Syrian security forces in Homs, one of the cities hardest hit in the government’s crackdown on protestors.

© Yin Bogu/Xinhua-Landov

(Лондон, 15 декабря 2011 г.) -- Сирийские перебежчики назвали имена 74 командиров и должностных лиц, ответственных за нападения на безоружных демонстрантов, сообщается в публикуемом сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч. В докладе приводятся имена армейских командиров и офицеров спецслужб - мухабарат, которые, как утверждают, отдавали приказы, санкционировали или попустительствовали массовым убийствам, пыткам и незаконным арестам во время антиправительственных выступлений в Сирии в 2011 г. Хьюман Райтс Вотч настоятельно призвала Совет Безопасности ООН передать сирийское досье Международному уголовному суду и ввести санкции в отношении должностных лиц, по которым имеются свидетельства о причастности к нарушениям.

88-страничный доклад «‘Патронов не жалеть!’ Индивидуальная и командная ответственность за преступления против человечности в Сирии» основан на материалах свыше 60 интервью с перебежчиками из армии и спецслужб. Эти люди подробно рассказали нам о том, как их части и подразделения участвовали в нападениях и нарушениях в отношении граждан Сирии, и о приказах, которые они получали от командиров различного звена, которые названы  в докладе поименно.

«Перебежчики сообщили нам имена, звания и должности тех, кто приказывал стрелять в людей, и все до единого командиры и начальники, названные в докладе, вплоть до высших руководителей, должны ответить за преступления против народа Сирии, - говорит Анна Нейстат, зам. директора Хьюман Райтс Вотч по чрезвычайным ситуациям и один из авторов доклада. – Совет Безопасности должен обеспечить ответственность, передав сирийское досье Международному уголовному суду».

Свидетельства перебежчиков не оставляют сомнений в том, что сирийские силы безопасности совершали массовые и систематические нарушения, включая убийства, произвольные задержания и пытки, в рамках государственной политики против гражданского населения, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Эти нарушения составляют преступления против человечности.

Убийства демонстрантов и случайных прохожих

Все опрошенные Хьюман Райтс Вотч перебежчики утверждали, что перед выдвижением на место и на регулярных инструктажах получали от командиров приказ «всеми силами и средствами» пресекать преимущественно мирные антиправительственные выступления по всей стране. По их словам, это понималось ими как приказ стрелять на поражение, особенно с учетом того, что войскам выдавали боевые патроны, а не другие средства контроля массовых беспорядков.

Примерно половина опрошенных нами перебежчиков утверждали, что их командиры или другие офицеры прямо приказывали стрелять в демонстрантов или прохожих, уверяя, что с них никто за это не спросит. В некоторых случаях офицеры сами участвовали в убийствах.

«Амджад» - был отправлен в Дераа в составе 35-го полка спецназначения. Утверждал, что командир устно приказывал стрелять в демонстрантов 25 апреля:

Наш командир полка бригадный генерал Рамадан обычно перед строем не выходил. Но в этот раз он вышел перед всей бригадой. Сказал: «Стрелять по полной. Никто с вас не спросит». Обычно от нас требуют экономить патроны, а на этот раз он сказал: «Патронов не жалеть!» А когда кто-то спросил, в кого стрелять-то, он говорит: «В любого, кто перед тобой». В тот день было убито где-то 40 демонстрантов.

По оценке верховного комиссара ООН по правам человека, с начала антиправительственных выступлений в Сирии уже убиты больше 5 тыс. человек. Многие из этих убийств документированы Хьюман Райтс Вотч.

Официальные сирийские власти постоянно, последний раз – президент Башар Асад в своем интервью 7 декабря, говорят о том, что ответственность за насилие в стране с начала антиправительственных выступлений в марте несут вооруженные группы террористов, инспирируемые и спонсируемые из-за рубежа. Хьюман Райтс Вотч документировано несколько случаев, когда демонстранты или вооруженные отряды самообороны из местных жителей прибегали к насилию. С сентября также заметно участились вооруженные нападения на силы безопасности со стороны перебежчиков. Однако большинство протестов, которые Хьюман Райтс Вотч удалось документировать с начала антиправительственных выступлений в марте, носили преимущественно мирный характер. Опрошенные нами перебежчики опровергали утверждения правительства о вооруженных бандгруппах и говорили, что демонстранты, с которыми они сталкивались, не были вооружены и не представляли серьезной опасности для войск.

