Президенту Украины

П.Порошенко

 

Уважаемый господин Президент!

От лица Хьюман Райтс Вотч прошу правительство Украины безотлагательно усилить меры по защите десятков тысяч граждан, которые были вынуждены покинуть свои дома в Крыму и на востоке страны. Мы в полной мере осознаем, что правительству приходится в короткий период времени разрешать многочисленные и тяжелые кризисные ситуации, не в последнюю очередь – вооруженное сопротивление власти в Луганской и Донецкой областях и оккупацию Крыма Россией. Однако число вынужденных переселенцев продолжает расти, и, соответственно, все более актуальным становится поиск решений их проблем в длительной перспективе.

С 1 по 9 июля сотрудником Хьюман Райтс Вотч были проинтервьюированы 19 человек, которым пришлось перебраться в Киевскую, Винницкую, Львовскую и Харьковскую области из Донецкой и Луганской областей и Крыма. В данном письме приводится краткий обзор положения этих людей, указываются недостатки и пробелы в удовлетворении властями их неотложных потребностей и предлагаются шаги, которые, как мы надеемся, будут приняты правительством для решения этих проблем.

Резюме

В начале июля сотрудник Хьюман Райтс Вотч посетил восемь мест временного проживания (как частных, так и государственных) для внутренне перемещенных лиц в Киевской, Винницкой, Львовской и Харьковской областях. Мы провели интервью с вынужденными переселенцами, встречи с сотрудниками нескольких неправительственных организаций и волонтерами, оказывающими помощь вынужденным переселенцам, а также с представителями местных властей, в обязанности которых входит оказание помощи вынужденным переселенцам, и с работниками межправительственных организаций.

Все вынужденные переселенцы сказали, что не получили от властей никакой или почти никакой помощи, когда они уезжали из районов вооруженного конфликта или когда пытались обеспечить себя жильем, продуктами питания, одеждой и другими предметами первой необходимости, а также получить доступ к социальным услугам. Большинство также отмечали, что не получали никакой информации об организациях или органах власти, куда они могли бы обращаться за помощью. Люди, оставившие свои дома в районах военных действий на востоке страны, но не покидавшие пределов региона, сообщали о проблемах с доступом к медицинской помощи в условиях дефицита экстренных медицинских служб, медикаментов и предметов медицинского назначения.

История Светланы, уехавшей из Краматорска, служит иллюстрацией широкого спектра проблем, с которыми сталкиваются внутренне перемещенные лица с востока Украины. Светлана страдает врожденным пороком сердца, однако, по ее словам, с мая из-за военных действий не получала пенсию по инвалидности. 12 июня с обоими детьми (один и три года) она уехала из дома и на следующий день добралась до Львова. Вечером в день отъезда у трехлетнего ребенка была высокая температура, однако из-за боев в Караматорске медицинская помощь не могла быть оказана:

Мне сказали, что скорая не сможет выехать к моему сыном из-за боев. Я взяла детей, и мы убежали. Сели на автобус до Донецка, по дороге нас остановили ополченцы, проверили паспорта у кого-то из мужчин в автобусе, пригрозили кого-то расстрелять за то, что не воюют, но слава богу, пропустили нас. Потом ждали в очереди на железнодорожном вокзале в Донецке. Билетов не было, никто ничего не знал. Люди, у которых друзья или родственники в других городах, звонили им, говорили, что едут. А мне ехать не к кому было. В результате я позвонила на президентскую горячую линию, там дали номер волонтера во Львове. Я позвонила этой девушке, она сказала, чтобы я брала билеты до Львова. Встретила нас на вокзале, мы почти две недели прожили в ее маленькой квартирке. Теперь у нас комната в общежитии, но в сентябре нужно будет освобождать. Я еще не знаю точно, куда мы денемся потом. Свою инвалидную пенсию я с мая не получала, и мы живем только на помощь от здешней церкви, местные добрые люди приносят еду и одежду.

