Members of the Free Syrian Army walk with new youth recruits during a military training in the northern Syrian town of Ras al-Ain, on November 24, 2012.

© 2012 Reuters 

(Нью-Йорк, 29 ноября 2012 г.) - вооруженные оппозиционные группировки, сражающиеся в Сирии, используют детей для боевых и иных военных целей, отмечает Хьюман Райтс Вотч.  Хьюман Райтс Вотч было установлено, что дети 14-ти лет и старше входили в состав как минимум трех вооруженных подразделений оппозиции, перевозя оружие и боеприпасы и выступая в качестве дозорных, а дети в возрасте от 16-ти лет носили оружие и участвовали в боевых действиях против правительственных сил. Военное руководство оппозиции должно публично взять на себя обязательство покончить с этой практике, а также запретить использование в военных целях лиц, не достигших 18-ти лет, даже если они сами изъявляют желание участвовать в вооруженном противостоянии, заявила Хьюман Райтс Вотч.

Сотрудники Хьюман Райтс Вотч опросили пятерых мальчиков в возрасте от 14 до 16 лет, которые рассказали, что сотрудничали с вооруженной оппозицией в Хомсе, Дараа и маленьком городке Хирбет аль-Джауз в провинции Идлиб недалеко от турецкой границы. Трое из мальчиков, все 16-ти лет, заявили, что носят оружие. Один сказал, что прошел военную подготовку и участвовал в активных боевых действиях. Двое опрошенных 14-ти и 15-ти лет, рассказывали, что они вместе с другими мальчиками содействовали оппозиционным формированиям, осуществляя для них разведку или транспортировку оружия и боеприпасов. Кроме того, сотрудники Хьюман Райтс Вотч опросили за пределами Сирии трех сирийцев, которые заявили, что их сыновья, не достигшие 18-летия, остались воевать в Сирии.

«Все глаза устремлены на сирийскую оппозицию, и международное сообщество хочет увидеть, что они стремятся защитить детей от пуль и бомб, а не подвергать их жизнь опасности», - сказала Приянка Мотапарти, исследователь Хьюман Райтс Вотч по вопросам прав ребенка. – «Одной из важнейших мер по защите детей со стороны военного руководства оппозиции стало бы публичное заявление, осуждающее использование детей в военных целях, а также четкое указание проверять возраст юных добровольцев перед приемом в вооруженные подразделения».

Некоторые из опрошенных мальчиков рассказали, что они пошли сражаться добровольцами вслед за взрослыми братьями или другими членами семьи. Другие говорили, что солдаты оппозиции попросили их о помощи. Во всех случаях, согласно Факультативному протоколу к Конвенции о правах ребенка  об участия детей в вооруженных конфликтах, к которому Сирия присоединилась в 2003 году, «вооруженные группы, отличные от вооруженных сил государства, не должны ни при каких обстоятельствах вербовать или использовать в военных действиях лиц, не достигших 18 лет».

Группа сирийских гражданских активистов «Центр документирования нарушений» имеет документальное подтверждение гибели по меньшей мере 17-ти детей, сражавшихся в рядах САС. Многие мальчики были тяжело ранены, а некоторые навсегда останутся инвалидами.

Текущие инициативы, направленные на то, чтобы вооруженные подразделения оппозиции приняли и соблюдали нормы, соответствующие уважению к правам человека и международному гуманитарному праву, должны содержать однозначные требования, непривлечения детей к участию в вооруженном конфликте, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

«Маджид», 16-летний мальчик из Халидии в провинции Хомс, сообщил Хьюман Райтс Вотч, что он участвовал в боевых действиях в Сирии. «У меня был автомат Калашникова… Я стрелял по контрольно-пропускным пунктам, чтобы захватить [их] и забрать оружие». Маджид добавил, что в своем батальоне, где, по его словам, было более 2000 бойцов, он прошел боевую подготовку. «Они научили нас, как стрелять, как разбирать и собирать оружие, как целиться», - рассказал он Хьюман Райтс Вотч. Маджид сообщил, что он пошел добровольцем в САС вместе со своим старшим братом и другими родственниками.

