Site of a car bomb explosion in the Abbasiyah neighborhood of Homs, Syria, on April 29, 2014.

© 2014 STR/AFP/Getty Images

(Нью-Йорк) – В опубликованном сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч говорится, что вооруженные группировки оппозиции в Сирии подвергали неизбирательным атакам гражданское население на контролируемой правительством территории, используя при этом заминированные автомобили, минометы и ракеты. В результате этих атак, являющихся нарушением законов и обычаев войны, погибли и получили увечья сотни гражданских лиц, разрушена гражданская инфраструктура.

В 79-страничном докладе «”Он не должен был погибнуть”: неизбирательные атаки сирийских оппозиционных группировок» задокументированo большое количество атак в контролируемых правительством густонаселенных районах Дамаскa и Хомсa в период между январем 2012 г. и апрелем 2014 г., и продолжившихся в 2015 г. Полученные данные основаны преимущественно на показаниях жертв и очевидцев, на результатах расследований на местах событий, общественно-доступных видеоматериалах и информации, полученной на сайтах социальных сетей.

«В Сирии мы наблюдаем «гонку по нисходящей»: группировки боевиков перенимают жестокость действий правительственных сил с губительными последствиями для гражданского населения, – заявил Надим Хоури, заместитель директора Хьюман Райтс Вотч на Ближнем Востоке. – За все расплачивается гражданское население, будь это районы, контролируемые правительством или же боевиками; и все это - при неадекватной международной реакции».

Хьюман Райтс Вотч задокументировали семнадцать взрывов заминированных автомобилей и атак с применением других самодельных взрывных устройств в дамасском пригороде Джарамане, одну атаку в центре Дамаска, шесть – в хомских кварталах аль-Захра и Акрама и одну – в деревне Сабтия в пригорде Хомса. Многие из этих районов – места с высокой концентрацией проживания представителей религиозных меньшинств, включая христиан, друзов, шиитов и алавитов, которых иногда воспринимают как сторонников правительства.

Автомобильные взрывы произошли в коммерческих и жилых зонах, городских центрах, а в одном случае – на кладбище во время похорон. В нескольких случаях были взорваны две бомбы, одна за другой, что явно свидетельствует о попытке максимально увеличить количество жертв и пострадавших.

Случаи взрывов заминированных автомобилей продолжались. Один из них - двойной взрыв 1 октября, произошедший возле начальной школы в хомском районе Акрама, при котором, по сообщениям средств массовой информации, погибли десятки мирных жителей, большинство их них были дети.

Во всех случаях автомбильных взрывов, расследованных Хьюман Райтс Вотч, свидетели утверждали, что вблизи с местом нападения не было никаких сирийских правительственных военных объектов. Помимо неизбирательного характера этих атак, похоже, что многие из них были направлены главным образом на то, чтобы посеять страх среди гражданского населения. Ни одна из вооруженных группировок не взяла на себя ответственнность за осуществление большинства автомобильных взрывов, хотя за 10 из 25 атак, задокументированных в докладе, ответственность на себя взяли экстремистские исламистские группировки «Джабат аль-Нусра» и «Исламское государство» (известная также, как ИГИЛ).

В ходе неизбирательных атак на Дамаск с предместьями и Хомс, результатом которых стали многочисленные жертвы среди мирного населения, антиправительственные вооруженные группировки подвергали эти террритории частым минометным, артиллерийским обстрелам, включая обстрелы ракетами местного изготовления. Из сотен таких обстрелов в Джарамане, по меньшей мере в шести случаях снаряды попали непосредственно в здания школ или упали рядом с ними в то время, когда там находились дети; в двух случаях были поражены пункты социальной помощи и приюты; в ходе четырех обстрелов снаряды попали в центральные жилые районы.

Артиллерийским обстрелам оппозиционных вооруженных группировок часто подвергались жилые районы Хомса, находящиеся под контролем правительства. И хотя в своих публичных заявлениях боевики зачастую утверждают, будто их атаки направлены против правительственных сил, опрос свидетелей и посещение мест, подвергшихся атакам, не выявили никаких доказательств присутствия военных объектов в округе. Это дает все основания характеризовать эти атаки как неизбирательные, а, возможно, и как преднамеренные атаки против гражданского населения. 

Некоторые вооруженные группировки отмечали в своих публичных заявлениях, что для борьбы с президентом Башаром аль-Ассадом все средства законны; они утверждали, что те, кто проживают в районах, контролируемых правительством, могут быть атакованы – это в отместку за нападения на гражданское население в районах, контролируемых оппозицией, и что те представители населения, которые видятся как сторонники правительства или связанные с ним, являются объектами атак.