С марта правительством был издан ряд распоряжений, призванных обеспечить наличие механизмов удовлетворения нужд вынужденных переселенцев, однако результаты нашего исследования указывают на то, что это пока не привело к изменению реальной ситуации на местах. У нас также сложилось впечатление, что региональные власти, которым поручено оказание помощи вынужденным переселенцам, в значительной степени ограничиваются перекладыванием заботы о людях на волонтерские группы и гражданские организации. Волонтерские группы работают на пределе своих возможностей.

В конце данного письма приводится перечень детальных рекомендаций, однако в первую очередь мы предлагаем правительству сделать следующее:

  •       В приоритетном порядке создать работающую централизованную систему учета вынужденных переселенцев и обеспечить, чтобы государственный орган, созданный для координации работы по обеспечению вынужденных переселенцев в регионах жильем и социальной поддержкой, реально работал и располагал необходимыми ресурсами для выполнения своих задач;
  •       Настоятельно рекомендовать парламенту принять законодательство о защите вынужденных переселенцев от дискриминации по признаку их положения и об упрощенном порядке регистрации на новом месте жительства, без которой затруднен доступ к необходимым социальным выплатам, таким как пенсии и пособия по инвалидности, на детей и по безработице;
  •        Обеспечить вынужденных переселенцев информацией о государственных ведомствах и независимых группах, оказывающих помощь в различных регионах, а также информацией о помощи в эвакуации – для тех, кто хотел бы покинуть районы вооруженного конфликта.

Масштаб кризиса

По данным Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), с марта более 87 500 человек в Украине были вынуждены покинуть свои дома, в том числе свыше 13 тыс. – в Крыму. Поскольку не все такие люди официально регистрируются, в волонтерских и неправительственных группах, работающих с вынужденными переселенцами, нам говорили, что реальные цифры, по их оценкам, намного больше, причем число вынужденных переселенцев ежедневно растет.

Международные организации, в том числе Управление верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ), и независимые группы отмечают с мая резкий рост потока вынужденных переселенцев с востока Украины. Например, в волонтерских группах в Киеве и Львове нам говорили, что ежедневно в эти города продолжают прибывать больше ста человек, преимущественно – из Донецкой и Луганской областей. Все чаще встречаются ситуации, когда люди оставляют свои дома на востоке страны, но не выезжают в другие регионы.

По мере увеличения притока вынужденных переселенцев, особенно с востока, обостряется дефицит выделяемых ресурсов. Несмотря на это, люди – причем различной этнической принадлежности – высоко отзываются о поддержке и доброжелательности со стороны местного населения: ни один из проинтервьюированных Хьюман Райтс Вотч вынужденных переселенцев, включая крымских татар и русских, прибывающих в Киев и западные регионы Украины, не отмечал языковых или других национальных проблем.

Однако в нескольких волонтерских группах во Львове, Виннице и Киеве высказывали опасения, что начинает наступать «усталость хозяев от гостей» и что «ресурс доброй воли» населения в принимающих регионах в недалеком будущем начнет иссякать. К тому же в июне несколько региональных администраций, в том числе в Киеве и Львове, объявили, что эти города больше не могут принимать вынужденных переселенцев.

В Виннице и Львове несколько волонтеров сообщали Хьюман Райтс Вотч о случаях неприязни со стороны местного населения, которое опасается, что вынужденные переселенцы отберут у него рабочие места и ресурсы, особенно в районах, куда происходит большой наплыв. Волонтеры во Львове также отмечали, что в отдельных случаях риэлторы отказывались сдавать квартиры прибывающим с востока. Хьюман Райтс Вотч известно о сообщениях, в которых утверждалось, что местные власти отказывались оказывать жилищную помощь «здоровым мужчинам» из Донбасса, подозревая их в симпатиях к противникам правительства и опасаясь, что они могут пойти на конфликт с местными жителями. На условиях анонимности чиновник региональной администрации рассказала Хьюман Райтс Вотч о действующем у них «негласном правиле» не предоставлять жилье мужчинам с востока, поскольку те должны воевать на стороне украинской армии: «Мы думаем, что здоровые мужчины с Восточной Украины должны воевать вместе с нашими солдатами. Это их земля, и они должны защищать ее, а не прятаться за нашими спинами».