«Хайтам» и «Касим», два 16-летних мальчика из провинции Дараа, в настоящее время находящиеся в Иордании, сообщили Хьюман Райтс Вотч, что они добровольно присоединились к местной вооруженной группировке, хотя и не принимали участия в нападениях и не проходили специальной подготовки. «САС просто дала нам оружие, не было никакой подготовки», - сказал Касим. «Нам дали автоматы Калашникова, но только 30 патронов. Я ходил в разведку, [и] мы охраняли деревню по ночам. Когда кто-то появлялся, мы сообщали об этом.... [Но] мы не ходили на боевые задания, потому что слишком молодые».

«[САС] принимает людей 16-ти лет и старше», - сообщил Хайтам сотрудникам Хьюман Райтс Вотч. - «Они под большим давлением [выигрывать в вооруженных столкновениях]». Маджид из Хомса также указал, что САС принимает в свои ряды детей, невзирая на возраст. «То, что ты будешь делать, зависит только от тебя», - сказал он. - «Если у тебя храброе сердце, они пошлют тебя сражатся с КПП». Маджид добавил, что после того, как он участвовал в боях в течение нескольких месяцев, его командиры все же велели ему уйти из-за возраста. «Они сказали: «Нам нужны ребята постарше - вы слишком молоды», - сказал он.

«Раед», 14-ти лет, сообщил Хьюман Райтс Вотч, что он перевозил оружие, продовольствие и другие припасы для вооруженной оппозиции в Хирбет аль-Джауз, недалеко от турецкой границы. Раед с братом разбили лагерь на границе, когда был атакован их родной город в северной Сирии. Раед сообщил Хьюман Райтс Вотч, что бойцы САС попросили его помочь в перевозке грузов через границу:

Мы помогали САС, привозя для них ... вещи из Турции, оружие. Мы доставляли патроны и «Руссиец» (автоматы Калашникова). Все парни так им помогали. Нас было 10 ребят от 14 до 18 лет. У меня были знакомые в САС, и они попросили меня о такой помощи. Я делал это четыре или пять месяцев.

В июне 2012 года правительственные войска начали стрелять на границе области, где Раед с его братом ночевали, рядом с группой бойцов САС. «[Мои] дедушка и бабушка тогда были дома, но мы заночевали на границе вместе с САС», сказал он Хьюман Райтс Вотч. - «Когда меня ранили, это был первый раз, что я ночевал на границе. Меня ранили сзади, когда я побежал. Армия была в сотне метров от нас».  Раед получил медицинскую помощь в Турции, но после ранения остался инвалидом. «Пуля попала в нерв», - сказал он. «Я чувствую ногу, но не могу ей двигать. У меня было четыре операции и осталось еще три ... Неизвестно, буду ли я ходить».

"Карим", 15-ти лет, сообщил Хьюман Райтс Вотч, что прежде чем он покинул Хомс в июне или июле, он и его друзья залезали на деревья, проводя разведку для САС. «Я залезал на деревья», - сказал он. «Я прятался там, чтобы разведать ситуацию на месте. Мы так помогали САС».

Международное право устанавливает 18 лет в качестве минимального возраста для участия в прямых военных действиях. Согласно Римскому статуту Международного уголовного суда набор или вербовка детей младше 15-ти лет в вооруженные силы или группировки или использование их «для активного участия в военных действиях» является военным преступлением. Согласно принятому толкованию Статута, активное участие в военных действиях подразумевает не только непосредственное участие в боях, но включает в себя деятельность, связанную с войной, такую как разведка, шпионаж, саботаж, или использование детей в качестве отвлекающего средства, курьеров, или на военных контрольно-пропускных пунктах. Запрет на активное участие также включает в себя запрет на использование детей для «прямых» вспомогательных функций, таких как доставка припасов на линию фронта.

В августе Комиссия Организации Объединенных Наций по расследованию событий в Сирии опубликовала доклад, в котором она выразила «озабоченность, что дети, не достигшие 18-ти лет, воюют или играют вспомогательную роль в антиправительственных вооруженных формированиях». Там же указано, что «комиссия получила заверения от полковника Риада аль-Асада, что в подразделениях САС действует инструкция, запрещающая использовать детей в боях. Тем не менее, есть основания полагать, что эта инструкция не всегда тщательно соблюдается САС и  и другими антиправительственными вооруженными группировками».

