Настоятельно призываю правительство Казахстана воздержаться от экстрадиции Рафика Рахмонова – гражданина Узбекистана, ищущего убежища. Выдача Рахмонова Узбекистану была бы нарушением международных обязательств Казахстана по Конвенции о статусе беженцев 1951 г. и Конвенции ООН против пыток 1984 г.

Рахмонов бежал из Узбекистана после андижанских событий 13 мая 2005 г. С этого времени он легально проживает в Казахстане и зарегистрирован миграционными властями. Он работает поваром в кафе на алма-атинском рынке.

9 апреля 2008 г., узнав от родственников, что он объявлен узбекскими властями в розыск по обвинению в причастности к андижанским событиям, Рахмонов обратился в представительство Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев в Алма-Ате с заявлением о признании его беженцем и был 10 апреля зарегистрирован УВКБ как ищущий убежища. До решения вопроса о статусе на лицо, ищущее убежища, распространяется та же международная норма о запрете принудительного возвращения, что и на лиц, официально признанных беженцами.

17 апреля Рахмонов был задержан органами внутренних дел Казахстана по узбекскому запросу о выдаче. Власти Узбекистана обвиняют его по восьми статьям УК РУ, включая терроризм и участие в незаконной религиозной организации. После задержания УВКБ запросило доступ к Рахмонову для проведения собеседования в связи с решением вопроса о статусе беженца, однако в доступе было отказано.

В случае возвращения в Узбекистан Рахмонову угрожает серьезная опасность подвергнуться пыткам. Широкое распространение пыток задержанных в Узбекистане убедительно документировано. В 2003 г. профильный спецдокладчик ООН признал пытки в этой стране «систематическими», и с тех пор не появлялось никаких оснований говорить об улучшении ситуации. В ноябре 2007 г. Комитет ООН против пыток по итогам рассмотрения очередного доклада Узбекистана о выполнении Конвенции 1984 г. признал, что пытки и недозволенное обращение по-прежнему «широко распространены» в Узбекистане при сохраняющейся «безнаказанности». В феврале 2006 г. верховный комиссар ООН по правам человека заявила о «неотложной необходимости приостановления депортации в Узбекистан граждан этой страны, ищущих убежища, и очевидцев андижанских событий, которым в случае возвращения могут угрожать пытки».

В апреле 2008 г. Европейский суд вынес решение по делу 12 узбекских беженцев, которых Россия намеревалась выдать Узбекистану по аналогичному запросу в связи с якобы причастностью к андижанским событиям. Хотя Казахстан не является членом Совета Европы и участником Европейской конвенции о правах человека, позиция этого авторитетного органа, тем не менее, имеет отношение к решению вопроса о Рахмонове.

24 апреля в деле Исмоилов и другие против России Европейский суд установил, что экстрадиция 12 беженцев в Узбекистан «дала бы основания говорить о нарушении статьи 3 [запрет пыток], поскольку в Узбекистане им угрожала бы серьезная опасность подвергнуться пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению». Суд отметил, что его «не убеждает довод Правительства о том, что у него имеются международно-правовые обязательства в области сотрудничества в борьбе с терроризмом и что оно обязано экстрадировать заявителей, обвиняемых в террористической деятельности, вне зависимости от угрозы недозволенного обращения в принимающей стране», напомнив, что «даже при таких обстоятельствах Конвенция безоговорочно запрещает пытки или бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, вне зависимости от содеянного жертвой». Суд также отметил, что «не убежден в том, что заверения узбекских властей дают надежную гарантию защиты от риска недозволенного обращения».

Рахмонов подвергается повышенному риску пыток и недозволенного обращения при содержании под стражей, поскольку узбекская сторона запрашивает его выдачу в связи с андижанскими событиями. После мая 2005 г. Хьюман Райтс Вотч документированы многочисленные случаи, когда лица, допрашиваемые или обвиняемые в связи с этими событиями, подвергались пыткам или иному недозволенному обращению. Такому обращению и изолированному содержанию под стражей подвергаются лица, возвращаемые в Узбекистан, в том числе девять человек, принудительно возвращенных из Казахстана в ноябре 2005 г. Хьюман Райтс Вотч глубоко обеспокоена возможностью того, что случае его экстрадиции Рахмонов, как ранее и десятки других подозреваемых по «андижанским» делам, может подвергнуться пыткам с целью принуждения к признанию, которое затем на неправосудном процессе будет положено в основу сурового приговора.

В нашем докладе «Беззащитность перед системой» (ноябрь 2007 г.) документировано широкое распространение пыток и недозволенного обращения в Узбекистане, остающихся в значительной степени безнаказанными. Хьюман Райтс Вотч установлено, что типичными приемами являются избиение дубинками или бутылкой с водой, электрошок, причинение удушья пластиковым пакетом или противогазом, сексуальное унижение и угрозы физической расправы с родственниками.

Примером может служить обращение с пятью фигурантами дела о «религиозном экстремизме», которое слушалось в марте 2006 г. В суде все пятеро заявили, что подвергались пыткам. Один из подсудимых показал, что на предварительном следствии с целью принуждения к признанию ему угрожали изнасилованием дубинкой, избивали и подвергали другому недозволенному обращению. Этот же человек заявил суду, что к нему применялась такая форма запугивания, как избиение у него на глазах другого обвиняемого.

Все это вполне может произойти и с Рахмоновым в случае экстрадиции его в Узбекистан.

Выдача Рахмонова была бы нарушением Конвенции о статусе беженцев 1951 г., которая запрещает возвращать беженцев и лиц, ищущих убежища, в страны, где таким лицам угрожают преследования. Эта конвенция была ратифицирована Казахстаном в 1999 г.

Возникает вопрос и о возможности нарушения Конвенции ООН против пыток, ратифицированной Казахстаном в 1998 г. Эта конвенция безоговорочно запрещает возвращение любых лиц в условия, чреватые пытками. Пытки безусловно запрещены Международным пактом о гражданских и политических правах (ратифицирован Казахстаном в 2006 г.) Комитет ООН по правам человека, уполномоченный толковать и контролировать соблюдение Пакта, в своих общих комментариях и решениях по индивидуальным жалобам неоднократно подтверждал недопустимость экстрадиции любого лица в страну, где такое лицо может подвергнуться пыткам.

Все эти международно-правовые обязательства Казахстана имеют приоритет над двусторонними и региональными соглашениями о выдаче. Комитет ООН по правам человека высказывается по этому вопросу однозначно: «Если государство-участник экстрадирует лицо, находящее в его юрисдикции … и если в результате возникает реальная опасность того, что признаваемые Пактом права этого лица в другой юрисдикции могут быть нарушены, то нарушение Пакта может иметь место и со стороны самого этого государства-участника».

Учитывая предстоящее в 2010 г. председательство Казахстана в ОБСЕ, Вашей стране тем более важно служить примером другим государствам региона.

Хьюман Райтс Вотч искренне надеется на то, что правительство Казахстана обеспечит Рахмонову основополагающие права не подвергаться пыткам и искать и получать убежище от преследований.

Благодарю Вас за внимание.

Искренне Ваша

Холли Картнер,
исполнительный директор
Отделения по Европе и Центральной Азии