Реагирование правительства

Как указано в принципе 18 Руководящих принципов ООН по вопросу о перемещении лиц внутри страны, национальные власти  обязаны обеспечивать вынужденным переселенцам защиту и гуманитарную помощь. Это включает защиту от дискриминации и обеспечение вынужденным переселенцам безопасного доступа к:

  •         основным продуктам питания и питьевой воде;
  •         элементарному крову и жилью;
  •         надлежащей одежде;
  •         основным медицинским услугам и первой помощи.

Результаты наших исследований указывают на то, что органы государственной власти не берут на себя лидирующую роль в предоставлении и обеспечении доступности таких услуг и что вынужденные переселенцы фактически предоставлены сами себе, в то время как власти в деле оказания им помощи полагаются на вмешательство волонтеров, включая церкви и неправительственные организации.

Пробелы в общем обеспечении услугами

Реагирование властей на приток вынужденных переселенцев разнится от региона к региону, однако общим остается необеспечение базовых нужд большинства людей. Несмотря на распоряжение правительства от 11 июня о создании в Киеве Межведомственного координационного штаба, на практике отсутствует работающий государственный орган, который отвечал бы за координацию, законодательная база не отвечает требованиям ситуации, отсутствует работающая централизованная система учета вынужденных переселенцев, прибывающих в различные регионы страны из Крыма и с востока.

Региональные администрации, которым центральным правительством поручено вести учет и оказывать помощь вынужденным переселенцам, не обладают, как представляется, достаточным финансированием, внутренней координацией и экспертным опытом. В большинстве изученных Хьюман Райтс Вотч случаев им практически не удается обеспечивать прибывающим необходимую помощь.

25 июня Кабинет Министров издал распоряжение о выделении финансовой помощи вынужденным переселенцам из Крыма и Севастополя, однако на момент подготовки этого письма отсутствовал механизм распределения этих средств. Никто не смог предоставить нам информацию, подтверждающую получение таких выплат кем-либо из вынужденных переселенцев. На момент подготовки этого письма отсутствовали правовые или административные рамки, которые устанавливали бы порядок и объемы финансовой помощи для вынужденных переселенцев с востока Украины.

11 июня распоряжением Кабинета Министров в Киеве был создан Межведомственный координационный штаб во главе с заместителем руководителя Государственной службы по чрезвычайным ситуациям. Штабу была поставлена задача осуществлять общее руководство и координацию по широкому кругу вопросов, относящихся к вынужденным переселенцам, включая эвакуацию из зон конфликта, создание базы данных по возможностям размещения и оказание помощи в доступе к социальным услугам. В ведущих группах, работающих с вынужденными переселенцами, нам говорили, что правительство предварительно не консультировалось с ними при принятии этого распоряжения и что никакие независимые группы или волонтерские организации не приглашались к работе над его подготовкой. В нескольких волонтерских группах в Киеве, занимающихся расселением и другой помощью вынужденным переселенцам, отмечали, что с удивлением узнали о создании такого штаба и его якобы функционировании. Нам также рассказывали, что когда они пытались связываться со штабом по вопросам помощи в эвакуации людей из Донецкой и Луганской областей, то никакой помощи не получали. Киевский представитель крымской правозащитной группы «Действие» рассказывал Хьюман Райтс Вотч:

Мы с коллегами несколько раз звонили после того, как его вроде бы создали; люди, которые к нам приходили за помощью, тоже звонили. Одному из наших ответили, чтобы звонили только в случае какой-то чрезвычайной ситуации, вроде как «крыша у чьего-то дома рухнула». Другой раз мы позвонили спросить, есть ли у них централизованная база по жилью для размещения в открытом доступе, - сказали, что нет. Когда мы спросили, чем они могут помочь вынужденным переселенцам, человек на том конце замялся, потом сказал, что «мы даем людям номера волонтеров». Было похоже, что они не имеют понятия, что должны помогать переселенцам.

Центральное правительство поручило оказывать помощь вынужденным переселенцам местным властям, однако Хьюман Райтс Вотч установлено, что те нередко перекладывают это бремя на местные неправительственные организации, волонтеров и церкви.