Произвольные аресты, пытки и казни

Информация, полученная от перебежчиков, подтверждает выводы Хьюман Райтс Вотч о массовых произвольных арестах и пытках задержанных во всех провинциях. Перебежчики рассказывают о массовых произвольных арестах во время демонстраций и на блокпостах, а также о зачистках жилых районов по всей стране,  в ходе которых обычно задерживали сотни, если не тысячи людей.

Перебежчики говорят, что аресты обычно сопровождались побоями и недозволенным обращением по прямому приказу, с санкции или попустительства командиров. Те кто нес службу в местах содержания или имел туда доступ, рассказывали, что видели, как пытали задержанных, или сами принимали в этом участие.

«Хани» - служил в отделе спецопераций разведки ВВС. Утверждал, что недозволенное обращение санкционировалось его командиром:

1 апреля мы зачищали дамасский район Маадамия. Приказы отдавал полковник Сухейл Хасан. Он прямо приказывал бить людей по голове, о последствиях не беспокоиться. Еще у нас были электрошокеры, которыми скотину гоняют. Он нас устно инструктировал, перед тем как выдвигаться.

Мы били людей в автобусах, и уже когда на базу привозили. На базе сначала всех во дворе строили и били без разбора, ничего не спрашивая. Я был в конвое, который во двор заводил и потом по камерам. В тот день мы человек сто взяли. Всех запихали в одну камеру пять на пять.

Мое подразделение тоже в побоях участвовало. У меня внутри все кипело, но старался не показывать – знал, что меня в таком случае ждет.

В интервью Хьюман Райтс Вотч перебежчики рассказывали о случаях внесудебной казни и смерти от пыток, всего – 19 эпизодов. «Гасан» - подполковник Республиканской гвардии, утверждал, что примерно 7 августа был свидетелем внесудебной казни задержанного на блокпосту в Думе:

Я дежурил на блокпосту в районе Абдул-эр-Рауф в Думе. Моя смена была с 16:00 до полуночи. Я подъехал в 15:45, слышу – в пустом доме рядом крики, звуки ударов. Захожу – там полковник Мохамед Сакир, у которого передо мной смена, кого-то взял по списку. Я хотел сразу принять смену, чтобы прекратить это, говорю, что уже мое время. А Сакир: «Имей терпение, сначала мы с ним разберемся».

Арестованного били семеро солдат. Когда я приехал, он был еще жив. Кричал, а солдаты ругались и ржали. Минут пять еще это продолжалось, потом он умер. Уже не шевелился, кровь изо рта шла.

Когда я заступил, сообщил Хаддуру [командир 106-й бригады Республиканской гвардии бригадный генерал Мохамед Хаддур], что у нас труп. Он приказал уходить с блокпоста, а труп оставить. Мы вернулись на базу. Труп, наверное, кто-то забрал. Люди видели, как мы из того дома выходили.

Местные активисты на 15 ноября сообщали более чем о 197 случаях казни и смерти задержанных.

Перебежчики также рассказывали, как раненым демонстрантам отказывали в медицинской помощи, как арестовывали раненых, которых перевозили машины «скорой помощи», а также о недозволенном обращении с ранеными в больницах со стороны распоряжавшихся там спецслужб и военных. Эта возмутительная практика ранее уже документировалась Хьюман Райтс Вотч и другими организациями.

Командная ответственность

В соответствии с международным правом командиры несут ответственность за совершенные их подчиненными международные преступления, если они знали или должны были знать о нарушениях, но не приняли мер к их расследованию и пресечению.

Принимая во внимание массовый характер убийств и других совершавшихся в Сирии преступлений, многочисленные свидетельства перебежчиков о приказах не щадить демонстрантов и широкую огласку, которую получили эти нарушения в СМИ и материалах международных организаций, можно с вескими основаниями говорить о том, что военное и политическое руководство страны, как минимум, знало об этом. Продолжающиеся убийства, аресты, репрессии и общее непризнание своей ответственности со стороны сирийского правительства также явно указывают на отсутствие со стороны должностных лиц каких-либо реальных шагов в отношении этих нарушений.

