Egyptian Christians clash with soldiers and riot police during a protest against an attack on a church in southern Egypt, in Cairo on October 9, 2011.

© 2011 Reuters

(Нью-Йорк, 25 октября 2011 г.) – Стремление египетских военных контролировать расследование силового разгона демонстрации безоружных коптов 9 октября 2011 г. вызывает опасения, что может иметь место попытка замести следы, заявила Хьюман Райтс Вотч. Высший совет Вооруженных сил Египта (ВСВС) должен передать расследование убийства безоружных демонстрантов из военной юстиции полностью независимому и беспристрастному следственному органу. В ходе столкновений 9 октября погибли около двух десятков демонстрантов и случайных прохожих и по меньшей мере один военнослужащий.

Хьюман Райтс Вотч было опрошено 20 участников событий, и все они подтвердили, что между 18:00 и 19:00 9 октября по меньшей мере два армейских БТРа на полном ходу рассекали толпу, в некоторых случаях создавалось впечатление, что они целенаправленно гонялись за демонстрантами. Многотысячная демонстрация протеста коптов до этого момента проходила мирно, и силовое реагирование со стороны военных было явно несоразмерным. Позднее вскрытием было установлено, что БТРами были сбиты и раздавлены по меньшей мере десять демонстрантов.

«Расследование военными в отношении самих себя не может быть сколько-нибудь убедительным, - говорит Джо Сторк, зам. директора Хьюман Райтс Вотч по Ближнему Востоку. – Эта демонстрация была, по существу, ненасильственной, до тех пор пока военные не применили избыточную силу и не стали давить людей бронетехникой. О каких-либо шансах на правосудие для жертв можно говорить только в случае независимого гражданского расследования, ведущего к привлечению виновных к уголовной ответственности, с которым армия будет обязана полностью сотрудничать и которое не сможет контролировать».

В десятках документированных Хьюман Райтс Вотч в этом году эпизодов пыток со стороны военных, принудительной проверки военными девственности семи женщин 9 марта, а также по фактам применения военными избыточной силы против демонстрантов ни один человек до сих пор не привлечен к уголовной ответственности.

13 октября начальник службы военной юстиции генерал Адель эль-Морси заявил, что расследованием событий 9 октября, когда копты прошли демонстрацией к комплексу национального телерадиоцентра, известного также как Масперо, протестуя против безнаказанных нападений на церкви, займутся военные прокуроры. Генеральная прокуратура подтвердила, что гражданские прокуроры никакого участия в расследовании принимать не будут. Военные прокуроры и судьи принадлежат к действующему личному составу вооруженных сил и, соответственно, находятся в подчинении у военного руководства – вплоть до главы ВСВС и министра обороны фельдмаршала Тантауи. Пресс-конференция ВСВС 12 октября, на которой два генерала отрицали, что солдаты стреляли боевыми патронами или целенаправленно давили демонстрантов БТРами, убедительно показала, почему расследование военными собственных действий, скорее всего, продолжит практику безнаказанности, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

На этой пресс-конференции генералы Махмуд Эгази и Адель Эмара озвучили официальную версию событий у Масперо, отвергнув возможность любых неправомерных действий со стороны военных и заявив, что вооруженные демонстранты нападали на солдат. «Армия никогда не стреляла и не будет стрелять в людей», - заявил генерал Эмара.

По его версии, «солдаты, управлявшие бронетехникой, пытались лавировать между демонстрантами, которые забрасывали их камнями и коктейлем Молотова». К тому же они находились в состоянии «крайнего психологического напряжения».

«Я не могу отрицать, что кто-то мог пострадать, но это не носило систематического характера», - заключил генерал.

Последовательные и правдоподобные свидетельства очевидцев и независимые съемки событий расходятся с той версией, которая была представлена военными, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

В связи с событиями 9 октября военные задержали и передали военной прокуратуре по меньшей мере 28 человек, практически все – копты. Прокуроры санкционировали их следственный арест на 15 суток.