В нескольких волонтерских группах в Киеве и Львове и сами вынужденные переселенцы рассказывали Хьюман Райтс Вотч, что созданные местными властями регистрационные службы нередко переадресуют вынужденных переселенцев к волонтерам для решения жилищных и других проблем, ссылаясь на отсутствие финансирования и/или четких указаний сверху.

Например, в марте Киевская горгосадминистрация создала регистрационный центр для помощи прибывающим из Крыма в поисках жилья и работы. Волонтеры и группы помощи, такие как «Дом друзей» и «Крым-SOS», говорят, что вместо прямого оказания помощи этот центр либо просто отказывает переселенцам, либо направляет их к волонтерам. Один из волонтеров так описывает ситуацию:

Место, где ставят на учет, - оно далеко от центра, на общественном транспорте туда не добраться. Это уже само по себе проблема для людей, которые и так долго ехали до Киева. У некоторых – большая семья с маленькими детьми, денег нет: уезжали-то в спешке. Даже если они доберутся в этот центр – встречают их [чиновники] без нужной подготовки, у них дежурный ответ: «Город полный. В Киеве мест нет». Когда люди спрашивают, что им дальше делать, им говорят: «Не знаем. У нас нет базы по другим местам». У большинства тех, кто сюда приезжает, - им зарплату месяцами не платили, денег не осталось, они не могут куда-то еще ехать. Иногда чиновники просто дают наши мобильные номера, нам звонят, нам приходится придумывать, как помочь.

Елена, 20 июня уехавшая из своего города Краснодона в Луганской области после того, как знакомый из Национальной гвардии предупредил их семью о предстоящей силовой операции, в настоящее время живет в частном санатории под Киевом. Там разместились еще 184 вынужденных переселенца. Она рассказывала Хьюман Райтс Вотч:

Когда мы добрались до Киева, без понятия были, куда идти. Кто-то с поезда посоветовал – на Комарова, 7 [адрес центра регистрации]. Когда мы туда приехали, нам сказали: «В Киеве ничего нет, езжайте в другое место». Мне некуда было ехать – что в Киеве, что еще где-то. Я была в отчаянии: денег нет, только что с долгой дороги из Луганска, оттуда мы уезжали второпях, потому что жизнь дороже. В конце концов помогли волонтеры, они нас сюда и привезли. Не зная, сколько мы здесь останемся, только знаю, что мне с тремя детьми нельзя возвращаться туда, где война идет.

Пробелы в законодательных гарантиях

С марта парламентом был принят ряд норм, касающихся вынужденных переселенцев, однако в законодательных гарантиях сохраняются существенные пробелы.

Принятый 15 апреля 2014 г. закон «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины» предусматривает для вынужденных переселенцев из Крыма упрощенный порядок доступа к образованию, медицинскому обслуживанию и другим социальным услугам, однако в нем не прописаны механизмы реализации и его действие не распространяется на вынужденных переселенцев из восточных областей.

В дополнение к этому закону был внесен законопроект «О правовом статусе лиц, которые вынуждены покинуть места проживания вследствие временной оккупации Автономной Республики Крым, г. Севастополя и обстоятельств, связанных с проведением антитеррористической операции на территории Украины». Он был принят парламентом 19 июня. Однако при работе над ним парламент не консультировался с группами, которые оказывают помощь мигрантам, беженцам и лицам, ищущим убежища, и располагают опытом по вопросам, затрагивающим вынужденных переселенцев. Со стороны УВКБ ООН высказывалась критика законопроекта в связи с тем, что он не обеспечивал защиту от дискриминации по признаку вынужденного переселения. Законопроект также не предусматривал упрощенного порядка регистрации по месту жительства, которая необходима для оформления пособия по безработице и целого ряда других социальных пособий, открытия счета в банке или регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. В связи с этим мы приветствуем Ваше решение не подписывать принятый закон, поскольку это открывает возможность для продолжения работы над ним в парламенте с привлечением экспертизы профильных акторов и для учета жизненно важных проблем, возникающих у вынужденных переселенцев, таких как порядок регистрации по месту жительства и защита от дискриминации.

