи детей живут в детских домах, специализированных интернатах для детей с инвалидностью и прочих учреждениях. Там они, разлученные с родными, зачастую проводят годы. Более чем у 90% детей, проживающих в специализированных учреждениях в Армении, есть как минимум один живой родитель. Помимо этого, организация Хьюман Райтс Вотч выяснила, что власти Армении делают недостаточно, чтобы обеспечить всем детям качественное инклюзивное образование. При инклюзивном образовании дети с инвалидностью учатся в обычных школах, получая разумную помощь в учебе и развитии.

«Власти Армении дали смелые обещания по сокращению количества детей в учреждениях, но эти обещания нужно подкрепить серьезной, последовательной работой, — сказала Джейн Бьюкенен, заместитель директора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии в Хьюман Райтс Вотч и автор доклада. — Все дети имеют право расти в семье, и бюджетное финансирование и деньги благотворителей должны направляться на поддержку семей и детей, а не больших учреждений».

Мальчик качается на качели во дворе интерната для детей с инвалидностью. Ереван, Армения.

© Алексей Голубев для Хьюман Райтс Вотч

Дети имеют право на то, чтобы их не разлучали без необходимости с родителями. Ни бедность, ни инвалидность не служат оправданием и основанием для отправки ребенка в спецучреждение.

Часто интернаты являются главным поставщиком социальных услуг семьям, испытывающим трудности из-за нищеты, безработицы, плохих жилищных условий, болезней или инвалидности. Услуги и специалисты сконцентрированы в таких учреждениях, вместо того чтобы быть доступными на местах, на дому, в том числе для реабилитации и обучения детей с инвалидностью. Это заставляет многие семьи отправлять детей в интернаты, даже если они предпочли бы воспитывать их дома.

Правительство ставит перед собой цель до 2020 года вернуть в семьи детей как минимум из 22 детских учреждений с долговременным проживанием, а сами учреждения превратить в центры, где будут оказываться услуги нуждающимся в них местным жителям. Реорганизация нескольких учреждений уже завершилась. Однако три детских дома, где живут исключительно дети с инвалидностью, продолжат работать. Хьюман Райтс Вотч считает дискриминацией то, что дети с инвалидностью, в отличие от других детей, не могут жить в семье, и такая ситуация должна быть немедленно исправлена.

Власти приостановили принятие ключевых поправок к Семейному кодексу, которые облегчили бы оформление опеки и усыновления, совершенно необходимых в случаях, когда дети не могут спокойно вернуться в кровную семью. Сейчас из государственного бюджета получают помощь только 25 патронатных семей в стране.

По данным ЮНИСЕФ, в Армении на содержание одного ребенка в спецучреждении выделяется от 3 до 5 тысяч долларов США в год. Эти средства можно использовать для предоставления услуг на местах и оказания прямой помощи семьям, что, как считает ЮНИСЕФ, в долгосрочной перспективе, обходится дешевле.

Даже хорошо финансируемые детские дома часто бывают переполнены: дети оказываются в больших группах, воспитателей не хватает. И самым лучшим из воспитателей не всегда удается уделять индивидуальное внимание и заботиться о каждом ребенке в отдельности, что необходимо для благополучного развития.

Когда Мери родилась в 2009 году с синдромом Дауна, врач уговорил родителей оставить ее в больнице, утверждая, что с такой инвалидностью она долго не проживет. Пять лет спустя после семейного кризиса ее родители решили узнать, что случилось с их дочерью, и нашли ее в детском доме для детей с инвалидностью. Вот как ее отец, Артур, описывает уровень ее развития, когда они забрали ее из детского дома: «Она вообще не ходила. Она начала ходить только тогда, когда попала домой. […] Она теперь больше понимает. Знает свое имя. Отвечает. […] Мери — это такое счастье. Если б мы не послушали своего врача, мы б никогда от нее не отказались».

Правительство собирается к 2022 году сделать всю систему школьного образования инклюзивной. Пока же в школах отсутствует индивидуальный подход к успеваемости, а физические барьеры в школах и городской среде порой мешают в Армении детям с инвалидностью в принципе получать образование. Некоторые из них приписаны к «инклюзивным» школам, но ходят на занятия всего на несколько часов в день либо несколько дней в неделю.

Дети с инвалидностью часто занимаются отдельно от остальных детей, а если присутствуют на уроке, то им не всегда оказывают помощь, необходимую для участия в образовательном процессе. Их могут просто занимать рисованием, шитьем и другими делами. Для многих детей с инвалидностью обучение сводится в основном или целиком к индивидуальным занятиям длительностью до часа один или несколько раз в неделю.

В обычных школах нередко не хватает персонала, особенно помощников, которые могли бы непосредственно помогать одному ребенку или нескольким детям. Иногда на занятиях в классе присутствует родитель (чаще всего это мать) и помогает ребенку. Некоторые дети с инвалидностью учатся на дому: к ним приходят учителя, но обучают их плохо — лишь базовым навыкам чтения и счета.

Согласно международным стандартам, школы должны быть полностью доступны и разумно обустроены для нужд всех учащихся, с инвалидностью и без нее. Помощь детям с инвалидностью должна быть индивидуальной: следует учитывать их особые образовательные потребности и обеспечивать им возможность полноценно участвовать в работе на уроке.

Выросшие в детских домах и спецшколах-интернатах дети с инвалидностью по достижении взрослого возраста нередко остаются в учреждениях навсегда. Это происходит из-за отсутствия безбарьерной среды в жилых домах, на транспорте, на рабочих местах. Другой причиной пребывания в учреждениях является признание их недееспособными и невозможность самостоятельно принимать решения, где им жить, работать, с кем дружить, чем увлекаться, заводить ли семью, рожать ли детей, то есть отсутствие права выбора, которое большинство людей считает само собой разумеющимся.

«Эдмонд» (не настоящее имя) — молодой человек с легкой степенью умственной отсталости, который живет в таком учреждении. Он сказал Хьюман Райтс Вотч: «Не могу ответить, кто решает, что я должен оставаться здесь. […] Я тут с 8 лет и останусь тут. Я мечтаю когда-нибудь жить самостоятельно, жить своей жизнью. Я долго думал, что смогу жить самостоятельно, но теперь уже и не надеюсь».

«У детей и молодых людей с инвалидностью есть такое же право на образование и возможности, как и у их сверстников, — отметила Бьюкенен. — Сделать так, чтобы дети с инвалидностью могли ходить в школу по месту жительства, — хорошее начало, но это ничего не даст, если дети не будут получать качественное образование, которое позволило бы им успевать по предметам, раскрыть свой потенциал и участвовать в жизни многообразного общества».