По настоянию адвокатов-правозащитников, помогающих семьям жертв, 10 октября врачами из министерства здравоохранения было произведено 24 вскрытия. Из предварительных заключений следует, что семь человек умерли от огнестрельных ранений, двое от ударов в голову, 13 – от травм и переломов, вызванных наездом бронетехники. Причиной смерти в 18-м случае была обширная колото-резаная рана. Вскрытие еще восьми тел не проводилось, поскольку на тот момент они находились в других моргах, а впоследствии были захоронены.

Демонстрация 9 октября началась около 16:00 в северном каирском районе Шубра, где имеется крупная коптская община. Оттуда тысяч человек направились к национальному телерадиоцентру на берегу Нила. Это была уже вторая за неделю демонстрация коптов, протестовавших против бездействия властей после поджога церкви в Эль-Маринабе в провинции Асуан на юге страны. Демонстранты также требовали отставки губернатора Асуана, который косвенным образом поддержал поджог, заявив, что церковь была построена без разрешения.

Демонстрантов несколько раз забрасывали камнями жители районов, через которые они проходили, из толпы отвечали тем же. В итоге демонстрация дошла до нильской набережной – корниша, где присоединилась к уже находившейся там другой группе протестующих, которая была окружена военной полицией и Центральными силами безопасности. Это произошло около 18:00, и, как говорят очевидцы, именно в этот момент раздались первые выстрелы в воздух и в толпу, хотя наши источники не всегда могли с уверенностью сказать, кто именно стрелял. По набережной, иногда заезжая на тротуар, на большой скорости двинулись БТРы, которые давили демонстрантов.

Военные ворвались в студии и прервали вещание независимых телеканалов «Аль-Хурра» и 25TV, которые располагаются рядом с национальным телевидением и вели прямую трансляцию событий.

В это же время государственные 1-й канал, «Нил Ньюс» и Радио Миср передавали сообщения о том, что вооруженные коптские демонстранты застрелили трех военных, и призывали «честных граждан» «встать на защиту армии». Такие призывы вполне могли быть восприняты как сигнал к началу коптских погромов, и их можно было бы квалифицировать как подстрекательство к дискриминации и насилию в отношении коптов, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

Как сообщил нам директор Египетской инициативы за права личности Хоссам Багат, вскоре после передачи этих сюжетов по государственным каналам он встретил группу вооруженных мужчин в штатском из района Булак недалеко от телерадиоцентра, которые заявили, что слышали, что вооруженные христиане нападают на военных. Вечером он наблюдал несколько нападений людей в штатском на коптов.

Международное право не запрещает военным при выполнении задач по охране правопорядка арестовывать лиц, совершающих акты насилия или нападающих на полицию или войска. Допускается и применение силы для сдерживания толпы, но такое применение силы должно быть необходимым и соразмерным. Имеющиеся видеоматериалы и свидетельства очевидцев не дают никаких оснований оправдывать наезды на людей БТРами на высокой скорости. Применение огнестрельного оружия признается законным только в том случае, если это безусловно необходимо для «самообороны или защиты других лиц от неминуемой угрозы смерти», - то есть в исключительных обстоятельствах, напоминает Хьюман Райтс Вотч.

Хьюман Райтс Вотч также призвала провести расследование попыток военных и министерства информации контролировать подачу информации в СМИ, равно как и заявлений дикторов государственного ТВ, которые могли составлять подстрекательство к насилию.

Египетские власти должны проанализировать и глубинные причины протестов 9 октября и принять меры по устранению законных претензий со стороны коптов, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Христиане заявляют о дискриминации в праве на отправление культа и о неспособности или нежелании властей привлекать к ответственности вдохновителей и исполнителей нападений на церкви и других проявлений межобщинного насилия. После февральского свержения президента Хосни Мубарака нами документированы три оставшихся полностью безнаказанными эпизода такого насилия, когда мусульмане  нападали на христиан и их церкви.

Поводом для демонстрации 9 октября послужило нападение на церковь Мар-Гиргис (Св. Георгия) в Эль-Маринабе в провинции Асуан. Как и в предыдущих случаях, полиция и гражданская прокуратура отказались проводить расследование, заявив, что вопрос должен быть решен путем неофициального примирения между подозреваемыми и пострадавшими.