Процесс вынужденного переселения

Как Вам известно, приток вынужденных переселенцев из Крыма начался в марте  - примерно в период оккупации и присоединения Крыма Россией. В числе других с полуострова уезжали активисты, опасавшиеся мести за проукраинскую позицию, и крымские татары, открыто выступавшие против присоединения Крыма к России. Среди вынужденных переселенцев с востока, которые стали появляться в мае, поначалу также присутствовали политические активисты и журналисты, выступавшие против мятежа. Однако по мере развертывания антитеррористической операции и нарастания боевых действий между украинскими правительственными силами и ополченцами Донецкую и Луганскую области стали оставлять и рядовые граждане, особенно из городов, контролировавшихся на тот момент противниками украинской власти, таких как Славянск и Краматорск. В настоящее время преобладающую часть новых вынужденных переселенцев составляют выходцы с востока, хотя некоторое число людей продолжает уезжать и из Крыма. По оценкам УВКБ ООН, около трети вынужденных переселенцев составляют дети.

Большинство проинтервьюированных Хьюман Райтс Вотч вынужденных переселенцев с востока Украины утверждали, что уехали из-за продолжающихся там военных действий. Выходцы из Крыма называли в качестве причины опасения, что их могут преследовать вследствие политических взглядов или религиозной и этнической принадлежности. Несколько человек также заявили, что не хотели быть принуждаемы к вступлению в российское гражданство. Сообщалось, что несколько активистов за равноправие лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ) покинули Крым, опасаясь последствий для себя при распространении на территорию полуострова действия российского дискриминирующего ЛГБТ законодательства. Несколько гражданских активистов также сообщали Хьюман Райтс Вотч об отъезде из Крыма в другие регионы Украины группы людей, получавших опиоидную заместительную терапию, - после того, как в марте со стороны российской Федеральной службы по контролю за наркотиками (ФСКН) прозвучали комментарии о том, что российским законодательством заместительная терапия не разрешена.

Первоочередная помощь эвакуирующимся

7 июня в интервью СМИ министр регионального развития признал отсутствие министерства или департамента, которые занимались бы людьми, эвакуирующимися с востока. Заместитель главы Донецкой ОГА подтвердил, что центральное правительство не помогает людям выбираться из районов с нестабильной ситуацией и что эвакуацией занимаются преимущественно волонтеры.

Многие проинтервьюированные Хьюман Райтс Вотч вынужденные переселенцы с востока рассказывали, что уезжали в спешке, без большого багажа или четкого понимания того, куда они могут поехать. Не имевшие родственников или знакомых в других регионах отмечали полное отсутствие информации о местах, где они могли бы получить первоочередную помощь.

Например, 27-летняя Анна, уехавшая из Краматорска 15 июня, рассказывала:

За три недели до нашего отъезда начались частые обстрелы, но мы всё надеялись, что переждем, что прекратится. 13-го июня у нас в квартире разрывом неподалеку выбило стекла. Но разрывы становились только громче, так что мы перебрались в наш дом за городом. В ту ночь дом весь трясся от разрывов, так что мы спали в подвале, мой шестилетний ребенок всю ночь плакал. Утром сели на автобус до Донецка. С собой ничего не было, мы здесь [в Киеве] уже почти месяц, а все в той же футболке хожу. В автобус ничего брать не разрешили, потому что места не было, а людей так много было, которые хотели уехать. Поэтому водитель велел людям бросать сумки с одеждой и едой, если они хотели выбраться оттуда.

По словам Анны, они не имели представления о том, куда ехать, и у них не было денег:

В Краматорске большинству людей два месяца не платили. Я работаю на железной дороге, так что зарплату получаю, а муж – на заводе, ему с мая не платили. Брат мужа – врач, он в Краматорске остался с семьей. Хочет уехать, но денег нет.