Более того, Хьюман Райтс Вотч собрана информация, указывающая на то, что военные и гражданские руководители имеют тесное отношение к силовым репрессиям против демонстрантов.

«Как бы ни пытался президент Асад дистанцироваться от ответственности за необузданную жестокость своего правительства, его утверждение о том, что сам он не отдавал таких приказов, не освобождает его от уголовной ответственности, - говорит Анна Нейстат. – Как главнокомандующий вооруженными силами, он не мог не знать о нарушениях – если не от своих подчиненных, то из докладов ООН и докладов, которые ему посылала Хьюман Райтс Вотч».

Хьюман Райтс Вотч также призвала провести расследование в отношении других высокопоставленных руководителей на предмет их командной ответственности за преступления против человечности, в том числе таких, как министр обороны имад Дауд Раджиха, начальник генерального штаба имад Фахед эль-Джасем эль-Фрейдж, директор Департамента военной разведки генерал-майор Абдул Фатах Кудсия, начальник Управления разведки ВВС генерал-майор Джамиль Хасан, начальник Управления общей разведки генерал-майор Али Мамлюк, начальник Управления политической безопасности генерал-майор Мохамед Диб Зейтун.

«Сирийские руководители, которые имели отношения к этим преступлениям, должны знать, что рано или поздно им придется ответить за них, - говорит Анна Нейстат. – И они должны знать, что в конце концов им не уйти от наказания, чтобы там ни говорил президент Асад насчет того, что он не в курсе».

Наказание за неподчинение приказу

Невыполнение приказа и сомнение в официальной версии событий были чреваты самыми серьезными последствиями. Восемь перебежчиков в интервью Хьюман Райтс Вотч утверждали, что у них на глазах офицеры или сотрудники спецслужб за невыполнение приказа расстреливали военнослужащих на месте.

«Хабиб» - рядовой 65-й бригады 3-й дивизии. Утверждал, что примерно 14 апреля в Думе у него в батальоне застрелили солдата за невыполнение приказа. Командир батальона полковник Мохамед Хадер приказал стрелять в демонстрантов, когда те стали надвигаться на солдат:

Солдаты стояли впереди, полковник Хадер и мухабарат – у нас за спиной. Рядом со мной стоял срочник из Дераа Юсуф Муса эль-Крад, 21 год ему был. В какой-то момент полковник засек, что Юсуф стреляет вверх. Он сказал первому лейтенанту Джихаду из местной военной разведки, тот вызвал снайпера на крыше, показал на Юсуфа, и парню две пули в голову всадили. Люди из мухабарат его оттащили. На следующий день мы увидели труп Юсуфа по телевизору. Сказали, что его террористы убили.

Трое перебежчиков утверждали, что попали под арест за невыполнение приказа или оспаривание официальных взглядов на протесты, двое заявили, что подверглись избиению и пыткам со стороны сотрудников спецслужб.

Рекомендации

Хьюман Райтс Вотч призвала Совет Безопасности ООН передать сирийское досье Международному уголовному суду. Поскольку международные обычаи предполагают осуществление по преступлениям против человечности универсальной юрисдикции, ответственность за осуществление правосудия ложится на все государства.

Хьюман Райтс Вотч отдельно обратилась к России – одной из немногих стран, все еще поддерживающих нынешний режим, с призывом отказаться от блокирования решительных мер со стороны Совета Безопасности; заморозить любые военные поставки и помощь Дамаску, учитывая реальный риск использования оружия и технологий для совершения серьезных нарушений прав человека; наконец, в двустороннем формате самым решительным образом осуждать систематические нарушения прав человека со стороны сирийских властей.

«Пока Россия покрывала безжалостную бойню и пустые обещания реформ, больше пяти тысяч сирийцев лишились жизни, бесчисленное множество были ранены, арестованы или прошли через пытки, - говорит Анна Нейстат. – Правительство России обязано защищать сирийский народ, а не преступный режим».