Северо-Кавказский окружной военный суд только что приговорил украинского кинорежиссера из Крыма Олега Сенцова к 20 годам лишения свободы по делу о руководстве «террористической организацией» и подготовке «терактов». Его якобы подельник, крымский активист Александр Кольченко, получил десятилетний срок.

Дело против Сенцова со всей очевидностью необоснованно и политически мотивированно, а обвинения Кольченко в «терроризме» (свою причастность к одному эпизоду поджога он не отрицает) абсолютно непропорциональны. Процесс Сенцова-Кольченко это яркий пример манипулирования правосудием, которое в России все более входит в систему.

Олег Сенцов во время судебного заседания в Ростове-на-Дону 25 августа 2015 г.

© 2015 Reuters

По версии следствия, «террористическая организация», которой якобы руководил Сенцов, в апреле 2014 г. подожгла офис «Русской общины Крыма» и штаб-квартиру регионального отделения прокремлевской партии «Единая Россия» в Симферополе. Ни в первом, ни во втором случае никто не пострадал.

Кольченко признал свою причастность к поджогу офиса «Единой России», но отказался признать это терактом. Сенцов отрицал все обвинения.

Сенцов осуждал оккупацию Крыма Россией весной 2014 г. и помогал эвакуировать украинских военнослужащих с крымских баз. Прокурор не представил никаких доказательств его личного участия в поджогах, а обвинение в руководстве террористической организацией строилось исключительно на показаниях еще двух ее якобы членов. При этом один из них – Геннадий Афанасьев – непосредственно в ходе процесса отказался от своих показаний, заявив, что они ложные. Он сообщил суду, что российские силовики жестоко избивали его во время допросов, душили противогазом, раздевали догола и угрожали изнасилованием, если он не даст показаний на Сенцова. Сообщение Афанасьева о пытках и других незаконных методах воздействия пока остается без эффективного расследования.

Власти также не провели должного расследования по заявлению Сенцова о жестоком и унижающем достоинство обращении со стороны сотрудников силовых структур. Прокуроры отвергли эти жалобы сославшись на то, что заметные телесные повреждения у Сенцова были результатом его якобы давнего пристрастия к садомазохизму.

Суд над Сенцовым и Кольченко вызвал резонанс во всем мире. Российский правозащитный центр «Мемориал» признал Сенцова политзаключенным и потребовал его немедленного освобождения и реабилитации.

После оккупации Крыма российские власти предпринимали усилия с целью заставить замолчать несогласных: крымских татар, проукраинских активистов или независимые организации в Москве. И процесс Сенцова-Кольченко и вызывающе жесткий приговор однозначно служат предупреждением оставшимся критикам российской политики в Крыму: сидите тихо – или готовьтесь к худшему.