50-летняя Елена из Краснодона в Луганской области рассказывала, что забрала трех дочерей (6, 16 и 18 лет) и уехала, когда появились слухи о возможных обстрелах:

У моего бывшего мужа знакомый в Национальной гвардии. Когда Металлист в середине июня обстреливали [поселок под Луганском], он позвонил мужу, сказал, что через три дня то же самое в Краснодоне будет. Я не для того детей растила, чтобы в 21-м веке они видели войну. Мой бывший дал денег, и мы в тот же день уехали. Мама осталась: она старенькая, решила, что дорогу не выдержит.

Доступ к жилью и другим услугам

Большинство вынужденных переселенцев, оказавшихся в центральных и западных регионах Украины, остановились у родственников или знакомых, либо на частных квартирах, которые подбирают такие волонтерские группы, как «Дом друзей», «Крым-SOS», «Восток-SOS», «Волонтерская сотня», «Крымска хвиля» и др. В Киеве такие группы, как «Дом друзей», создают базы данных местных жителей, готовых временно принять вынужденных переселенцев в своих квартирах или частных домах. Так, координатор «Дома друзей» сообщил Хьюман Райтс Вотч, что на 20 июня им удалось обеспечить временным жильем по меньшей мере треть из примерно 800 человек (300 семей), обратившихся к ним за помощью.

Региональные власти в ряде случаев организуют временное размещение вынужденных переселенцев в гостиницах, общежитиях, учебных центрах и санаториях. Условия разнятся, однако в целом удовлетворительные, хотя некоторые объекты не приспособлены для длительного проживания. Например, по информации активиста Винницкой правозащитной группы, с мая около сотни крымских татар размещены под Винницей в Новой Гребле в техникуме, не оборудованном душевыми и кухней. Там они дожидаются общежития, где пока идет ремонт. Около 68 вынужденных переселенцев из Крыма и Славянска, включая 27 детей, размещены в Ворселе под Киевом в бывшем летнем лагере «Сосновый бор», который не используется с 1968 г. Несколько человек рассказывали Хьюман Райтс Вотч о плесени и неработающих душевых и туалетах. По словам волонтера из «Волонтерской сотни», вынужденные переселенцы пытаются своими силами наладить быт, используя материалы, которые привозят волонтеры.

В большинстве случаев условия временного размещения не подходят для долговременного проживания по тем или иным причинам: в некоторых местах отсутствует центральное отопление, что делает их непригодными в осенне-зимний период, в других случаях некоторым вынужденным переселенцам приходится искать другое место из-за неурегулированных вопросов аренды или других. Например, группе крымских татар, размещавшихся в летнем лагере под Винницей, пришлось освобождать место для прибытия детей на отдых. Местные активисты во Львове рассказывали Хьюман Райтс Вотч, что гостиницы и санатории информировали их, что начали устанавливать для вынужденных переселенцев предельный срок пребывания, чтобы можно было размещать платных постояльцев.

Хьюман Райтс Вотч также поговорила с группой крымских татар, уехавших из Крыма в середине марта и в настоящее время проживающих в помещении баптистской церкви в Виннице. Эта группа состоит из 45 человек, включая 26 детей, трех беременных женщин и инвалида-колясочника. Старейшина Юсуф и еще несколько членов этой группы сказали, что испытывали серьезные сложности с поиском долгосрочного жилья и трудоустройством.

Регистрация по месту жительства и доступ к социальным услугам

Большинство проинтервьюированных Хьюман Райтс Вотч вынужденных переселенцев из Крыма, которые в настоящее время находятся в Киевской, Винницкой и Львовской областях, рассказывали о сохраняющихся проблемах с получением регистрации по новому месту жительства, в отсутствие которой они не могут получать социальные выплаты, включая пенсию, пользоваться банковскими услугами, вставать на учет как безработные или осуществлять другие действия, такие как регистрация в качестве индивидуального предпринимателя.