Такая политика уходит истоками в эпоху Мубарака, когда власти также устранялись от правовой защиты жертв межобщинного насилия, поощряли внесудебное урегулирование конфликтов и старались представить периодические вспышки как частные конфликты, не связанные с религией.

Международный пакт о гражданских и политических правах, участником которого является Египет, обязывает государство обеспечивать пострадавшим от нарушений прав человека эффективную правовую защиту. Расследование серьезных нарушений должно быть оперативным, независимым и беспристрастным.

«Похоже, генералы намерены настаивать на своем исключительном праве расследовать события у Масперо, а это значит, что никакого серьезного расследования не будет, - говорит Джо Сторк. – Военные уже пытались контролировать подачу информации в СМИ, и нельзя позволить им замести следы того, что случилось 9 октября».

Бойня у Масперо

Хьюман Райтс Вотч были опрошены 20 свидетелей событий из числа демонстрантов. Их рассказы, как и значительный объем видеоматериалов, отснятых различными независимыми СМИ, такими как «Тахрир», «Аль-Арабия», «Евроньюс» и CNN, и видеозаписи, сделанные демонстрантами на мобильные телефоны, подтверждают, что не меньше двух, а, возможно, три БТРа на полном ходу давили толпу.

Актер Ремон Хенауи рассказал, что когда он и другие демонстранты подходили к Масперо с юга по набережной, их оттеснили солдаты с дубинками, другие солдаты стреляли в воздух. После этого демонстранты набросились с палками и арматурой на две пустые военные машины на набережной. «Солдаты у Масперо расступились и пропустили две бронемашины, - говорит Хенауи. – обе машины на большой скорости пошли в нашу сторону. Та, которая была ближе к реке, заехала на мост, и [из нее] стреляли в демонстрантов. Я видел, как в одного человека попало».

По словам Хенауи, после этого толпа атаковала другую машину, двигавшуюся по набережной: демонстранты подожгли ее, бросив под низ канистру с бензином. Находившиеся внутри солдаты успели выскочить. Демонстранты поймали одного и стали бить, пока не вмешался священник. Остальные солдаты убежали в сторону телерадиоцентра. Хенауи рассказал Хьюман Райтс Вотч, что видел, как военная машина сбила одного человека у моста, потом он видел четыре трупа, сложенных в одном из зданий на набережной.

Адвокат Хани Камаль сообщил Хьюман Райтс Вотч, что оказался у примыкающего к Масперо с юга отеля «Рамзес Хилтон» около 18:00: «Я увидел два БТРа, которые неслись, как сумасшедшие, с бешеной скоростью. Я видел, как с одного из них пулемет стрелял по демонстрантам. Первый труп, который я увидел, - это был мужчина, у которого голову совсем раздавило. Люди кричали: ‘У него мозги наружу! У него мозги наружу!’ Я побежал в сторону улицы Эль-Гелаа, там я увидел еще мертвого. Люди поднимали его на плечи. Непонятно было, это от пули или его машина раздавила».

По словам Милада Ибрагима, у него на глазах солдаты с мчавшегося БТРа застрелили в грудь его брата Мину. Ибрагим рассказал, что проблемы начались, когда колонна из Шубры подошла к улице Рамзеса, со стороны центра от Масперо: «Гражданские с крыш камнями и булыжниками забрасывали [демонстрантов]. Центральные силы безопасности тоже камни в нас бросали. Когда мы добрались до Масперо, то увидели, как там бронемашины на полном ходу людей давят, на тротуары заезжают, где люди стоят. Мина кинулся к одной из этих машин, но его застрелили».

Физиолог Лобна Дервиш рассказала Хьюман Райтс Вотч, что около 18:00 шеренги солдат и Центральных сил безопасности бегом стали надвигаться на демонстрантов у телерадиоцентра, стреляя в воздух: «Стрелять стали уже почти в нас. Я бросилась искать своих, но все бежали, а солдаты и безопасность нас со всех сторон окружали. Вдруг нам стали кричать, чтобы на тротуар отходили. Я увидела, как бронированные машины на большой скорости носятся по улице, полной народа, зигзагом туда-сюда, заезжают на тротуар, людей давят. Видела, как ребята лет 14-15 спрятались за припаркованной машиной, в БТР через нее переехал, раздавил, и одного из ребят раздавил, а другие убежали».

