Обновление: 24 сентября Бобомурад Раззакова был приговорен Бухарским городским судом к четырем годам лишения свободы по сфабрикованным обвинениям в "торговле людьми".

***

(Берлин, 14 сентября 2013 г.) – Власти Узбекистана должны немедленно закрыть уголовное дело против известного правозащитника, судебный процесс над которым, как ожидается, должен завершиться примерно 16 сентября 2013 г., заявила Хьюман Райтс Вотч. Власти должны предложить судам распорядиться о его освобождении без всяких условий.

Суд над Бобомурадом Раззаковым, задержанным 10 июля, начался 26 августа в Бухарском областном суде по уголовным делам по сфабрикованным обвинениям в «торговле людьми» в отместку за его правозащитную деятельность. Международные партнеры Узбекистана, включая США и Евросоюз, должны потребовать от правительства принятия мер к освобождению Раззакова и прекращения гонений на правозащитников и активистов.

«Раззаков долгое время боролся с коррупцией и злоупотреблением властью в том регионе Узбекистана, где многие боятся открыто выступать, - говорит Стив Свердлов, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии. – Суд над ним служит очередным примером устойчивой практики использования сфабрикованных уголовных обвинений с целью принуждения правозащитников к молчанию и должен быть немедленно прекращен».

60-летний Раззаков возглавляет бухарскую областную организацию «Эзгулика» («Милосердие») – единственной официально зарегистрированной в Узбекистане независимой правозащитной группы. Он также является членом незарегистрированной оппозиционной политической партии «Эрк» («Свобода»). В качестве местного корреспондента Раззаков сотрудничает с иностранными СМИ и известен своей борьбой с коррупцией в местной власти, а также обращениями в областную администрацию, прокуратуру и президентскую администрацию от имени местных фермеров и других.

В последние годы власти неоднократно использовали обвинение в «торговле людьми» по статье 135 УК РУз, чтобы отправлять за решетку гражданских активистов и других лиц, считающихся неблагонадежными. Обвинение против Раззакова построено на заявлении местной жительницы, которая утверждала, что он отдал ее во власть человека, принуждавшего ее к занятию проституцией.

Раззаков рассказал своим коллегам по «Эзгулику», что якобы потерпевшая за несколько дней до ареста обращалась к нему за помощью в поиске пропавшего в России родственника. Назначенный Раззакову адвокат считает, что узбекские органы безопасности заставили эту женщину дать ложные показания. Максимальное наказание, которое грозит Раззакову, составляет восемь лет лишения свободы.

На протяжении месяца, предшествовавшего аресту, Раззаков сообщал СМИ и местным правозащитным группам о том, что ощущает усиление прессинга со стороны органов безопасности Бухарской области в связи с его правозащитной деятельностью. 10 июня его вызвали на двухчасовой допрос к начальнику контртеррористического подразделения областного УВД Алишеру Андаеву, который требовал, чтобы Раззаков вышел из «Эзгулика» и прекратил все контакты с иностранными СМИ. По словам Раззакова, Андаев угрожал последствиями для него и для его семьи, если он не прекратит правозащитную деятельность.

Местные правозащитники заявили Хьюман Райтс Вотч, что считают обвинение против Раззакова сфабрикованным и преследующим цель наказать его за широко известную правозащитную деятельность.

Хьюман Райтс Вотч документировала целый ряд случаев, когда правозащитники Узбекистана при аналогичных обстоятельствах подвергались надуманному уголовному преследованию и сфабрикованным обвинениям. Как правило, в делах, которые выглядят как подстроенные властями, некий местный житель обращается к правозащитнику якобы за помощью, после чего дает показания на активиста. В отношении правозащитников нередко выдвигаются обвинения финансового характера, такие как мошенничество и вымогательство, однако имеют место и другие обвинения, такие как торговля людьми, похищение человека и изнасилование.

«Раззаков – это фермер и правозащитник, которого уважают в Бухаре и других частях Узбекистана за его независимую правозащитную деятельность и журналистику, - говорит Стив Свердлов. – Если чиновников Узбекистана всерьез задевают его сообщения о коррупции и других нарушениях, то они должны быть заинтересованы в публичной дискуссии, а вместо этого они пытаются упрятать его за решетку по сфабрикованным обвинениям».

С нарастающим прессингом сталкивается в последнее время и «Эзгулик», несколько членов которого в различных регионах Узбекистана подверглись уголовному преследованию и лишению свободы. В 2012 г. одно из региональных отделений объявило о прекращении деятельности, сославшись на давление со стороны местных органов безопасности.

Хьюман Райтс Вотч отмечает, что в Узбекистане больше десятка правозащитников и множество независимых журналистов и оппозиционных активистов находятся за решеткой из-за своей работы или критики власти. У нескольких - серьезные проблемы со здоровьем, по меньшей мере, семеро в местах заключения подверглись пыткам или недозволенному обращению.

На фоне «арабской весны» правительство Узбекистана усилило подавление независимого гражданского общества, включая судебное преследование правозащитников и независимых журналистов по сфабрикованным обвинениям. Власти произвольно задерживают и притесняют многих людей, которые мирно выражают свое мнение или отстаивают свои права.

В Узбекистане лишенным свободы за выражение политических и религиозных взглядов нередко не обеспечиваются процессуальные права, и они подвергаются пыткам и другому недозволенному обращению на всех этапах следствия и содержания под стражей.

«Нас серьезно тревожит участь, которая, скорее всего, уготована Раззакову в случае обвинительного приговора, - говорит Стив Свердлов. – Правительство Узбекистана должно обеспечить соблюдение своих международных обязательств в области защиты правозащитников, а его международные партнеры должны проконтролировать это».