21 августа 2015 г.

 

Главе самопровозглашенной

Донецкой Народной Республики

Захарченко A.В.

 

Уважаемый Александр Владимирович!

Обращаюсь к Вам, чтобы привлечь Ваше внимание к вопросам, связанным с положением гражданского населения на контролируемых правительством Украины территориях вблизи линии соприкосновения. В частности, речь идет об Авдеевке в 15 км к северо-западу от Донецка, которая подвергается частым обстрелам, предположительно – со стороны вооруженных сил самопровозглашенной Донецкой Народной Республики (ДНР). Призываем Вас обеспечить полное соблюдение руководством и вооруженными силами ДНР, как стороной конфликта, норм международного гуманитарного права, включая принятие всех возможных мер предосторожности для сведения к минимуму гражданских потерь и гражданского ущерба в связи с военными действиями.

В ходе исследовательской миссии в Авдеевке 19–20 июля Хьюман Райтс Вотч задокументировала несколько недавних эпизодов гражданских потерь, предположительно вызванных обстрелами со стороны ДНР: двое убитых в результате прямого попадания снаряда в квартиру 18 июля и двое раненых при обстреле коксохимического завода в ночь с 11 на 12 июля.

***

В первом эпизоде утром 18 июля в результате прямого попадания снаряда в квартиру на восьмом этаже 9-этажного жилого дома по ул. Молодежная, 20 погибли 73-летняя Анна Костина и ее 20-летний внук Сергей Малашков. В своем отчете от 20 июля Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ (СММ ОБСЕ) сообщала о получении информации о том, что обстрел велся «со стороны контролируемого ДНР Спартака (в 10 км к северо-западу от Донецка)». По результатам своих наблюдений, мы в целом разделяем такую оценку.

Жилой дом на 136 квартир по ул. Молодежная, 20 особенно серьезно пострадал во время обстрелов за прошедший год, некоторые квартиры оказались полностью выбиты прямым попаданием. Несмотря на регулярные обстрелы, в доме продолжают жить 12 семей. Вероятнее всего, обстрелы со стороны ДНР вызваны наличием украинской военной цели в непосредственной близости от этого дома. Обстрелами повреждены еще несколько соседних многоквартирных домов. В связи с этим мы, в частности, обращались к руководству Украины с призывом не подвергать опасности гражданское население на контролируемой территории, размещая военные объекты в густонаселенных районах, а в случае, если это все же диктуется неотложной военной необходимостью, – эвакуировать население из района расположения военной цели. С другой стороны, на основании нашего обследования местности, в том числе места попадания, воронок и окружающей территории, а также анализа нами размещенных в интернете видеозаписей, мы считаем, что обстрел велся навесным огнем артиллерии: либо из гаубиц, либо из крупнокалиберных минометов. В обоих случаях речь идет об использовании тех видов осколочно-фугасных боеприпасов, от применения которых по густонаселенным районам должны воздерживаться все стороны конфликта в силу их большой площади поражения.

Несколько жителей дома № 20 по ул. Молодежная, которые находились в здании во время обстрела 18 июля, рассказали нам, что утренний обстрел начался в 04:25: множество снарядов один за другим ложились в непосредственной близости от дома. Обстрел продолжался около часа. Когда жители посчитали достаточно безопасным выбраться, чтобы оценить повреждения, они обнаружили, что уничтожена квартира Анны Костиной. Две женщины поспешили на помощь – на случай, если обитатели квартиры еще живы. Одна из этих женщин рассказывала нам: «Увидели Сережино [Сергей Малашков] тело на лестничной клетке, прямо возле соседской двери… Мы его там оставили, зашли в квартиру бабы Ани, точнее, в то, что от квартиры осталось, и сначала в развалинах ее и не увидели… Я даже подумала – может, выжила, кто-то ее до нас уже вынес…, а потом смотрю – кусочек лица из кучи мусора выглядывает».

Обращая Ваше внимание на данный эпизод, мы призываем Вас отдать приказ контролируемым Вами силам о необходимости избегать применения по густонаселенным районам оружейных систем с большой площадью поражения, поскольку вероятные гражданские потери и гражданский ущерб в такой ситуации могут оказаться несоразмерными искомому конкретному и прямому военному преимуществу. В СМИ сообщалось, что за месяц, прошедший со времени нашего посещения Авдеевки, в результате обстрелов погибли еще трое местных жителей.