По словам Лобны Дервиш, после этого три БТРа стали быстро уезжать, но когда один замедлил ход, люди окружили его, забросали камнями, побили фары и подожгли: «Кто-то кричал: ‘Хватит камней!’, - а солдату, который внутри был: ‘Вылезай! Вылезай! Вылезай!’ Когда он вылез, его бить стали. Потом уже я видела, как этот солдат ноги уносил под защитой двух стариков». Эта свидетельница также говорит, что солдаты на набережной применяли слезоточивый газ.

Она сказала, что видела, как с моста неподалеку бросили бутылку с зажигательной смесью, но не видела, кто именно это сделал. Она также видела на улице труп мужчины с множественными огнестрельными ранениями в грудь. В одном из зданий поблизости она видела еще один труп с огнестрельным ранением в грудь и два трупа на полу: взрослый мужчина с огнестрельным ранением в грудь и подросток с раздавленной верхней половиной тела. Она также заявила, что позднее видела, как на улице застрелили мужчину, когда демонстранты забрасывали камнями солдат на мосту.

В один из моментов Лобна Дервиш оказалась рядом с плачущей женщиной, у которой муж получил огнестрельное ранение в грудь. Вызванная на место бригада «скорой помощи» сказала, что он мертв. Позднее свидетельница натолкнулась на группу мужчин в штатском, которые, как она говорит, размахивали «саблей» и выкрикивали антихристианские лозунги.

Журналист Сара Кэрр наблюдала за демонстрацией от начала до конца. В AlMasriAlYoumEnglishона написала, что когда демонстранты свернули у отеля «Рамзес Хилтон» непосредственно на набережную, они были «сразу встречены стрельбой в воздух».

В ее репортаже говорилось: «Внезапно огромная людская масса отхлынула назад… Два БТРа пошли на пугающей скорости через демонстрантов, которые пытались отскочить в сторону. Наверху каждого БТРа за пулеметом был солдат, который бешено крутил стволом, похоже, стреляя куда попало. Один БТР заехал на островок посередине дороги, словно обезумевший зверь. На моих глазах под ним исчезла группа людей, которых затянуло под брюхо. Он проехал по ним. Мне не удалось увидеть, что случилось с ними, потому что после этого он двинулся в мою сторону».

Акрам Каркар, на момент интервью – с перевязанной рукой, рассказал Хьюман Райтс Вотч, что присоединился к колонне демонстрантов, шедшей из Шубры к Масперо, около 17:00: «Я был у Масперо в шесть, и как только мы подошли, военные стали кричать: ‘Преступники! Кяфиры!’ С чего началось – я не знаю. В какой-то момент я увидел, что военные стреляют в нас, потом они погнались за нами с палками. Потом бронемашины понеслись на огромной скорости, давя демонстрантов».

Бишой Расми – на костылях с переломом левого бедра – заявил, что демонстранты поначалу держались тротуара и что машины по набережной продолжали нормально ехать, пока мужчины, одетые, как обычные горожане, «с саблями и ножами» не напали на демонстрантов на площади Абдель Меним Рияд перед отелем «Рамзес Хилтон» (примерно в одном квартале от телерадиоцентра). Он рассказывает: «Мы все время скандировали и хлопали в ладоши, потом вдруг военные стали стрелять в нас. Погнались за нами с палками. Люди были в панике. Меня сбили с ног. Меня и еще четверых, которые рядом упали, окружили десятка полтора солдат. Солдаты стали бить меня палками по голове и по ноге. Другие демонстранты подошли, выволокли нас оттуда. Меня принесли в кофейню рядом с Масперо. Левая нога у меня сильно кровила». Около 21:00, по словам Расми, силы безопасности пустили в кофейню слезоточивый газ, и знакомый отвез его на мотоцикле в Коптский госпиталь на улице Рамзеса.