По законам и обычаям войны, подобные аргументы неправомерны. Невзирая на совершенные сирийскими правительственными войсками и про-правительственными

вооруженными формированиями нарушения, которые Хьюман Райтс Вотч документирует на протяжении долгого времени, вооруженные группировки оппозиции должны соблюдать законы и обычаи войны. Уважение закона не зависит от принципа взаимности (закон соблюдается, лишь в случае соблюдения его другой стороной), каждая сторона конфликта обязана действовать в соответствии с законом, невзирая на действия противника.

Всем воюющим сторонам, включая повстанческие группировки, запрещено предпринимать атаки, преднамеренно направленные на гражданское население, атаки, которые не делают различия между гражданским населением и бойцами, и в результате которых жертвы среди гражданского населения несоразмерны с ожидаемым военным результатом. Лица, которые планируют, отдают приказ или осуществляют незаконные атаки с преступным умыслом, включая и факт ответственности командира, преследуются по закону за совершение военных преступлений.   

В феврале 2014 г. Совет безопасности Организации объединенных наций принял резолюцию 2139, требующую «чтобы все стороны незамедлительно прекратили все нападения на гражданских лиц, а также неизбирательное применение оружия в населенных районах». Однако незаконные атаки в Сирии продолжаются со стороны всех участников конфликта. Хьюман Райтс Вотч заявил, что Совет безопасности должен передать ситуацию в Сирии в Международный уголовный суд и ввести эмбарго на продажу оружия тем силам, которые достоверно причастны к широкомасштабным и систематическим серьезным нарушениям.

Все участники конфликта должны прекратить любые преднамеренные, неизбирательные и несоразмерные атаки против гражданского населения. Влиятельные сторонники, включая политических и религиозных лидеров как в Сирии, так и за рубежом, должны осудить все стороны за проведение противоправных атак. Правительства и частные лица, предоставляющие военную помощь тем воюющим сторонам, которые совершают широкомасштабные и систематические серьезные нарушения законов и обычаев войны, рискуют оказаться сучастниками этих нарушений и должны прекратить свою помощь.

«При том, что обе стороны игнорируют резолюцию Совета безопасности, осуждающую неизбирательные атаки, Совет должен предпринять более решительные шаги для наказания тех, кто совершает военные преступления,» – заявил Хоури.

Свидетельства очевидцев

«По дороге я споткнулся об оторванную руку. Люди, находившиеся ближе всего к автомобилю, были разорваны на части. Потом я увидел на земле тело моего отца. Оно не было разорвано, но там была рана – дыра в левой части груди. Его нога была сломана и торчала под углом. Я попытался очистить его лицо и обнял его. Я почувствовал его последний вздох.» – Хани описывает автомобильный взрыв в Джарамане 28 ноября 2012 г., когда погибли его отец и брат (ноябрь 2013 г.).

«Я услышал низкий звук и подумал, что мне это снится, потом я почувствовал, как сотрясается цемент, и в долю секунды я оказался зажатым между крышей и полом... Я понял, что малышка [моя дочка], которая спала рядом с нами, погибла... Я не хотел идти в больницу, не убедившись, что все в порядке, но меня заставили... В больнице я ждал пока их привезут, одного за другим, надеясь, что хотя бы один пбудет жив. Но никто не выжил.» – Отец описывает гибель своих жены и детей 4 ноября 2013 г. в хомском пригороде Сабтия во время атаки террориста-смертника на грузовике, начиненном взрывчаткой (ноябрь, 2013 г.).

«Мона только заканчивала детский садик и собиралась пойти в школу. Мы говорили об этом, покупали школьные принадлежности на следующий день. Я не помню, что произошло, но я очнулась в больнице, и мне сказали, что Мона умерла.» – Мать описывает ракетный обстрел 5 июня 2013 г. в Акраме, Хомс (ноябрь, 2013 г.).

«Когда упала ракета, я смотрел телевизор, моя дочка играла на компьютере, а моя жена сидела на полу посреди комнаты. Я был в сознании, но не мог двигаться, потому что был завален обломками.» – Хади описывает ракетный обстрел 9 сентября  2013 г. в Акраме (г. Хомс), во время которого он, его 9-летний сын и 28-летняя дочь были ранены (ноябрь, 2013 г.).