Вскоре после вступления в должность британский премьер Гордон Браун на Генеральной Ассамблее ООН назвал ситуацию в Дарфуре "величайшей гуманитарной катастрофой" сегодняшнего мира, дав понять, что настало время изменить эту ситуацию.

Браун обещал ввести санкции в отношении правительства Судана, если убийства в Дарфуре не прекратятся. По прошествии девяти месяцев люди продолжают погибать и страдать: похоже, в Хартуме голос британского премьера не услышали. Пора послать суданскому руководству новое послание - в виде санкций.

Гордон Браун и президент Франции Николя Саркози заслуживают всяческих похвал за те усилия, которые они предпринимали в прошлом году и которые в итоге привели к появлению резолюции СБ ООН о развертывании в Судане 26-тысячной миротворческой операции, однако суданскому президенту Баширу до сих пор удается саботировать ее реализацию и оттягивать ее начало.

Великобритания и ее партнеры по ЕС в ответ на вызывающий саботаж Башира ограничиваются увещеваниями и беззубыми угрозами. Несмотря на все обещания, европейские санкции до сих пор не введены. Без усиления давления на Хартум жертвам Дарфура не суждено дождаться правосудия, а у их гонителей буду развязаны руки для пролития новой крови.

Многие европейцы никогда не слышали об Ахмеде Харуне, но для жителей деревень Биндизи, Кодум, Аравала и Мукджар он олицетворяет самый страшный кошмар. Четыре года назад он бы госминистром внутренних дел и отвечал за безопасность в Дарфуре в тот период, когда суданские войска и проправительственные полувоенные формирования "Джанджавид" жгли деревни, убивая, насилуя и изгоняя жителей.

Утверждают, что Харун и его подчиненные сотнями убивали людей, насиловали женщин и девочек, уничтожали имущество и тысячами сгоняли жителей с обжитых мест. Некоторые преступления совершались полевым командиром Али Мухаммедом Али, он же - Али Кошейб, который подчинялся непосредственно Харуну.

Впоследствии Международный уголовный суд предъявил Ахмеду Харуну и Али Кошейбу обвинения по 51 эпизоду преступлений против человечества и военных преступлений, включая убийства, изнасилования, преследования и насильственное перемещение населения.

Несмотря на то что международные ордера на арест были выданы уже почти год назад, Харун и Кошейб остаются на свободе. Больше того, вместо того чтобы арестовать Харуна, суданское правительство сделало его госминистром по гуманитарным вопросам. Не ограничившись этим, Хартум вызывающе назначил его еще и сопредседателем комитета, который отслеживает ситуацию с безопасностью в Судане и уполномочен рассматривать обращения пострадавших от нарушений, в том числе в Дарфуре. В силу своей должности Харун также выступает посредником между правительством и ооновскими силами, призванными защищать мирное население. Второй фигурант - Али Кошейб в момент выдачи ордера был арестован, но впоследствии его отпустили.

Ситуация в Дарфуре в минувшем году оптимизма не вызывала. Мирные переговоры в очередной раз зависли, договоренности о прекращении огня нарушаются едва ли не ежедневно, проправительственные формирования обстреливают ясно обозначенные ооновские колонны и бомбят мирные деревни, вооруженные люди в форме грабят дома и насилуют женщин. Уровень жестокостей, совершенных и документированных только в последние три месяца, напоминает начало кампании выжженной земли 2003 - 2004 годов. Такой вот "прогресс" достигнут в Дарфуре, пока весь остальной мир и Евросоюз пассивно наблюдали, руководствуясь принципом "поживем - увидим".

Одним из факторов, явно способствующих такой тенденции, служит то, что суданское правительство не испытывает сколько-нибудь реальных последствий из-за продолжающихся репрессий в Дарфуре и последовательного саботажа международных усилий по их обузданию. Хартум просто-напросто не замечает резолюций ООН и международных ордеров на арест, и это сходит ему с рук.

Неуступчивость Хартума едва ли может вызвать удивление, но разочаровывает отсутствие жесткой реакции со стороны Евросоюза. Лондон и Брюссель много говорят о важности международной юстиции, но при этом оставляют прокурора Международного уголовного суда один на один с Хартумом в его попытках добиться выдачи суду установленных подозреваемых. Только угроза ощутимых издержек может побудить суданские власти прекратить нынешнюю волну жестокостей или пойти на сотрудничество с Международным уголовным судом.

За последний год саботаж со стороны Хартума принял характер чуть ли не издевательски открытого. Так, в январе президент Башир специально для одного из полевых командиров "Джанджавид", подпадающего под санкции ООН, создал должность специального президентского советника. Когда обвиняемые в военных преступлениях занимают политические посты, Хартум прямо говорит миру, что, возможно, и будет вынужден согласиться на миротворческие силы в Дарфуре, но не обязан заботиться о правосудии для жертв.

Три года назад Британия немало сделала, чтобы обеспечить историческую передачу дарфурского вопроса Международному уголовному суду. Тогда Совет Безопасности поддержал точку зрения о том, что правосудие должно быть неотъемлемым элементом любых усилий по прекращению насилия в Дарфуре. Однако позднее Лондон и Брюссель по большому счету утратили интерес к идее справедливости.

Когда правительство назначает на официальные посты обвиняемых в военных преступлениях, это означает, что давно пора оставить пустые угрозы и применить реальное давление. В противном случае в Хартуме лишь укрепятся в убеждении, что можно безнаказанно продолжать творить зверства в Дарфуре.

В заявлении Евросоюза от 31 марта говорится о возможности санкций в отношении тех, кто несет ответственность за саботаж решений Международного уголовного суда, включая вопросы ареста и выдачи фигурантов международных ордеров. Теперь только от самого Евросоюза зависит, чтобы это заявление не осталось всего лишь очередным эпизодом в длинной череде пустых угроз, которые в Хартуме уже настолько привыкли безнаказанно игнорировать.

Следуя обещанию Брауна удвоить усилия по введению дополнительных санкций, если какая-либо из сторон будет блокировать прогресс или если в Дарфуре будут продолжаться убийства, Британия должна взять на себя инициативу, потребовав от лидеров Евросоюза сделать еще один шаг на июньской встрече и ввести адресные санкции не только в отношении тех чиновников, которые ответственны за серьезные нарушения прав человека, но и в отношении тех, кто саботирует сотрудничество с Международным уголовным судом. Такие санкции должны включать запрет на выдачу виз, замораживание активов и блокирование доступа к европейской банковской системе.

Правосудие это не просто моральная роскошь. В свое время Евросоюз дал обещание жертвам Дарфура, и настало время исполнить его - перейти от слов к действию.