Атиф, просивший не называть его полного имени, рассказал, что солдаты стали стрелять в воздух, когда демонстранты подошли к телерадиоцентру, один кричал с бронемашины: «Я вас никого живыми не оставлю, христиане, сыны собак!» «Кто-то из нас [демонстрантов] убежал, а другие пошли дальше, тогда-то и началась стрельба, - рассказывает Атиф. – Вдруг на большой скорости появились бронемашины, нас много подавило, через разделительную полосу переезжали. Мы побежали в сторону Адбель Меним Рияд, но там бандиты были с саблями, они за нами гонялись. Я видел, как офицер схватил девчонку, которая с нами шла, кинул ее на мостовую и стал по ногам бить. Центральные силы безопасности у Хилтона были, они ничего такого не делали. Все делала армия».

По словам Сами, также просившего не называть его полного имени, насилие началось, когда он проходил мимо отеля «Рамзес Хилтон», - солдаты набросились на демонстрантов с дубинками: «Потом я услышал выстрелы. Трудно сказать, откуда именно. Мы отошли к Хилтону, и в этот момент эти бронемашины понеслись на нас по корнишу, зигзагами, за людьми гонялись. Какие-то молодые ребята попытались за машиной укрыться, но БТР прямо через нее переехал».

Международное право о военных расследованиях нарушений прав человека

Принцип 9 принятого Комиссией ООН по правам человека проекта принципов военной юстиции гласит: «При всех обстоятельствах следует избегать юрисдикции военных судов в пользу обычных судов при расследовании серьезных нарушений прав человека, таких как внесудебные казни, насильственные исчезновения и пытки, а также для целей уголовного преследования и суда в отношении лиц, обвиняемых в таких преступлениях».

Европейский суд по правам человека исходит из того, что рассмотрение дела военным судом может быть несправедливым. В деле Findlayv. UnitedKingdomЕСПЧ установил, что решение военного суда не было ни независимым, ни беспристрастным, поскольку его члены находились в подчинении у обвинителя, которые имел право изменить любое принятое этим судом решение. В деле Al Skeini and others v. United KingdomЕСПЧ указал:

Для того чтобы расследование заявлений о незаконном убийстве агентами государства было эффективным, необходимо, чтобы ответственные за него и осуществляющие его лица были независимы от тех, в отношении которых имеются заявления о причастности к соответствующим событиям. Это означает не только отсутствие иерархических или институциональных связей, но также и практическую независимость.

Африканская комиссия по правам человека и народов пи рассмотрении жалобы Suleimanv. Sudanпризнала военный трибунал пристрастным и подтвердила, что военные трибуналы должны заниматься только «правонарушениями чисто военного характера, совершенными военнослужащими», и «не должны заниматься правонарушениями, находящимися в компетенции обычных судов».

Предыстория событий 9 октября: поджог церкви Св. Горгия в деревне Эль-Маринаб близ Идфу 30 сентября 2011 г.

30 сентября группа мусульман в деревне Эль-Маринаб подожгла церковь Мар-Гиргис (Св. Георгия), которая в тот момент перестраивалась. Огнем были уничтожены стены, купола и колонны. Поджигатели считали, что в этом месте был только гостевой дом и что у христиан не было разрешения молиться там. Мусульманам также не нравилась высота колокольни с крестом.

По данным Египетской инициативы за права личности, «комитет правосудия», созданный правительством еще после майских межобщинных столкновений в каирском районе Имбаба, подтвердил, что у местных церковных властей было разрешение на отправление служб в этом месте. Правозащитники говорят, что ознакомились с документами, подтверждавшими наличие у коптов официального разрешения на сооружение церкви.

Как утверждают в Египетской инициативе за права личности, по предложению органов безопасности местные церковные власти встречались с мусульманами и согласились уменьшить высоту здания и снять крест и колокол. Однако толпа разгромила церковь еще до того, как эти работы были завершены.

Назначенный ВСВС губернатор Асуана Мустафа эль-Саид, как представляется, косвенно поддержал погромщиков, заявив, что изначально в этом месте существовал только гостевой дом для местных христиан. Комитет правосудия по итогам выезда в Идфу представил 4 октября доклад правительству, рекомендовав отправить губернатора в отставку, привлечь к уголовной ответственности поджигателей и восстановить церковь за счет государства. Никаких мер по этому докладу принято не было.