***

Во-вторых, мы хотели бы поднять вопрос о неоднократных обстрелах Авдеевского коксохимического завода, которые, как представляется, ведутся вооруженными силами ДНР. Завод является частным коммерческим предприятием, принадлежащим холдингу «Метинвест». Мы побывали там 20 июля и не зафиксировали наличия каких-либо военных целей. Производимый на предприятии кокс является товаром гражданского назначения. Таким образом, завод следует считать гражданским объектом. К тому же он является важным элементом металлургической промышленности Украины, и есть веские основания полагать, что утверждения украинских официальных лиц о попытках сил ДНР уничтожить завод с целью дезорганизации металлургической отрасли являются верными. По международному гуманитарному праву такая цель не может служить оправданием неоднократных обстрелов гражданского объекта.

По информации из открытых источников, в январе – августе текущего года завод обстреливался 13 раз. Представитель службы безопасности завода, с которым мы беседовали в Авдеевке, сообщил, что располагает сведениями о двух погибших и десяти раненых сотрудниках этого предприятия. В августе по нашему запросу руководитель пресс-службы «Метинвеста» сообщил, что с 1 января по 19 августа 2015 г. погибли 5 и ранены 38 работников (всего с июля 2014 г. погибли 9 и ранены 50). Украинские военные неоднократно указывали, в том числе СММ ОБСЕ, что обстрел Авдеевского коксохимического завода ведется со стороны позиций вооруженных сил ДНР в аэропорту Донецка, Спартаке (10 км северо-западнее Донецка), и Ясиноватой (12 км к северу от Донецка).

В ходе выезда в Авдеевку мы задокументировали массированный артобстрел вскоре после 23:00 11 июля: несколько десятков снарядов разорвались на подъездных путях, были повреждены две высоковольтные линии электропередачи, все это привело к временной остановке производственного процесса. Дежурившие той ночью на заводских железнодорожных путях охранники Виталий Никулин и Владимир Погорелов попали под обстрел и получили осколочные ранения, когда первый снаряд разорвался недалеко от их будки. Работникам МЧС потребовалось около получаса, чтобы добраться до пострадавших под продолжавшимся обстрелом. Погорелов, в результате осколочного ранения получивший «травматическую ампутацию руки», едва не погиб от потери крови. Никулин получил осколочные ранения в грудь, правую голень, левое предплечье и множественные повреждения мягких тканей.

Мы интервьюировали 43-летнего Виталия Никулина, жителя Авдеевки, в авдеевской больнице по прошествии девяти дней после обстрела. Он рассказал Хьюман Райтс Вотч следующее: «Обстрел начался примерно в 11 вечера. Мы с Владимиром сначала слышали, стреляют далеко, на минометы похоже, но это здесь дело привычное… А потом что-то прямо рядом с нами рвануло, и накрыло обоих. На территории есть, где укрыться, все подготовлено – обстрелы ведь регулярные – но у нас просто не было времени добежать. Выскочили из будки – и все. Владимиру руку оторвало, он чуть кровью не истек. Меня тоже ранило, только я даже не мог понять, насколько серьезно. Все так быстро произошло, я сначала даже боли не почувствовал… Мы пластом на земле лежали. От первого взрыва я почти оглох – в ушах звенело… Снаряды падали метрах в 20 – 50 от нас. Наверное, с несколько десятков. Мы так пробыли где-то с полчаса, потом пожарные с МЧС за нами пришли прямо под обстрелом, оттащили, где поспокойнее, а обстрел еще минут 10 продолжался. Дальше нас доставили сюда в больницу [в Авдеевке]. Все даже не верили, что Владимир жив: столько крови потерял».

На наш вопрос о присутствии на территории завода или поблизости украинских военных Никулин ответил отрицательно, добавив, что «завод, тем не менее, последний год много раз обстреливался: иногда целый месяц может тихо быть, потом опять по два – три обстрела в неделю».

На Авдеевском коксохимическом заводе работает около 4 тыс. человек, и их жизнь и здоровье подвергаются опасности из-за частых обстрелов. В процессе производства происходит выделение токсичных веществ, таких как, например, бензол (сильный канцероген) и фенол (может вызывать сильные ожоги), и прямые попадания с цеха могут привести к острому или хроническому отравлению и химическим ожогам у находящихся поблизости гражданских лиц, а также иметь самые серьезные последствия для окружающей среды, включая заражение воды. В контексте обязательства сводить к минимуму гражданский ущерб мы настоятельно призываем Вас воздерживаться от нападений на коксохимический завод и в целом соблюдать требование гуманитарного права о проведении всегда и везде различия между гражданскими объектами и военными целями и не допускать целенаправленных нападений на гражданские объекты.

 

С уважением,

Хью Уильямсон,

директор Хьюман Райтс Вотч

по Европе и Центральной Азии