Например, предприниматель «Татьяна» уехала из Крыма в начале марта после угроз со стороны пророссийских групп из-за ее открыто проукраинской позиции. По ее словам, ей не разрешают регистрироваться частным предпринимателем в Киеве (по закону без такой регистрации она не может начать деятельность) или открыть счет в банке, поскольку она до сих пор зарегистрирована как индивидуальный предприниматель в Крыму. При этом сняться с учета в Крыму она не имеет возможности. Киевские власти предложили ей размещение в приюте для бездомных, однако для этого нужно было представить справку об отсутствии собственности в Крыму. Будучи вынужденным переселенцем,  «Татьяна» на данный момент не имеет доступа к своей собственности в Крыму, не может ею распоряжаться и не может вести в Крыму предпринимательскую деятельность, однако власти превращают те самые обстоятельства, в силу которых «Татьяна» стала вынужденным переселенцем, в препятствия, не позволяющие обеспечить ей достаточное качество жизни. Другие вынужденные переселенцы рассказывали нам об аналогичных произвольных бюрократических барьерах, отсекающих их от доступа к социальным услугам.

Вынужденный переселенец из Крыма «Решат», который в настоящее время живет в Дрогобыче под Львовом, рассказывал Хьюман Райтс Вотч, что из-за продолжающихся проблем с получением регистрации по новому месту жительства, он не может оформить пособие по безработице и вынужден содержать семью из четырех человек на пожертвования от местной церкви, пока решаются вопросы с жильем и трудоустройством.

Марина из Луганска, в настоящее время размещенная в предоставленном государством общежитии технологического колледжа в том же Дрогобыче, рассказывала, что в Луганске у них с мужем был частный строительный бизнес. По ее словам, она уезжала в спешке с двумя детьми (11 и 14 лет) – после того как услышала выстрелы на их улице. Она говорит, что регистрации на новом месте жительства у нее нет и она не может получать пособие по безработице, потому что до сих пор зарегистрирована индивидуальным предпринимателем в Луганске и не может вернуться туда из-за продолжающегося вооруженного конфликта.

Мы в полной мере осознаем остроту и множественность кризисов, с которыми сталкивается в настоящее время правительство Украины. Настоятельно призываем Вас предпринять шаги для обеспечения прав вынужденных переселенцев из зоны конфликта на востоке страны и из оккупированного Крыма. В частности, мы призываем правительство:

  •        Безотлагательно выработать правовые рамки, которые упростили бы порядок оформления регистрации по новому месту жительства и получения социальных выплат, включая пособие по безработице.
  •         Обеспечить реальное функционирование координационного штаба по вопросам вынужденных переселенцев, наличие у него достаточного штата и ресурсов для выполнения задач, а также его эффективное взаимодействие с профильными гражданскими группами, включая такие, как «Крым-SOS», «Восток-SOS», «Дом друзей», «Крымска хвиля» и многие другие.
  •         Обеспечить надлежащее функционирование централизованной системы учета вынужденных переселенцев, а также реальное функционирование регулярно обновляемой базы данных по возможностям размещения в различных регионах Украины.
  •         Обеспечить, чтобы профильные государственные органы имели возможность и реально оказывали услуги, такие как предоставление актуальной и достоверной информации; распределение финансовой помощи, выделяемой вынужденным переселенцам; помощь в решении неотложных проблем, таких как питание, одежда, медицинская помощь, кров; помощь в улучшении жилищных условий и ремонте имеющегося жилья.
  •        Обеспечить нахождение государственных органов, оказывающих услуги вынужденным переселенцам, в легко доступных местах.
  •         Обеспечить подготовку чиновников профильных ведомств, включая Государственную службу по чрезвычайным ситуациям, Министерство охраны здоровья, Министерство образования и др., в области работы с вынужденными переселенцами, а также обеспечить регулярное посещение ими мест размещения вынужденных переселенцев для оценки потребностей и консультирования.
  •         Обеспечить вынужденным переселенцам свободный доступ к информации о группах, агентствах и органах, которые могут оказывать им помощь в различных регионах.
  •         Обеспечить гражданскому населению в районах, где военные действия продолжаются, доступ к информации об имеющихся вариантах содействия эвакуации.
  •         Разработать при участии гуманитарных групп и служб на местах план действий по решению средне- и долгосрочных проблем вынужденных переселенцев.

Благодарю Вас за внимание к поднятым вопросам.

 

С уважением

 

Хью Уильямсон,

директор по Европе и Центральной Азии