Устойчивая практика безнаказанности межобщинного насилия

Межобщинные столкновения не являются для Египта чем-то новым. С января 2008 г. по январь 2010 г. Египетская инициатива за права личности документировала 53 таких случая в 17 из 29 провинций. Как правило, речь идет о нападениях мусульман на коптов и их церкви или имущество. В большинстве случаев, по данным правозащитников, христиане становились объектом нападений из-за отправления культа или реальных либо мнимых нарушений, в которых мусульмане огульно обвиняли всех коптов. В связи с этим правозащитники отмечают, что «многие чиновники, сотрудники органов безопасности и законодатели отрицают существование межобщинного насилия в Египте», в то время как другие стараются приглушить проблему.

Политика отрицания межобщинного насилия и неадекватное реагирование на него продолжаются и после свержения президента Хосни Мубарака 11 февраля 2011 г. Одним из самых конфликтных вопросов является недовольство мусульман строительством и реконструкцией церквей. В соответствии с действующим законодательством для этого копты должны предварительно получить согласие президента и местной мусульманской общины. 8 мая, после кровопролития в каирском районе Имбаба, когда погибли 12 человек, министр юстиции Абдель Азиз эль-Гуинди поклялся «железной рукой бороться с теми, «кто покушается на безопасность в стране». Он заявил, что правительство будет действовать «немедленно и твердо для исполнения законов об уголовной ответственности за посягательства на места отправления культа и свободу вероисповедания».

11 мая правительство обнародовало план мероприятий по решению межобщинных проблем. В частности, было обещано расследовать нападения на церкви в Соле и Атфихе, внести законопроект об уголовной ответственности за дискриминацию, изменить законодательство, дискриминирующее христиан в вопросах строительства церквей, а также создать специальный комитет по вопросам межобщинного насилия.

Министр юстиции также заявил, что в отношении межобщинного насилия прокуроры будут применять «обычное законодательство, а не специальные нормы и не закон о чрезвычайном положении». Несмотря на это, в двух эпизодах, которые реально расследовались властями, подозреваемые были переданы судам государственной безопасности, которые не отвечают критериям справедливого суда и решения которых не предусматривают обжалования. Поджог церкви в деревне Эль-Маринаб 30 сентября, послуживший поводом для каирской демонстрации коптов 9 октября, прокурорами не расследовался.

Хьюман Райтс Вотч также установлено, что вопреки звучащим на высоком уровне обещаниям покончить с безнаказанностью межобщинного насилия, в некоторых эпизодах, имевших место уже при новой власти, гражданские прокуроры не допрашивали подозреваемых, а в других – склонялись в пользу внесудебного урегулирования конфликта. Такие примирительные процедуры обычно сводятся к тому, что пострадавшие отказываются от претензий в обмен на денежную компенсацию.

В двух случаях дела о межобщинном насилии передавались судам государственной безопасности. Хьюман Райтс Вотч решительно выступает против этого, поскольку такие суды действуют в рамках закона о чрезвычайном положении, не отвечают основным критериям справедливого суда и не предусматривают права обжалования.

Атфих, 4 марта 2011 г.

4 марта толпа разгромила и подожгла церковь Двух Мучеников в Атфихе в 20 км к югу от Каира. Через два дня глава ВСВС фельдмаршал Тантауи распорядился восстановить церковь за счет государства.

Два адвоката, представляющие интересы церкви, сообщили Хьюман Райтс Вотч, что 7 марта они передали районной прокуратуре в Эль-Сафе имена около сотни подозреваемых и видеокадры поджога. По их словам, на видео были засняты люди, которых можно было бы признать подстрекателями и исполнителями погрома, но пока никто к уголовной ответственности не привлечен.

«Это не тот случай, когда у прокурора нет информации, - заметил один из адвокатов. – Он просто не хочет принимать решение».

Мукаттам, 8 марта 2011 г.

8 марта копты в каирском районе Мукаттам вышли на демонстрацию протеста против погрома в Атфихе, на два часа перекрыв крупную автодорогу. В результате последовавших столкновений и перестрелки с другой толпой погибли, по данным государственной газеты «Аль-Ахрам» и министерства здравоохранения, 13 человек. Напавшая на демонстрантов толпа подожгла несколько домов и коммерческих объектов христиан.

