Местный житель указывает на тела погибших в результате столкновений между правительственными силами и протестующими на центральной площади Узбекского города Андижан 14 мая 2005 года.

© 2005 Getty Images

(Женева) – США, ЕС и правительства других стран не должны молчать о нарушениях прав человека в Узбекистане в 10-ю годовщину кровопролитных событий в Андижане и снова потребовать привлечения виновников к ответственности. Об этом заявила в своем сегодняшнем видеоматериале организация Хьюман Райтс Вотч.

13 мая 2005 года правительственные войска открыли огонь по многотысячной и преимущественно мирной демонстрации на центральной площади Андижана — города в Ферганской долине на востоке Узбекистана. Собравшиеся пришли туда, чтобы выразить протест против нищеты, безработицы и репрессий и потребовать от властей отреагировать на их бедственное положение.

«В Узбекистане люди по-прежнему живут в постоянном страхе, — сказал исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии Стив Свердлов, — Они знают, что их могут безнаказанно застрелить просто за открытое выражение мнения».

Ранее в день демонстрации вооруженные люди освободили 23 местных предпринимателей, осужденных за «религиозный экстремизм», и заняли несколько местных административных зданий. Когда собрались тысячи митингующих, военные в бронетранспортерах и снайперы открыли неизбирательный огонь по толпе мирных жителей. Площадь заблокировали, не выпуская тех, кто пытался спастись бегством, и сотни людей были убиты. Затем военнослужащие прошли по площади и добили раненых на месте.

В видеоматериале правозащитник из Андижана Лутфулло Шамсуддинов рассказывает, что сам видел, как правительственные войска вели пулеметный огонь из бронетранспортеров, а солдаты, лежа на земле, расстреливали из автоматов тех из митингующих, кто пытался убежать. «Это было просто немыслимо, — говорит он. — Кругом кричали, особенно женщины: „Не стреляй! Не стреляй!“ Расстрел продолжался примерно полчаса. Полчаса! А потом стало ясно, причем ясно самим солдатам, что никакого ответного огня нет».

Хотя военные убили сотни людей, сами власти признают гибель только 187 человек. По словам властей, 60 из демонстрантов были убиты вооруженными людьми, а остальные — те самые вооруженные люди, убитые правительственными войсками.

Руководитель ташкентской правозащитной организации «Эзгулик» Васила Иноятова рассказывает на видео: «Траур был в каждом доме. Когда в Узбекистане кого-то хоронят, по традиции люди три дня сидят на скамейках перед домом. Так вот скамейки стояли вплотную, бесконечный ряд скамеек».

После массовых убийств узбекские власти пресекли все усилия, направленные на проведение независимого расследования, и решили переписать историю того дня, обрушившись с жесточайшими репрессиями на всех, кто пытался рассказывать правду о зверских убийствах и добиваться справедливости. С тех пор власти преследуют, арестовывают и подвергают жестокому обращению всех очевидцев убийств и предполагаемых демонстрантов, даже если те бежали из страны — тогда давят на их оставшихся родственников или заставляют вернуться в Узбекистан.

В течение последних десяти лет Узбекистан все больше закрывался для всех независимых наблюдателей. Оказались за решеткой или в эмиграции множество местных правозащитников и журналистов, власти вышвырнули из страны все независимые СМИ и международные правозащитные и прочие неправительственные организации.

Ранее в 2015 году представители Хьюман Райтс Вотч побеседовали со многими узбеками, большинство из которых живут за рубежом. Они боялись рассказывать под запись о резне, ссылаясь на угрозы властей в свой адрес и в адрес родственников, оставшихся в Андижане. По их словам, родственников до сих пор регулярно вызывают на допросы. Некоторые из родственников сообщали, что их вынуждали подписывать заявления, в которых бежавшие за границу после андижанских событий назывались террористами.

Как рассказала Хьюман Райтс Вотч жена андижанца, бежавшего за границу, Насиба (это не ее настоящее имя), спустя десять лет после резни сотрудники спецслужб ежемесячно допрашивали ее, в том числе о местонахождении мужа, и угрожали принудить ее к проституции в отместку за предполагаемое участие ее мужа в протестах.

По словам Насибы, ее детей затравили в школе, и семье пришлось переехать из-за непрерывных притеснений. Нескольких из родственников Насибы — мужчин поместили под стражу сразу после андижанской резни. Еще одного посадили за решетку в день возвращения в страну, несмотря на все гарантии узбекских властей, что ему «простят» его предполагаемое участие в событиях. Как сообщила Хьюман Райтс Вотч Насиба, этот родственник скончался в милиции 20 дней спустя, и на его теле она видела следы жестокого обращения, в том числе кровоподтеки на лице и вырванные на руках ногти.

«Мне сказали: „Если ты попытаешься сбежать, мы тебя поймаем и сгноим в тюрьме, ты до конца жизни будешь сидеть, — говорит она на видео. — Мне было так страшно, что я ничего никому не сказала. А к 2014 году я больше так не могла». Недавно она бежала из Узбекистана.

США и ЕС, сотрудничающие с Узбекистаном в военной сфере, так как тот граничит с Афганистаном, ввели после резни санкции, но затем спустили дело на тормозах, в итоге смягчив свою позицию по ситуации с правами человека в Узбекистане.

Хьюман Райтс Вотч заявила, что США и ЕС следует установить сроки, в которые узбекское правительство должно предпринять конкретные шаги по исправлению положения в сфере прав человека, и ясно дать понять, что невыполнение требований будет иметь определенные политические последствия. Это должно включать в себя целенаправленные ограничительные меры, например отказы в визах и заморозку активов в отношении государственных должностных лиц и тех, на ком лежит ответственность за грубейшие нарушения прав человека (в том числе пытки, произвольное продление сроков заключения осужденным по политически мотивированным обвинениям, посягательства на религиозные свободы и принудительный труд).

Необходимо, чтобы члены Совета ООН по правам человека, в том числе правительства США и стран ЕС, выразили озабоченность в связи с крайне неудовлетворительной ситуацией в Узбекистане и его неизменным отказом сотрудничать с наблюдательными органами ООН, для чего назначили специального эксперта, который постоянно занимался бы этим вопросом и сообщал о положении с правами человека в стране.

«Докладчик ООН по Узбекистану мог бы обеспечить привлечение виновников к ответственности и подать сигнал народу Узбекистана, что андижанские события и другие нарушения прав человека не останутся незамеченными и не будут забыты», — заключил Свердлов.