«Даже когда дети хотят записаться добровольцами, командиры в ответе за то, чтобы защитить их – т.е. отказаться от их помощи», - сказала Мотапарти. «Дети легко попадают под влияние старших родственников и друзей, но их участие в боевых действиях подвергает их серьезной опасности быть убитыми, остаться инвалидами или получить серьезную травму».

Страны, предоставляющие оппозиции деньги или оружие, должны призвать САС к запрету на использование лиц, не достигших 18-ти лет, в военных целях, будь то в качестве солдат или для поддержки деятельности вооруженных формирований, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

Хьюман Райтс Вотч установлено, что мальчики-беженцы, находящиеся в соседних странах, также под угрозой быть завербованными в боевые подразделения. В ходе трех групповых интервью с сирийскими беженцами, взрослые мужчины, в том числе бывшие бойцы САС, спрашивали принимавших участие в интервью несовершеннолетних, какую армию те поддерживают, и демонстрировали сотрудникам Хьюман Райтс Вотч фотографии и видеозаписи, на которых мальчики с оружием в руках выкрикивают лозунги в поддержку САС. По крайней мере в двух случаях в процессе интервью сотрудники Хьюман Райтс Вотч становились свидетелями того, как мужчины поощряли подростков в намерении присоединиться к вооруженной оппозиции. Хьюман Райтс Вотч также просмотрели несколько видеороликов, размещенных на портале YouTube, в том числе видеоролики на страницах подразделений САС в сети Facebookили их каналах на портале YouTube, в которых фигурируют бывшие дети-солдаты (« мученики») или дети, которые говорят, что они надеются стать «мучениками».

«Мы наблюдали, как мужчины призывали подростков воевать на стороне САС», - сказала Мотапарти. «Особенно когда старшие члены семьи состоят в вооруженных формированиях оппозиции или были убиты силами правительста, мальчики могут чувствовать давление, побуждающее их взять оружие и идти сражаться, иногда даже в очень раннем возрасте».

Мальчики, состоявшие в оппозиционных вооруженных формированиях и опрошенные Хьюман Райтс Вотч, являются выходцами из наиболее уязвимых слоев сирийского населения. Трое из пяти опрошенных сказали, что не умеют читать, а четверо работали полный рабочий день до того, как присоединились к САС. Ни один из них на момент вступления в ряды САС не посещал школы, поскольку даже те, кто раньше учился, прекратили занятия, либо потому что в их селе школа закрылась, либо потому что их семьи сочли посещение школы чересчур опасным.

Некоторые из мальчиков, опрошенных за пределами Сирии, сообщили Хьюман Райтс Вотч, что покинули Сирию только для того, чтобы увеcти в безопасное место своих матерей и сестер. Другие заявили, что ушли временно, но планируют вернуться. Маджид сказал, что, хотя его и выгнали из отряда в силу возраста, он приехал в Иорданию только, чтобы устроить здесь женщин своей семьи. Затем он планирует поехать с другом в Дараа, чтобы попробовать вступить там в другое вооруженное подразделение. «Может быть, там будет по-другому [и они примут меня]», - сказал он.

Хайтам и Касим сказали, что также планируют вернуться в Сирию и продолжать вооруженную борьбу. «[У моего подразделения] не хватало оружия», - сказал Касим. «Я жду звонка от них; когда мне скажут, что стало больше оружия, я вернусь». Раед говорит, что он и его старший брат сопровождали семью в лагерь беженцев в Турции, но затем вернулись в Сирию и присоединились к САС, с которыми он и воевал, пока не был ранен в ногу.

«САС приходит в лагерь [Заатари] и распространяет заявление, что неприемлемо оставаться в лагере, пока остальные сражаются в Сирии», - сообщил сотрудникам Хьюман Райтс Вотч один из представителей международной организации, помогавшей сирийским беженцам в Иордании. Хотя у сирийских беженцев есть доступ к школам в принимающих общинах, а также к школам, созданным в лагерях беженцев, количество учебных мест остается ограниченным.

«Многие дети старшего возраста предпочитают не ходить в школу», - сказала Мотапарти. «Они пропустили целых два года обучения в школе в Сирии и говорят, что больше не видят в этом смысла.  Организации по оказанию гуманитарной помощи, работающие с беженцами, должны принять меры для предотвращения вербовки детей-солдат в лагерях и общинах беженцев и обеспечить всем детям доступ к образованию».