Копты захватили 11 мусульман при попытке очередного поджога и передали их находившемуся на месте событий армейскому офицеру. 15 марта церковные адвокаты заявили, что передали список имен 11 захваченных мусульман в каирскую прокуратуру вместе с официальным заявлением. По словам адвокатов, в мае никого из подозреваемых еще не вызывали на допрос.

Кена, 20 марта 2011 г.

20 марта неизвестные лица подожгли квартиру школьного учителя Аймана Анвара Митри, которую тот сдавал трем женщинам. После того как пожарные потушили огонь, он остаток дня продежурил у дома, рассказывал Митри Хьюман Райтс Вотч. По его словам, к нему приходили трое салафитов, осуждающе говорили ему, что он сдает квартиру проституткам. Позднее в квартиру зашли два десятка мужчин, избили хозяина и отрезали ему ухо.

На следующий день Митри сообщил обо всем в полицию. Он рассказывал Хьюман Райтс Вотч, что после этого напавшие на него люди стали угрожать его родственникам, чтобы заставить его изменить показания. Прокурор сказал Митри, что лиц, на которых он указал, вызовут на допрос, но, по словам самого пострадавшего и его адвоката, этого так и не случилось.

В отсутствие реагирования со стороны властей Митри, опасаясь мести, пришел на примирительную встречу с представителями обидчиков, которая проходила в присутствии коптских священников. «Примирение в основном сводилось к тому, чтобы я отказался от обвинений, а в обмен не получил бы ничего», - рассказывал Митри, добавив, что согласился, чтобы не искушать судьбу.

27 марта он отправился в Каир на встречу с главным имамом Аль-Азхара Ахмедом эль-Тайибом, который обещал оплатить операцию по восстановлению уха. В итоге Митри решил вернуться в Кену и сделать операцию там, потому что предложенная больница его не удовлетворила.

Дела о нападениях, рассматривавшиеся в судах государственной безопасности

Имбаба, 7 мая

7 мая мусульмане, которых пресса и соответствующий доклад Египетской инициативы за права личности определили как салафитов, напали на церкви Мар-Мина и Богородицы в каирском районе Имбаба. Церковь Богородицы в результате поджога получила серьезные повреждения. В докладе правозащитников говорилось, что  силы безопасности «заранее знали о том, что перед церковью Мар-Мина в Имбабе собрались группы салафитов, но не смогли или не захотели просчитать развитие событий – вопреки фактам, указывавшим на возможность насилия».

Египетской инициативой в защиту прав личности было установлено, что полиция, выставленная для охраны церкви Богородицы, «разбежалась при появлении погромщиков» и что, судя по свидетельствам очевидцев, «местные полицейские силы полностью предоставили армии разбираться с ситуацией, а военные заявили пострадавшим, что их задачи ограничиваются охраной церкви и у них нет никаких указаний относительно местного населения». Было также разгромлено несколько домов и предприятий коптов.

Как представляется, поводом для столкновений послужили заявления некоторых мусульман в Имбабе о том, что в церкви Мар-Мина копты удерживают женщину, принявшую ислам. По распоряжению ВСВС церковь Богородицы была отремонтирована за счет государства. 48 человек предстали перед судом государственной безопасности.

Абу-Куркас, 19 апреля

19 апреля в Абу-Куркасе в 180 км к югу от Каира ссора между водителем маршрутки - мусульманином и охраной у дома влиятельного коптского политика переросла в беспорядки, во время которых мусульмане штурмовали дом и громили и жгли десятки других коптских домов и коммерческих объектов. По данным газеты «Аль-Ахрам», погибли два человека.

Версии событий разнятся. Адвокат одного из обвиняемых христиан утверждал, что убитые были жертвами перестрелки между самими мусульманами, ответственность за которую потом попытались свалить на коптских охранников.

По данному делу, которое слушается в суде государственной безопасности, проходят обвиняемыми десять мусульман и восемь коптов, в том числе хозяин того самого дома Алаа Реда Рушди.